В конце восьмидесятых годов мне пришлось преподавать иврит в Москве. В те времена это происходило на частных квартирах, так что ученики приходили ко мне домой, и деловые отношения часто перерастали в дружбу. Среди учеников была одна пара: он еврей, она русская. Ее родители не смогли принять выбор дочери, и Лена подружилась с родней мужа.

– У евреев я научилась важной вещи, – как-то поделилась со мной Лена, – детей баловать – можно! Баловство – это и есть любовь. И дети потом отвечают родителям такой же любовью.

Я согласилась с ней. В детстве я часто убеждалась в том, что мы, евреи, балуем детей (по мнению окружающих нас народов), а они, по нашему мнению, слишком суровы со своими детьми.

– Вот тебя мама заругает! – говорила мне воспитательница детского сада, когда я пачкала в снегу, перемешанном с весенней грязью, мою цигейковую шубку. Мне, пятилетней, было сложно объяснить взрослой тете, почему мама не будет меня ругать. Мама же считала, что играть во дворе – законное право ребенка, а шубку уж она как-нибудь отчистит.

В Израиле слово «пинук» – баловство – одно из ключевых понятий общества. Тебя не просто приглашают зайти в парикмахерскую или салон косметолога. «Приходи, мы тебя побалуем!» – издали зовет знакомый мастер, и это же слово – «пинук» – обязательно фигурирует в рекламных слоганах. Даже имя «Пиноккио» израильтяне часто произносят как «пинукио». А израильские дети – все поголовно отчаянные Пинукио. Но в восемнадцать лет юные Пинукио призываются в армию. И тут наступает конец капризам и баловству.

Оба моих старших ребенка, сын и дочь, побывали в армии в роли командиров. И оба бесконечно жаловались на избалованность своих подчиненных солдат. «Эти израильские дети – такие избалованные!» – хором твердили сын и дочь, как будто они сами два года назад не были избалованными израильскими детьми.

Так баловать или не баловать? Баловство – хорошо или плохо? И что такое вообще баловство, что значит – баловать детей?

В Израиле весьма популярна система Альфреда Адлера, одного из блестящих ученых-евреев, прославивших Венскую школу психологии. Согласно Адлеру, на раннем этапе у ребенка формируется чувство общности (принадлежности к обществу). Это чувство формируется нормальным образом, если ребенок растет на руках у матери, если она целует и ласкает его. Такое «баловство» необходимо не только младенцам. Без него ребенок вырастет невротиком с комплексом неполноценности.

На втором этапе развития личности ребенок формирует навыки самостоятельного поведения, которые затем сложатся в присущий ему стиль жизни. На этом этапе важно помочь ребенку действовать самостоятельно. Даже в раннем возрасте полезно доверять ему ключ от квартиры, когда вы вместе поднимаетесь по лестнице, дать ему попробовать самостоятельно открыть дверь. Если у ребенка что-то получилось – похвалите его. А вот делать вместо сына или дочери то, что они могут сделать сами, – это вредное баловство. Согласно Адлеру, «вредно избалованный» ребенок ничем не отличается от заброшенного. Оба они не формируют навыки самостоятельности. И такие «пинукио» – кошмарный сон командиров израильской армии.

Если у родителей все получилось как надо, из их чада вырастает уверенная в себе самостоятельная личность. Личность, которую «баловали» вниманием – лаской, беседами, совместными играми, но не баловали избавлением от труда и самостоятельных действий.