Директор еврейской школы города Баку выступает за индивидуальный подход к образованию. Смартфоны в учебный процесс не допускаются, чтение поощряется, поэтому и отличные результаты не заставляют себя ждать.

– Каков контингент вашей школы, каковы ее цели и перспективы?

– В нашей школе, директором которой я являюсь уже пять лет, учатся граждане Азербайджана еврейской национальности. У нас образовался прекрасный тандем: учредитель школы – фонд «Ор Авнер Хабад», я – человек образования. И цель у нас – общая: сделать так, чтобы еврейский ребенок получил хорошее образование. Мы даем все общеобразовательные предметы, принятые по всей республике. Плюс к этому – история еврейского народа, основы еврейской традиции, Танах, иврит. Эти предметы официально включены в аттестат, то есть признаны государством. А министерство образования Израиля в рамках проекта «Хефциба» постоянно присылает свои контрольные работы, проводит олимпиады. Как минимум раз в год приезжает инспектор-методист. Наша задача – вырастить и выпустить в жизнь грамотного еврея, который разбирается и в научных предметах, и в еврейской традиции.

– На сегодняшний день сколько ребят учатся в школе?

– 120 учеников. Все – местные, все бакинцы. Первый год у нас с нашим уважаемым раввином шел разговор о возможности пригласить детей из других городов (Сумгаита, Огуза, пригородов), создать общежитие. Но тут важно учитывать местную ментальность: ребенок должен жить в семье! Мы изначально и не стремимся к тому, чтобы все наши классы были заполнены до отказа, в классе могут быть 15-18, а могут и 9-10 учеников. И я считаю, что с точки зрения качества образования, которое мы можем предоставить нашим детям, удобней, конечно, именно так.

– Сегодня модной является система дифференцированного образования.

– Здесь нам это удается. Мало того, в обычных, государственных школах, есть стандартные программы образования, и любой директор не может выйти за выделенные ему государством финансовые рамки. Если на определенный предмет выделяется четыре часа, ему никак не выбить на этот предмет пять, а тем более шесть часов. Разве что за счет каких-то дополнительных курсов, кружков. Но так как нас финансирует не министерство образования, то я всегда могу обосновать, почему по такому-то предмету в том или ином классе необходимо не пять часов в неделю, а девять.

– Зачем?

– В классе всегда есть сильные и слабые ученики. Допустим, преподаватель работает с той частью класса, которая более подкована в предмете. Но другой педагог подтягивает остальных – на это нужны дополнительные часы.

– За пять лет, на протяжении которых вы занимаете свой пост, этот подход себя оправдал?

– В этом году у наших выпускников было почти стопроцентное поступление в государственные вузы страны и зарубежья. Наши девятиклассники сдали выпускные экзамены без двоек. Два года назад мы провели у нас «брейн-ринг» между учащимися шести центральных школ города Баку – школ с самым серьезным подходом к образованию. Причем мы сами участвовали впервые, тогда как у других школ уже имелся какой-то опыт в играх «Что? Где? Когда?». Единственное: заранее было оговорено, что вопросы будут только по учебным дисциплинам. В итоге мы заняли первое место.

На все вопросы, как нам это удалось с первой попытки, я отшучивался, что у нас же тут все евреи. Но кроме шуток, у нас все знают, что мы не пускаем учебный процесс на самотек, – и ученики, и учителя. Мы все время устраиваем контрольные – вот, можете посмотреть наш журнал. И всем ясно, что, если ученики плохо напишут контрольную, вопрос не только к ним, но и к педагогу: как он учил детей, что они так написали? Это повышает мотивацию со всех сторон. В результате и дети, и учителя находятся в постоянном тонусе.

– Как насчет современных технологий?

– У нас в школе телефоны запрещены. Действует правило: зашел в школу – положил телефон в сумку. С того момента, как в нашу жизнь вошли компьютеры и смартфоны, дети перестали читать. Я здесь вам Америку не открываю, это – общепринятый факт. Кроме того, дети перестали общаться, ходить в библиотеку, интересоваться исследовательской работой. Зачем, если можно набрать пару слов в Гугле, и тебе выдадут всю информацию по теме, только сиди-выбирай?! Конечно, это развращает человека.

А почему болезнь нашего века – сердечные заболевания? Сегодня люди забыли, что такое ходить пешком, ездить на велосипеде. Сел в машину и поехал. Это – большая проблема.

В одном кафе однажды провели такой эксперимент: отключили интернет, и люди вдруг неожиданно для себя начали общаться друг с другом. Лицом к лицу, а не посредством передачи сообщений!

– Перед тем, как пойти работать в еврейскую школу, вы много лет проработали в обычной, государственной. Что побудило вас уйти?

Можно сказать, чистая случайность. Представьте себе, что перед тем, как стать директором нашей школы, я – еврей – был замдиректором школы, в которой учился наш президент, дети работников президентского аппарата, партийной или политической элиты. И так бы продолжал там работать, в центральной школе, но вдруг захотел взять тайм-аут, и тут как раз мне предложили эту работу. И я загорелся.

Вообще, должен сказать, что я считаю: евреям в Азербайджане очень повезло, потому что отношение к ним здесь всегда, испокон веков, было прекрасным. За всю свою жизнь со своего рождения я ни разу не сталкивался с какой-то дискриминацией по национальному признаку. Евреи могут спокойно жить и развиваться в Азербайджане.

Конечно, я люблю эту страну, потому что я тут родился, это – моя Родина. Сюда после войны приехал мой отец с Юго-Запада Украины, из города Хмельник – сами понимаете, какая тогда там была ситуация. А здесь он устроился на работу, женился. И только истоки моей фамилии напоминают об украинских степях. Но дело не только в этом. Азербайджан – это в принципе уникальная страна, которая всем национальностям дает шанс заслужить и уважение, и почет благодаря труду и личным характеристикам.