Он бежал от войны в Абхазии, она готова была отсидеть за то, что не служила в армии Израиля. Его 49 раз пытались женить, она приняла шидух за собеседование. Он любит море, она любит горы, они любят друг друга. Они любя друг друга — Альберт и Эстер Рафаэли (Хихиашвили)

Родители

У него

Отец из древнего грузинско-еврейского рода Хахиашвили. Мама отца – прокурор города Кутаиси. Дедушка – бизнесмен, в терминах того времени – спекулянт.

Альберт. Бабушка крышевала дедушку.

Мамин отец был директором деревообрабатывающего завода. Умер в 34 года от инфаркта. Бабушка была главным врачом детской больницы. Второй раз замуж не вышла.
Папа – кандидат психологических наук, доктор философии, профессор, сенатор Российско-бельгийской докторантуры WUDSES, декан социальной психологии, академик IDA – международной дипломатической академии, автор книг и статей по философии, психологии и библеистике, составитель «Сборника афоризмов и парадоксов: оригинальных и заимствованных», директор еврейского детского дома.
Мама с папой познакомились в Кутаисском университете. По окончании учебы поженились и уехали в Сухуми.

Альберт. А потом начался кошмар — грузинско-абхазская война августа 1992 года. Бросили всё, бежали паромом, второпях, взяли только то, что было на себе. Один из переполненных паромов затонул. Сегодня на месте нашего дома – поле. Всё разбомбили.

У нее

Прадедушка по отцовской линии из Украины, его фамилия Рехлис. Бежал из своей религиозной семьи, чтобы сражаться за рабочих и крестьян. Его усыновил красный латышский командир, дал свою фамилию – Брейдис. Долгое время прадедушка был Брейдис-Рехлис. Потом часть «Рехлис» отпала. Бабушка из Украины, фамилия Невлер. Переехала в Казахстан, там познакомилась с дедушкой, сыном Брейдиса. Из Казахстана переехали в Узбекистан. Дед был начальником управления «Союзвзрывпрома». Бабушка – юрист. Жили очень хорошо.
По маминой линии бабушка – профессор, главный онко-офтальмолог Узбекистана. Дедушка – главный тренер школы по зимним видам спорта.
Родители познакомились в Ташкенте.

Эстер. Папа вырос в очень коммунистической атмосфере, сам пришел к религии и всю семью привел к соблюдению.

Образование

Он

Родился в Москве – так было принято среди грузинских евреев. До 8 лет жил в Сухуми. После начала войны семья переехала в Кутаиси. Около двух лет жили в Грузии у родителей отца.

Альберт. Они были очень богатые, но шла война – мы жили во дворце, а есть было нечего. Когда стирали мои шорты, я ходил в трусах.

В возрасте 10 лет переехал с отцом в Москву, мать с братом временно остались в Грузии.

Альберт. В Сухуми папа был администратором гостиницы «Рица», в Москве начинал как шеф-повар. Через полгода, когда папа создал все необходимые условия, приехали мама с моим братом Робертом. Потихонечку начали подниматься. Слава Б-гу, отец попал в нужное русло, а это были 90-е. Папа заложил в нас с братом почитание всего, что связано с Б-гом, при этом сам был человеком науки и ратовал за образование. Преподавать и писать книги было для него хобби.

В детстве хотел быть писателем и банкиром. С 14 лет 3,5 года учился в Копенгагене, затем в Лондоне. Сдал A-level и уехал в США в ешиву «Нэр-Исраэль». Поступил в университет Джонса Хопкинса, где должен был учиться 11 лет на хирурга. Через год родители вызвали его из США, а Роберта из Канады, чтобы братья были главными помощниками в становлении семейного детского дома. В Москве поступил в университет Туро.
Все предметы давались легко, но особую склонность испытывал к гуманитарным. Увлекался баскетболом, футболом, плаванием, участвовал в соревнованиях по бегу, по прыжкам. В баскетбол и футбол любит играть до сих пор.

Она

Родилась в Москве – так было принято у евреев из Ташкента. Сразу после рождения дочери семья уехала в Израиль. Прожили там четыре года. Переехали в Москву, где у отца был бизнес. Через два года дедушка вызвал папу в Ташкент помогать. Там осели на шесть лет. В 2002 году вернулись в Москву.

Эстер. Кем в раннем детстве мечтала стать, тем и стала. Я говорила, что буду работать дизайнером, у меня будет большой дом и очень много детей, хотя бы восемь. Видимо, потому что сама была единственным ребенком в семье.

С 12 лет училась в «Школе лидерства Лаудер Эц Хаим». Там начала соблюдать и еще больше вовлекать в религию родителей. Окончила художественную школу, в «Строгановку» поступать не стала, пошла в ВЗФЭИ, бросила после первого курса.

Эстер. Меня водили на плавание – плавать я не умею. Водили на большой теннис – бабушка и дедушка живут в Бельгии, им по 80 лет, участвуют в соревнованиях по теннису и выигрывают, родители хорошо играют – все играют хорошо, кроме меня. Меня отдавали в художественную гимнастику, в Ташкенте хорошая школа, у меня были успехи, но тренеры там слишком суровые, я рада, что меня оттуда вовремя забрали. Пробовали отдать на волейбол, но я боюсь мяча.

Работа

Он

Учебу в университете совмещал со стажировкой в центральном офисе Альфа-банка, но быстро понял, что банковское дело не его. По окончании учебы сам попросился работать к богатому швейцарцу в его новый логистический центр под Люберцами. За год набрался опыта и открыл свою логистическую компанию. В 22 года. Позже открыл предприятие по переработке свеклы, хранению и продаже сахара. Затем купил под Липецком комплекс зданий, планировал сделать ремонтные мастерские по обслуживанию комбайнов. Случился кризис, всё, включая купленную недвижимость, обесценилось. Начал строить фахверковые дома в Подмосковье. Пришло понимание, что будущее за инновационными технологиями. Улетел в Силиконовую долину. Получил колоссальный опыт в стартапах и вернулся в Москву. Работал в управляющей компании комплекса «Москва-Сити» коммерческим директором. Через год во время спортивной тренировки получил травму. На больничной койке пришло переосмысление жизненных ценностей. Решил вновь сделать служение Творцу и изучение Торы главным в своей жизни. Последние два года преподает и учится. Вместе с общиной «Огалей Яаков» дает возможность людям любого уровня и возраста индивидуально заниматься с профессиональными преподавателями-раввинами из Израиля. Для более продвинутых координирует международную программу Шифти по углубленному изучению свода еврейских законов — Алахи.

Она

После школы месяц работала оператором кол-центра в банке «Русский стандарт». Получила четверть зарплаты. Не понравилось. Не сказав родителям, определила для себя место, где могла расти духовно, соблюдать и жить в общине – это пансион для детей-сирот «Анита-центр Большая Семья». Сначала работала няней, потом курьером, секретарем. Сейчас главная работа – собственные дети. Преподает девочкам пансиона мусар, кашрут.
Самым удивительным местом работы считают Кремниевую долину в Калифорнии.

Альберт. Мы снимали большой дом с бассейном, шикарную машину, я был сам себе хозяин. Жили в городе Саннивейл – это город из сказки, там всегда прекрасная погода. Мы работали в Plug and Play Center, где обсуждаются самые гениальные идеи. Наша работа заключалась в том, чтобы сидеть на пуфиках и делиться мыслями. Это было настолько ярко, что мы решили вернуться в Москву.
Эстер. Мы сформировались как семья именно там, там родилась наша первая дочь.

Альберт и Эстер Рафаэли (Хихиашвили) (фото: Eli Itkin)
Альберт и Эстер Рафаэли (Хихиашвили) (фото: Eli Itkin)

Встреча

Эстер. После школы подруга пригласила на шаббат в пансион, и там я впервые увидела Альберта, он был ведущим шаббатнего стола. И тогда я поняла, что это моя судьба. Когда устраивалась на работу, мама Альберта начала задавать мне вопросы: люблю ли я соленое, как я сплю – с закрытой форточкой или открытой… Я не знала, как делается шидух, и спросила подругу: это что, собеседование на должность няни? Все были в курсе, что Альберт ищет невесту, и подруга мне всё объяснила. Поэтому, когда мора Света сказала, что хочет познакомить меня кое с кем, я уже знала, кто этот кое-кто. Мы с Альбертом поехали в «Мегу Химки», поиграли там в настольные игры, сходили на мультик «Вверх» – такой возвышенный. И с первой встречи поняли про себя всё.
Альберт. У меня было 49 шидухов. Когда я вернулся из Америки, все хотели меня женить. Я не отказывался от предлагаемых шидухов, но потом всегда говорил «нет». Один раз «нет» сказали мне. Мы встретились еще, но на этот раз уже я понял, что все-таки «нет». Я даже мог одним днем слетать в другую страну ради шидуха, а оказалось, что счастье под боком, само пришло. Когда я увидел Эстер, сразу почувствовал, что с ней всё получится.

Свадьба

Хупа и свадьба – в святом городе Иерусалим, в «Краун Плаза». Присутствовали: рав Бен-Цион Зильбер, рав Моше Лейбель, рав Моше Шапиро, рав Акива Йософович, рав Пинхас Гольдшмидт ставил хупу.

Эстер. Я предлагала просто пойти в синагогу и поставить хупу. Альберт сказал, что у них так не принято. Договорились сделать небольшую свадьбу, на 70-100 человек в Израиле.
Альберт. Я всегда понимал, что свадьба в Израиле – это очень важно.
Эстер. Тогда была сильнейшая метель, и в Москве отменяли все рейсы. Открыли за три дня до моего вылета. Родители не смогли улететь, им что-то не так оформили. В посольстве предупреждали, что меня как гражданку Израиля, не служившую в армии, посадят на три дня в обезьянник. Я сказала: пусть сажают, но после того, как выйду замуж. Я ехала с очень тревожными мыслями, но как только пограничники увидели мое свадебное платье, начали кричать «мазаль тов!» и не стали ничего проверять. Когда пришла в «Краун Плаза» и увидела, что это свадьба далеко не на 70 человек, у меня был такой шок, что я села в сторонке и сидела, а меня все искали. От этого шока я отошла только через неделю.

Свадебное путешествие

Эйлат.

Альберт. У нас было два мегамероприятия: годовщина смерти папы и через три дня – свадьба. Поэтому нам хотелось чего-то тихого. И это было замечательно, мы просто выдохнули.

Дети

Почти пять.

Тамар, 6 лет. В семье зовут Тамриканка, потому что родилась в Америке. Может всем дать американское гражданство, но семья к этому не стремится. Назвали в честь трех бабушек – двух Эстер и одной Альберта. Ходит в детский сад «Эц-Хаим». Занимается на фортепиано. Очень хочет быть врачом и, похоже, будет – не боится крови, даже укол может сделать.

Альберт. Она лидер. Мы называем ее «огонь». Когда у нас родилась Тамар, мы подумали, что не потянем и двух детей. Мы не знали, что бывают такие, как Ширель.
Эстер. И по сей день сложнее всего с ней. Она в папу. У нее такая энергия, что, если ее сфокусировать, Тамар чего угодно добьется. Но сфокусировать очень тяжело.

Ширель, 5 лет.

Эстер. Мы долго не могли придумать имя, при этом роды задерживались. Однажды Альберт проснулся среди ночи и спросил: «Ширель?» Я ответила: «Да, Ширель». На следующий день я родила. Ширель ждала своего имени.
Альберт. Я раньше думал, что дети рождаются и родители их воспитывают. Сейчас уверен, что это не так: рождается уже готовый человек. Это самые разные две сестры, какие только могут быть, при этом они неразлучны.

Рафаэль, 3 года.

Альберт. Сына назвали в честь папы. Рафаэль – сама духовность, печальный мудрый взгляд.

Малышка Эмуна, полтора года.

Эстер: Лучезарный «смешарик», вечно хохочет, назвали в честь основы еврейского мировоззрения — веры.

Наставники

Альберт. При жизни был отец. Сейчас мой друг, наставник, учитель и хеврута, сын раввина Шломо Коэна – рав Бецалель Мандел, нынешний глава Общинного Центра и колеля «Огалей Яаков». Мы с ним познакомились, когда мой папа был директором лагеря «Эц Хаим», и с тех пор не прерывали общения.
Эстер. Мои родители – без них не было бы меня и всего, что у меня есть. Мора Марина Грушевская – мой первый и самый удивительный учитель Торы. Тетя рава Гольдшмидта Джудит Шварц, я училась у нее много лет. Она отбирала со всей школы четыре человека в свою группу английского языка. Я оказалась среди счастливчиков. Окончив школу, решила сменить гардероб на более скромный согласно традиции, Джудит очень мне в этом помогла. Мора Света, мама Альберта – воспитала во мне силу духа, помогла на нелегком пути становления как личности, с новыми духовными принципами и взглядами. Сегодня мой главный наставник – муж.

Политика

В этом вопросе активность за всех проявляет брат Роберт.

Квартира

82 кв. м, сталинский дом. Купил Рафаэль Иосифович Хахиашвили. Альберт не делал в ней ремонта, пока не привел в дом жену. Эстер преобразила квартиру до неузнаваемости.

Расписание

Альберт встает в 7:00, везет детей в детский сад, чтобы к 8:15 успеть в ешиву. Затем урок с раввином Авнером, хеврута с Бецалелем Манделом. С 15:00 до 19:00 – время для бытовых вопросов и бизнеса. С 19:00 преподает в ешиве. Возвращается домой около 23:00.
Эстер в 7:30 провожает детей в сад и занимается с теми, кто остался дома. В течение дня учится с девочками пансиона и людьми из общины на дому. Все покупки делает через интернет.

Отдых

По воскресеньям между утренним и вечерним седерами Альберт вывозит семью в городской парк, чтобы обеспечить детям яркие впечатления. Летом делают пикники. Ежегодно выезжают с пансионом к морю: Израиль, Батуми, Черногория. Эстер больше любит горы, Альберт – море. На Ту би-Шват, годовщину свадьбы, стараются выехать куда-нибудь вдвоем. Как правило, в Израиль.

Детский дом «Анита-центр Большая Семья»

Альберт. Когда я вернулся в Москву из университета Джонса Хопкинса, меня ждал сюрприз – 12 новых детей в семье. Пока я был в США, американский продюсер Анита Ваксман обратилась к раву Гольдшмидту с просьбой помочь организовать пансион для неблагополучных детей. Наши семьи были дружны, и поэтому Рав предложил моим родителям заняться этим. Папа считал, что нельзя брать на себя ответственность за стольких детей, а мама сказала: «Если не мы, то кто?». В итоге папа дал добро. Мои родители всегда относились к воспитанникам как к собственным детям, и ребята это чувствовали. Пансион «Анита-центр» никогда не был воспитательным учреждением – это настоящая многодетная семья. Вначале мы снимали двухэтажную квартиру на Чистых прудах и жили все вместе. Отсутствие личного времени было большим испытанием для нашей семьи, так как мы не могли оставить детей без присмотра ни на минуту. Лично у меня несколько раз были срывы, я не выдерживал. Дети к нам приходили очень тяжелые, многое повидавшие, как правило, после серьезных душевных травм, недавно пережившие горе потери близких. Иногда нам приходилось за них краснеть. Потом мы переехали с Чистых прудов в бывший детский садик в Лялином переулке. Нашему пансиону уже 20 лет. Первые 10 лет все мы были за папой как за каменной стеной. Когда папы не стало, 30 детей во второй раз осиротели. У всех нас словно земля ушла из-под ног. Особенно мы переживали за маму. Папа – ее первая и единственная любовь. Но мама нашла в себе силы продолжать начатое с мужем, так как всегда чувствовала огромную ответственность за детей, которым некуда вернуться. В «Анита-центре» дети получают полный пансион: от еды, одежды и образования до традиционного воспитания в лоне Торы и заповедей. У нас всегда полный дом. Мы играем свадьбы своих воспитанников. На похороны папы в 2010 году многие из наших детей приезжали уже со своими детьми. Раньше всех воспитанников брал «Эц Хаим». Сейчас у них правила изменились. Поэтому теперь мы подбираем для каждого воспитанника индивидуальную программу, приглашаем репетиторов, благодаря чему после 9 класса дети могут поступать в любой престижный колледж. Мы с братом Робертом и нашими женами Сюзанной и Эстер принимаем активное участие в жизни пансиона и воспитании детей.