ВАЛЕРИЙ ИЗРАИЛОВ: «Счастье, когда работа пластического хирурга незаметна»


Валерий Израилов (фото: Eli Itkin)

Много лет назад Валерий Израилов едва не стал стоматологом. Но после аспирантуры попал на работу в знаменитый на весь Советский Союз Институт красоты — тот самый, единственный, на Арбате! Поначалу был там лишь одним из врачей, проводивших диспансеризацию перед операциями, но позже и сам вошел в первую советскую команду пластических хирургов. Сегодня он один из самых известных «мастеров красоты» в стране, возглавляет в Институте отделение эстетической хирургии и регенеративной медицины. Ведет здоровый образ жизни, любит футбол и баню.

Я пришел на работу в Институт красоты в 1982 году. Тогда это было единственное подобное заведение на весь Советский Союз. Здесь начинали делать первые пластические операции, здесь было первое отделение детской косметологии. Институт был одним из немногих советских учреждений на хозрасчете, за услуги брали деньги. Но очередь ко входу шла от подземного перехода возле кинотеатра «Октябрь», люди стояли по четыре человека в колонне! Попасть на лечение было трудно, но возможно. К нам обращались жены партработников, звезды эстрады и кино, иностранцы.

В те времена я, уже кандидат наук, чувствовал себя школьником. Помню, как на собрании тогдашний директор, Инна Ивановна Кальгуненко, красивая, властная, импозантная женщина, отчитывая кого-то из докторов, сказала: «Вас в стране всего 20 человек, вас знают пофамильно!» Я запомнил эти слова и всегда повторяю их своим студентам, когда призываю работать качественно.

Представители артистической элиты обычно скрывали, что делали у нас операции. Однажды я увидел по телевизору свою пациентку, очень известную артистку. На вопрос о том, как ей удается выглядеть так молодо, она начала рассказывать об утренней зарядке и диете. И для пластического хирурга это счастье, когда его работа незаметна, при этом пациент прекрасно выглядит!

Я никогда не делаю операций ради операций. Бывает, человек проходит мимо Института красоты и решает зайти и сделать что-то для изменения внешности просто потому, что у него есть деньги. Но мы таким пациентам объясняем, что деньги не показание для операции. Если бы мы оперировали всех подряд, мы бы ни днем ни ночью не отходили от операционного стола. Из десяти приходящих к нам людей в хирургическом вмешательстве нуждаются только четверо-пятеро. Для операции нужны показания — это правило, которому учат в любом медицинском вузе.

Противопоказания для операций определяются докторами при осмотре. Каждый пациент проходит диспансеризацию, сдает анализы, делает электрокардиограмму, его осматривают терапевт и анестезиолог. И любой из специалистов может наложить вето на операцию. Иногда уже на первом приеме очевидно, что у человека скорее психологические, чем физиологические проблемы. Таким пациентам мы отказываем. А порой проблему можно решить консервативными методами, и я вместо операции рекомендую массаж, мезотерапию, ботокс, гель, лазерную или механическую дермабразию или другие методы.

Врача ни в коем случае нельзя обманывать, это опасно! Однажды во время операции по пластике лица я обнаружил, что мне сложно зашивать пациентку, я не могу сопоставить края раны. Женщина уверяла меня, что делает пластику только второй раз. Но после операции мне пришлось спросить ее, сколько раз она на самом деле обращалась к пластическим хирургам. Оказалось, что я делал уже третью операцию, но она в этом не призналась, поскольку боялась, что я откажусь с ней работать. Пластику лица можно делать хоть сто раз, но между операциями должно пройти достаточно времени, чтобы кожа восстановилась. Эффект от хорошо сделанной операции сохраняется 10–15 лет.

Я люблю, когда ко мне на прием приходят семейные пары. Однажды ко мне обратилась женщина, которая хотела сделать протезы груди. Вместе с ней в кабинет зашел муж. И когда я начал рассказывать о ходе операции, о медицинских последствиях, муж сказал, что они идут домой. Он не захотел, чтобы супруга проходила через все эти процедуры.

Довольно часто на операции к нам приезжают наши бывшие соотечественники из Израиля, США, Европы. Кто-то идет к нам по рекомендации знакомых или родственников, кому-то кажется привлекательной цена. Ну и к тому же в Израиле, например, живут «наши люди», которые еще помнят и знают, что такое Институт красоты. Они едут именно к нам, а не просто на операцию в Россию.

Часто приходят люди, которые с помощью изменения внешности хотят от кого-то скрыться, обычно это мужчины, которые где-то набедокурили. Мы таких не оперируем. Пластическая хирургия — это не кино. Чтобы полностью преобразить человека, пришлось бы полностью менять костную структуру, челюсть, прикус, делать другой нос!

Правда, иногда женщины из других стран берут у нас справку о проведенной операции, чтобы предъявить на паспортном контроле, ведь пограничник обязательно заметит, что с человеком что-то не то.

Что касается технологий, нам сейчас доступно все, нет процедур, которые мы не делаем. Раньше мы отставали от других стран. Но и тогда это не было проблемой. Допустим, мы знали, что существует очень эффективный лазер, но мы не могли его купить и делали своими руками, своими инструментами то, что делал этот лазер, но нам приходилось сложнее. Ну а сейчас у нас есть все самые современные лазерные установки.

Человек должен быть психологически готов к переменам. Однажды у меня была молоденькая пациентка с так называемым утиным носом, это когда кончик носа широкий. Я подробно рассказал ей обо всем, что ее ожидает, подготовил психологически. Но, когда девушке сняли после операции повязку, она заплакала, ей казалось, что все не то, все не так! И только спустя несколько недель она пришла ко мне в кабинет, сияющая, чтобы поблагодарить за хорошую операцию. Она внутренне не готова была расстаться с носом, с которым прожила больше 20 лет, хотя он ее совсем не украшал.

Именно поэтому пластический хирург не должен сам ничего предлагать человеку, это всегда взрывоопасная ситуация. Если женщина пришла ко мне сделать веки, а я вижу, что ей было бы неплохо еще убрать какой-то рубец и исправить лопоухость, я промолчу. Значит, к этим переменам она просто еще не готова.

Любой стоматолог вам расскажет, что, общаясь с человеком, он в первую очередь обращает внимание на улыбку человека и его зубной ряд. Точно так же и мы. Бывает, я еду в метро и вижу симпатичную женщину, но думаю не о том, какая она красивая, а о том, что овал лица у нее опущен и можно было бы это исправить и сделать ее еще красивее. Но, разумеется, я не рассматриваю людей с этой целью специально.

Чтобы дольше оставаться молодым, нужно следить за собой, своим здоровьем, заниматься спортом, обогащать свой внутренний мир, не курить. Будьте красивы и здоровы!

Наша справка

Окончил Дагестанский медицинский институт, клиническую ординатуру по хирургической стоматологии. После аспирантуры успешно защитил кандидатскую диссертацию. С 1982 года работает в Институте красоты на Арбате. Выполняет полный объем операций по пластической и эстетической хирургии. Состоит в Российском обществе реконструктивных и эстетических хирургов, является ассистентом кафедры челюстно-лицевой и пластической хирургии при Российской академии медицинских наук (РАМН).

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>