ДМИТРИЙ КИСЕЛЕВ: «Раввину понравились наши афиши»


Дмитрий Киселев (фото: Илья Иткин)

Чем отличается гастрольный постер «Пинк Флойд» от рекламы шабата? Какие сайты позволяют черпать вдохновение? Дизайнер еврейского клуба «180 m2» об искусстве, отказе от креветок и женитьбе на соблюдающей девушке.

В школе я рисовал граффити. Не на заборах, до этого дело не доходило, а в тетрадке. Иногда изображал смешных человечков, монстриков. Это баловство, художником я не являюсь. Могу максимум отрисовывать изображения.

Дизайнером я стал практически случайно. Окончил институт по специальности «Финансовый кредит», получил полноценное экономическое образование. Успел поработать и бухгалтером, и менеджером по продажам. Но тут грянул дефолт. Печально известный 2008 год, кризис во всех сферах. А мой отец как раз в это время работал в медицинском издательстве и помог научиться и устроиться на отрисовку изображений.

Захотелось творческого роста. Я начал самостоятельно изучать дизайн. Ходил по разным сайтам, черпал информацию, выполнял домашние задания. Потом появилось первое место работы по новой специальности — Base Club. Настоящий клуб, с афишами, приглашениями, рекламными листовками. Параллельно стали появляться другие заказы. Начал накапливаться опыт.

На каком-то этапе я понял, что могу генерировать оригинальные идеи. В клуб должен был приехать Дима Билан. Меня попросили сделать дизайн приглашений. Как раз тогда вышла четвертая модель iPhone. Я и решил стилизовать приглашение под iPhone, их напечатали на черной, плотненькой такой бумаге. В типографии был ажиотаж, сотрудница звонила, просила прислать макет: «У нас ребята тоже хотят себе такое сделать».

Работать предпочитаю на дому. Во-первых, это комфортнее. Чувствуешь, что на себя работаешь, есть заказчики, есть постоянное движение. Клиенты предпочитают взаимодействовать с одним человеком, напрямую контактировать. Далеко не факт, что им захочется иметь дело с целой студией. Я работал в рекламном агентстве, каждый день просиживал с 10.00 до 19.00. Не понравилось.

Москва удручает

Дмитрий Киселев (фото: Илья Иткин)

Дмитрий Киселев (фото: Илья Иткин)

Внешняя оболочка очень важна и в полиграфии, и в интернете. Текст объявления, которое вывешено в Facebook, не столь важен. Главное — чтобы картинка цепляла. А потом уже обращаешь внимание на текст. Настоящий дизайн — это когда делаешь не так, как все, должна быть фишка. Я постоянно изучаю профессиональные сайты, начиная с Behance. Там люди из разных стран выкладывают работы, модераторы либо критикуют, либо одобряют и выкладывают работы в общий доступ. Несколько моих дизайнерских работ тоже выложили, я был счастлив.

Основополагающим является европейский уровень дизайна. Типичная ошибка — смотреть на российский дизайн и копировать. То, что развешено на улицах Москвы, меня лично удручает. От образования это не зависит, я знаю дизайнеров, которые окончили Британскую школу дизайна, корочку получили, но вкус так и не развился. Я в свое время делал концертные афиши для разных учреждений. Там работают люди старой закалки, что 10–15 лет тому назад было принято, то и просят делать. Приезжает, к примеру, Валерий Леонтьев. Я предлагаю свои идеи, отсылаю макеты. Более того, заказчики видели, что я делал в клубе, представляют, с кем работают. Но меня упорно просят: делай какашку. 50 лет артисту, 60 лет, но афиша не меняется.

Или, например, намечались гастроли «Пинк Флойд». Мне прислали макет, который им на родине сделали, попросили изобразить что-нибудь похожее. Я сделал согласно своему видению, шрифты поставил более современные, эффект свечения. В ответ: «Это не наш стиль, никаких рукописных шрифтов, никаких эффектов, то, что дали, то и копируй».

Все хорошие идеи в плане оформления приходят из двух стран, Англии и Голландии. Европейский дизайн — сдержанный, мне нравится их минимализм. Американский — качественный, но иногда чересчур гламурный.

Основное правило дизайна — он должен выглядеть так, чтобы ничего никому объяснять не надо было. Взглянул — и все понятно. Промежуточные результаты заказчикам лучше не показывать, не поймут. У меня часто такое возникало: отсылаешь клиенту эскиз афиши, он не соглашается. Присылаешь более-менее готовую, говорят, что эффектно, что понравилось. Наверное, пословица про полработы, которую не показывают, верна.

С этикой в нашей сфере не все так гладко, как хотелось бы. Помните рекламу транспортной карты «Тройка» и билета «Единый»? На меня вышли люди, сказали, что делают ребрендинг, им нужны дизайнерские решения. Разработал билеты, рекламные плакаты, отослал. Ответа нет, заказчики испарились. Через какое-то время удалось с ними связаться, часть денег мне заплатили и объяснили, что, дескать, решили прибегнуть к услугам других дизайнеров. Ну ладно. Через месяц захожу в метро, а там висят мной же сделанные постеры. С незначительными добавками.

Селедка среди звезд

Дмитрий Киселев (фото: Илья Иткин)

Дмитрий Киселев (фото: Илья Иткин)

Сейчас я работаю дизайнером клуба «180 m2». С его создателем Шломо Полонским познакомился случайно. Занимался другим проектом, еврейским журналом. И мне предложили поехать в Америку, посетить резиденцию Любавического ребе. И во время поездки я познакомился со Шломо, общался, задавал вопросы: «А что такое шабат? А зачем он нужен?»

После посещения могилы Ребе я осознал, что хочу сделать обрезание. Йешаягу Шафит специально прилетел из Москвы. Меня раньше брат убеждал, а тут я и сам понял: пришло время. Потом знакомство с еврейским миром пошло по нарастающей. Я принял участие в празднованиях Лаг ба-Омера. На корабле, где это проводилось, был Полонский. Рассказал о клубе, спросил, не хочу ли я стать дизайнером. Я согласился.

Первой клубной работой была афиша на шабат. Звездное небо, а на его фоне — тарелочка с селедкой. С Полонским мы оба креативим, он вносит свои идеи, я — свои. Люди со стороны нам не нужны, если кто-то вмешивается, начинаются сбои. Кстати, всегда первый вариант графической работы становится фундаментом. Несколько кругов пройдешь и к нему возвращаешься.

Наши афиши Шломо отправил раввину Берлу Лазару. Ему понравилось, сказал, что интересный подход: «Продолжайте, с Б-жьей помощью». Еще одна афиша мне запомнилась. В недельной главе Торы как раз рассказывалось о цветастой рубашке Йосефа, Полонский нашел похожую ткань, сфотографировал, я обработал. Люди потом говорили, что им понравилось.

Самое главное — соответствие оболочки содержимому. В самом начале карьеры мне говорили: «Ваши афиши интереснее того, что происходит в самом клубе». С «180 m2» такого нет, клуб пользуется успехом. Некоторые афиши мы вставили в рамку, периодически вывешиваем на разных выставках.

Был еще момент, когда мы сделали афишу на Песах, а потом Шломо наткнулся в Facebook на точно такую же афишу с измененным текстом, просто скопировали, изменили дату и место проведения. Одна из еврейских организаций, кстати.

Еврейских идей у российских дизайнеров не хватает, есть стандартные подходы: скрипочка, шрифт, стилизованный под иврит. Углубляться никто не хочет, а ведь всего-навсего надо делать обычный дизайн с учетом национальной специфики и ее образов. Мне как-то надо было выполнить рекламу для фирмы, занимающейся продажей кошерных продуктов. На разворот журнала я сделал натюрморт из их товаров: кошерные вина, еда, рыба, мясо.

Заимствованием чужих идей гнушаться не надо. Дизайнеры не воруют, они копируют. Был я в Лондоне, пошел в галерею «Тейт», там как раз была выставка Матисса. Картина про джаз особенно понравилась, я ее сфотографировал, а когда надо было сделать афишу для джазового концерта Феликса Лахути, просто отрисовал для афиши. Получилось необычно.

Ехать надо?

Мне нравится Израиль из-за климата, я вообще люблю и море, и жару. Зимой чувствую себя некомфортно. Но в Израиле тесных связей у меня нет, разве что дальние родственники живут. Эмигрировать надо, только если есть зацепка и база для будущей жизни. Есть рабочее место, например. Просто так взять и поехать я не могу. И ивритом пока не владею.

Слышал, что шрифтов для этого языка не так много. Скажем, для латиницы полно гарнитур. С кириллицей дело обстоит хуже. Иврит, поскольку язык редкий, обходится несколькими десятками шрифтов, и ими пользуются все-все-все. Один раз, кстати, у меня был заказ, связанный с ивритом, — приглашение на свадьбу. Ох и попотеть пришлось, Photoshop был обычным, справа налево тексты выводить не умел. На специальном сайте я их предварительно конвертировал.

И вообще Европа, не говоря уже о США, мне ментально ближе. Я побывал в Лондоне, Нью-Йорке, Вашингтоне. По Нью-Йорку ходил как по большой съемочной площадке — полицейские машины! афроамериканцы! квартал! Таймс-сквер! Дизайн местный тоже очень понравился. И культурный уровень.

Романтика без поцелуев и объятий

К религии я шел постепенно. Начал надевать тфиллин, теперь делаю это каждый день. Брат раньше меня подключился к этому. Брат младше на два года, разница несущественная. Когда росли, и ссорились, и дрались, как все. Учились в одной школе. Брат у меня более творческий, на гитару ходил и другие творческие кружки. Я только рисованием ограничивался, а брат и по дизайну мне советы дает. Я ему тоже помогаю в разных сферах. Он, как бы это выразиться, понапористее, умеет навязывать свою точку зрения.

Не могу сказать, что погружаюсь в иудаизм. Какие-то вещи мне интересны, они работают. Соблюдать все мне пока сложно, например, полностью перейти на кошерную еду я не могу. Но морепродукты и свинину не ем.

Моя невеста — соблюдающая, училась в заведении «Махон Хамеш». Но познакомились мы без традиционного шидуха, сами нашли друг друга. Соблюдающая девушка — это романтично. Целоваться и обниматься до свадьбы не позволяет Галаха, надо держаться на расстоянии. Я привык по-другому, но понял, что все эти ограничения усиливают чувства. В июне у нас свадьба.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>