ГИЮР: Вход — шекель, выход — два!


Гиюр

Тема массового перехода в иудаизм крайне актуальна в современном Израиле. Нерелигиозные политики вмешиваются в решения раввинов, а частные суды требуют свободной конкуренции с раввинатом. Тем временем потенциальные прозелиты из числа русскоязычных иммигрантов менять атеистическое мировоззрение на иудейское вероисповедание абсолютно не спешат

Шотландец-сионист

Минувшим летом на 91 году жизни скончалась известная израильская актриса Орна Порат. Не все поклонники ее таланта знали, что Порат — этническая немка, которая перешла в иудаизм после Второй мировой войны. Молодая жительница Кельна Ирена Кляйн, как и многие другие девушки ее возраста, искренне верила в идеалы национал-социализма и отмахивалась от слухов о зверствах, которые творятся под знаменем со свастикой.

В 1945 году, когда преступления нацизма вскрылись, Кляйн планировала переехать в СССР. Однако знакомство с солдатом Еврейской бригады британских войск Йосефом Протером внесло коррективы в планы девушки — вместо Москвы она переехала в Тель-Авив, прошла гиюр и стала одной из ярких звезд на израильской сцене.

Уроженка Киева Алина Богатко известна израильтянам как Алин Леви. В прошлом году она объявила, что прекращает занятия на курсах по подготовке к гиюру, поскольку раввинат поставил невыполнимое условие: прекратить участие в спектаклях и в фотосессиях, поскольку это несовместимо с еврейским образом жизни.

Почему то, что было позволено Порат, запрещено Леви? Что движет гражданами Израиля нееврейской национальности, которые заинтересованы перейти в иудаизм? Почему в последнее время государственная система гиюров подвергается яростной критике? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, начнем с истории.

Закон о возвращении, принятый кнессетом в 1950 году, гласит: «Любой еврей имеет право репатриироваться в Израиль». Первый премьер-министр еврейского государства Давид Бен-Гурион любил повторять: «В синагогу я не хожу, но та синагога, в которую я не хожу, — ортодоксальная». С одной стороны, Бен-Гурион выступал за иммиграцию в Израиль нееврейских членов еврейских семей. Понятие «национальность» он трактовал в культурном плане и считал, что Израиль имеет право на формирование новой идентичности. С другой стороны, отмахиваться от религиозных партнеров по коалиции Бен-Гурион не мог и в 1958 году инициировал опрос среди 50 интеллектуалов и духовных лидеров еврейского народа на тему «Кого считать евреем?».

37 опрошенных высказались в пользу галахического определения еврейства: евреем считается тот, кто рожден матерью-еврейкой, либо прозелит, перешедший в иудейскую веру. Эта формула была закреплена законодательно уже после того, как Бен-Гурион отошел от большой политики. В 1968 году майор Биньямин Шалит обратился в МВД Израиля с просьбой, чтобы его дети, рожденные нееврейкой, были зарегистрированы как «евреи, лишенные религиозного вероисповедания». Шалит, как и Бен-Гурион, относился к определению национальности с культурных позиций. Он отметил, что его тестем является градостроитель Патрик Геддес, этнический шотландец и сионист, а также пообещал растить детей в русле еврейской израильской культуры.

Высший суд справедливости принял доводы Шалита, дав указание сотрудникам МВД зарегистрировать его детей в качестве евреев. Это решение привело к коалиционному кризису, по результатам которого в Закон о возвращении была внесена ранее процитированная формула: еврей — тот, кто рожден еврейкой, либо тот, кто перешел в иудаизм. Кстати, через несколько лет после вердикта Высшего суда справедливости патриот и сионист Биньямин Шалит эмигрировал в Швецию вместе с семьей, где и жил до самой смерти.

Шерман против Друкмана

До начала 90-х гиюры, которые проводились в Израиле, не носили массового характера. Все изменилось после того, как железный занавес рухнул. В мгновение ока новыми гражданами еврейского государства стали сотни тысяч неевреев. Десятки тысяч выходцев из Эфиопии, чей религиозный статус по сей день служит предметом дискуссий, тоже усугубили проблематику гиюров.

Представителей ультраортодоксальной общины создавшееся положение беспокоило меньше всего: браки их представители заключают с «проверенными людьми», чье происхождение изучено чуть ли не до седьмого колена. При этом на ключевых постах в главном раввинате Израиля находились те же самые ультраортодоксы, которые предъявляли к кандидатам в геры определенные требования. По их мнению — оправданные, такие, например, как требование к родителям, проходящим гиюр, отдать детей в религиозные школы.

Раввины национально-религиозного направления, он же религиозный сионизм, а также нерелигиозные политики считали, что принимать новых граждан в лоно иудаизма надо максимально приветливо, возлагая на них минимум обязанностей. В ход пускались цитаты из Рамбама о том, что прозелит должен усвоить несколько простых и несколько сложных заповедей. Ответная аргументация была не лишена логики — Рамбам имел в виду геров-идеалистов, таких как субботники, граф Потоцкий и Ариадна Скрябина. С ними все было ясно, к раввину они шли не за печатью в паспорте, а за выбором пути служения Творцу. Чего ну никак нельзя было сказать о подавляющем большинстве экс-советских граждан.

Параллельно обнаружилась недоговорка в законе, о которой давным-давно предупреждал Любавический ребе. Евреем считается сын еврейки, либо человек, перешедший в иудаизм, — но каким образом? Ортодоксальным? Любым из имеющихся, включая реформистский, консервативный и реконструкционистский? Как быть с христианскими движениями, члены которых называют себя «мессианскими евреями», что если они тоже придумают свою, альтернативную церемонию гиюра?

В 1997 году было решено возложить функции по проведению гиюра на Главный раввинат Израиля. Вместе с тем МВД Израиля получило распоряжение записывать евреями и тех, кто до иммиграции прошел неортодоксальный гиюр. В самом же раввинате войны между ультраортодоксами и сионистами продолжились.

Точка кипения была достигнута в 2008 году, когда Верховный раввинский суд под председательством раввина Авраама Шермана (ультраортодокс) объявил недействительными гиюры, которые проводил раввин Хаим Друкман (сионист), глава государственной системы курсов гиюра. За несколько месяцев до этого решения Шерман занимался процессом развода женщины, прошедшей гиюр у Друкмана. Он обнаружил, что в процессе подготовки к переходу в иудаизм к женщине предъявлялись недостаточно высокие требования и что практически сразу после окунания в микву она перестала вести религиозный образ жизни. В интервью израильским СМИ раввин Шерман подчеркнул: «Гиюр — это не техническая процедура, она должна отражать духовные искания человека и переоценку ценностей. Мне встречались случаи, когда геры прекращали исполнять заповеди через полгода после гиюра, и я такие гиюры не отменял. Но, когда человек не в силах вести религиозный образ жизни месяц или два, это говорит о многом».

Раввин Хаим Друкман тоже разъяснил свою позицию весьма подробно. По его словам, подозревать выходцев из СНГ в корыстных побуждениях нельзя: «Льготы, полагающиеся новоприбывшим, они получили и без гиюра, работать, учиться и голосовать можно тоже без гиюра. Речь идет о людях, которые в течение десятилетий были оторваны от азов иудаизма. Смешанные браки в СССР — это не столько попытка ассимилироваться, сколько результат незнания традиций».

Неожиданную поддержку Друкман получил в лице депутата сефардской ультраортодоксальной партии ШАС раввина Хаима Амсалема. Многочисленные интервью, выступления и произведения раввина сводятся к следующему принципу: поскольку неевреи из СНГ являются в массе своей биологическими потомками еврейских отцов, на них распространяется понятие «зера Исраэль», «семя Израилево». Исходя из этого, речь не идет о смене веры, которая требует глубинного переосмысления, а всего лишь о возвращении к своим корням. Учитывая это обстоятельство, Амсалем призвал чиновников государственного раввината облегчить церемонию перехода в иудаизм для иммигрантов. На этом раввин не остановился, призвав облегчить и гиюры, которые проходят военнослужащие Армии обороны Израиля. По словам Амсалема, к солдатам-неевреям не следует предъявлять строгие религиозные требования, поскольку они и так выполняют святое дело — защищают еврейский народ.

Тем временем другие члены партии ШАС намекали, что либерализм их коллеги объясняется очень просто. Амсалем — единственный член фракции, обладающий званием раввина. К тому времени популярность Эли Ишая, председателя фракции ШАС в кнессете, падала, и Амсалем надеялся занять его место. По всей вероятности, он рассчитывал и на поддержку духовного лидера ШАС раввина Овадьи Йосефа, который в свое время принял революционное решение по поводу выходцев из Эфиопии, посчитав их евреями.

Но Амсалем ошибся. После череды сделанных им заявлений раввин Овадья Йосеф потребовал, чтобы раввин Хаим Амсалем сдал свой депутатский мандат и покинул ряды партии ШАС. Взгляды раввина-бунтовщика р. Йосеф назвал «недостойными, играющими на руку ненавистникам Земли Израиля». Вскоре Амсалема лишили партбилета, а созданное им движение «Ам шалем» («Цельный народ») не смогло преодолеть процентный барьер на выборах 2013 года.

Едят ли реформисты кошерное?

Кроме неожиданного союзника, у раввина Хаима Друкмана, а также у всего государственного раввината появились неожиданные противники. В среде религиозного сионизма долгие годы идут процессы идеологического толка, которые постепенно формируют левое крыло этого движения, во многом напоминающее американских modern orthodox. Одним из лидеров левых является главный раввин Давид Став, председатель организации «Цохар» («Окно в мир», по аналогии с Ноевым ковчегом). Раввин Став вместе с р. Нахумом Рабиновичем и р. Яаковом Маданом заявили о создании альтернативного религиозного суда, в котором гиюры — по словам инициаторов — будут проводиться в полном соответствии Галахе, но без бюрократии и проволочек.

Раввин Друкман в долгу не остался, назвав новую инициативу разрушением Торы. По его мнению, контроль за качеством гиюров должна вести государственная структура, равно как это происходит в других областях. «Если сегодня будут продвигать альтернативные ортодоксальные гиюры, завтра речь зайдет о реформистских гиюрах», — подчеркнул Друкман.

Следует заметить, что неортодоксальные движения пользуются в Израиле значительной поддержкой в среде политиков от левых и центристских партий. Чтобы не выглядеть красной тряпкой, дразнящей быка, реформистское движение действует в Израиле под маркой «прогрессивного иудаизма», а консервативное переименовалось в «традиционное». Впрочем, ответ на вопрос, почему гиюр должен быть именно ортодоксальным, можно получить, ознакомившись с отчетом американского центра исследований Pew.

Итак, среди американских ортодоксов субботние свечи зажигают 99% опрошенных. Оставшийся 1% можно списать на статистическую погрешность. У консерваторов столь тривиальную и простую в реализации заповедь исполняют всего 34%. У реформистов — и того меньше, 10%. Кашрут, соответственно, соблюдают 98% ортодоксов, 31% консерваторов и 7% реформистов.

В свете этих цифр неортодоксальные движения ну никак не тянут на легитимные отпочкования в иудаизме. Перефразировав Леню Голубкова, это не партнеры, а халявщики. И удостоверения о гиюрах, которые их лидеры с готовностью выдают любому, — типичная филькина грамота.

За спорами о гиюре участники забывают о главном моменте: насколько выходцы из СНГ заинтересованы в прохождении религиозной церемонии, которой этот гиюр является? Отчет израильского Института демократии показал, что в иудаизм перешли всего лишь 7% из числа иммигрантов из экс-СССР. В цифрах эта картина выглядит гораздо нагляднее: миллионная волна иммиграции с одной шестой части суши породила 24 000 гиюров, тогда как из ста тысяч выходцев из Эфиопии церемонию гиюра прошли 45 000 человек. Более того, 60% русскоязычных израильтян, записавшихся на курсы гиюра, бросают их на том или ином этапе.

Так был ли мальчик? Раввин Хаим Друкман частично прав — в современном Израиле можно вести комфортную жизнь, оставаясь неевреем. С учетом общего снижения еврейского самосознания среди коренных израильтян заявления типа «я не религиозный, но мне важно жениться на еврейке» постепенно выходят из моды. В недавнем интервью музыкант Идан Райхель сообщил, что его спутница жизни — нееврейка из Австрии, две его дочери носят немецкие имена, но, поскольку сам Райхель считает себя патриотом, ему крайне важно, чтобы дочери отслужили в израильской армии. Бен-Гурион порадовался бы.

Судя по всему, ни альтернативные раввинские суды, ни прекраснодушные государственные чиновники не смогут повысить число иммигрантов, заинтересованных в прохождении гиюра. В 1996 году после поражения на выборах Шимон Перес в сердцах произнес фразу, ставшую крылатой: «Евреи победили израильтян!» В плане формирования идентичности израильтяне, судя по всему, победят евреев.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>