ЦВИ ВАССЕРМАН: Возможен ли мирный диолог с исламом?


ВОЗМОЖЕН ЛИ МИРНЫЙ ДИАЛОГ С ИСЛАМОМ?

Проблема диалога раввинов с представителями христианства стала активно обсуждаться мудрецами Торы с середины ХIХ века после радикальной секуляризации власти в Европе. Тогда же ведущими раввинами было принято решение о нецелесообразности и даже бессмысленности теологических дискуссий и одновременно о допустимости и целесообразности контактов по гуманитарным вопросам. Однако в силу ряда исторических особенностей распространить непосредственно это решение на контакты с мусульманским миром не представляется возможным. Поэтому европейские раввины не могли здесь идти проторенным путем и понадобилось обсудить этот сложный вопрос заново. И обсуждение, как мы находим, было весьма и весьма острым: имели место «и сомнения, и контраргументы».

Основная особенность заключается в том, что диалог предполагает некоторую толику равенства и взаимного уважения. Все то время, пока христианство являлось активной правящей силой в Европе, никакого еврейского диалога с ним не было и быть не могло. Евреям позволялось только умолять, откупаться и прятаться в гетто с глаз долой. И лишь когда христианство потеряло бо́льшую часть своей власти и переместилось на хорошо знакомую евреям позицию просителя у новых господ, в отношениях с которыми у него возникают трения и проблемы, у евреев появилась общая платформа для координации с христианством общих действий с целью сделать жизнь в этом мире менее конфликтной и менее опасной и для тех и для других.

Совсем иные процессы происходили и происходят в мусульманском мире.

Ислам вышел на мировую арену под зеленым знаменем джихада — распространения по всему миру придуманной Мохаммедом религии всеми возможными средствами. Поначалу ему фартило, и несколько столетий сохранялся достигнутый в VII–VIII веках паритет. Но затем христианский мир рванул вперед, а мусульманский надолго застрял в средних веках и был оттеснен на задворки истории. И там, на задворках, к неумирающей в мусульманской душе жажде реванша присоединилось чувство глубочайшего унижения вместе с загоняемым в глубины национальной души комплексом тяжелой неполноценности. Вот эта гремучая смесь и питает пресловутую и хорошо нам известную мусульманскую агрессивность. Да тут еще Всевышний послал в мир жажду бензина, а арабскому миру — нефть для его производства. И выяснилось, что для того, чтобы процветать и неплохо жить, нет нужды ни в образовании, ни в промышленности, ни в технологиях и науке — все это можно купить в больших количествах на немереные нефтяные доходы. Да в придачу очень простого, но эффективного современного оружия. На большую войну с Западом силенок не хватает, но, чтобы хулиганить в своем «околотке» и терроризировать соседей, — сойдет вполне!

Уже много лет знатоки спорят, возможен ли умеренный ислам. Ответ лежит на поверхности, у всех под носом: умеренный ислам возможен, но он — виртуален: немедленно исчезает и подменяется своим радикальным собратом, как только исчезает породившая его накачка. (Ближайший пример — Турция, которую до недавних пор ведущие СМИ позиционировали как эталон умеренности и толерантности.)

Джихад — ядро и суть ислама, а умеренный ислам возникает там, где какой-нибудь новый Карл Мартелл разбивает в пух мусульманские полки, то есть далеко от Каабы, на окраине империи, там, где похулиганить особенно и не дадут. Отсюда вывод: диалог с исламом возможен, но диалогом равных он не станет. Разве что, как сказал один из европейских раввинов, удастся спасти чью-нибудь душу! А в покое ислам надолго никого не оставит! Да и разве в состоянии он уважать «потомков обезьян»?!

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>