Война которую мы проиграли


Война которую мы проиграли

Существует расхожее выражение о том, что арабские страны могут позволить себе проиграть сколько угодно войн с Израилем, Израиль же может позволить себе такое только раз. И все же информационную войну Израиль явно проигрывает, причем проигрывает уже не первый раз и не первый год. Еще в 2006 году государственный контролер опубликовал специальный отчет, посвященный этой проблеме, в которой упрекал в пассивности все структуры, которые несут ответственность за сложившуюся ситуацию, и в первую очередь МИД и канцелярию премьер-министра. Все тогда сокрушенно качали головами и вроде бы что-то начали делать. Но воз почему-то и ныне там. А значит, следует еще раз задуматься, почему это происходит…

Несколько слов об объективных трудностях

Они, безусловно, существуют. Как это ни грустно признать, значительная часть лиц, формирующих общественное мнение в США и Европе, придерживается пропалестинской, проарабской, а подчас и откровенно антисемитской позиции. В наши дни победного шествия социальных сетей это проявляется яснее, чем когда-либо, но и доказывается легче.

Достаточно вспомнить эксперимент, который был проведен в конце 2016 года израильской правозащитной организацией «Шурат ха-дин». Эксперимент был предельно прост: организация разместила в «Фейсбуке» одновременно два пропагандистских поста: один антиизраильский, другой — произраильский. Затем руководству «Фейсбука» было направлено от имени вымышленных организаций требования снять оба материала: антиизраильский за подстрекательство к террору и произраильский — «за нападки на палестинцев». Произраильский был снят тут же, а вот убрать антиизраильский материал руководство «Фейсбука» отказалось. Что и позволило «Шурат ха-дин» подать в декабре 2015 года в американский суд иск против этой компании, обвинив ее в политической предвзятости и в нарушении принципов собственного устава.

Но ведь такое происходит далеко не впервые. В том же портале YouTube регулярно снимались с просмотра любые ролики, изобличающие палестинский террор или просто пытающиеся донести до пользователей позицию Израиля, причем нередко под предлогом, что речь идет о слишком натуралистических кадрах. Но в том же YouTube демонстрируются иногда откровенные фальшивки о «зверствах сионистских оккупантов», а также ролики с советами, как лучше всего убить еврея, но никто их почему-то не убирает.

То же самое можно сказать и о различных европейских печатных и электронных СМИ. Как мне рассказывали знакомые английские и французские журналисты, сами слова «террор» и «террористы», когда речь заходит о палестинцах, почти никогда не употребляются, для описания их действий — даже если журналист позволил себе назвать вещи своими именами — редакторы находят различные эвфемизмы. А вот израильтяне палестинцев всенепременно «хладнокровно убивают», проводят «массовые убийства», «жестокие разгоны» демонстраций и т. д. Характерный набор штампов, касающихся израильско-палестинского конфликта, — это и есть тот самый питательный бульон, на котором вызревает мнение западного обывателя.

Еще один характерный пример, рассказанный мне работающим в Израиле журналистом какой-то британской газеты — уж не помню, какой именно. Лето 2014 года. Операция в Газе. Вдобавок к нему для пущей объективности высылается еще один собственный корреспондент, который должен освещать эти события из Газы. Мой знакомый делает фоторепортаж о том, как Израиль живет под непрерывными ракетными обстрелами. Его коллега делает аналогичный репортаж из Газы. На первую полосу естественно попадают не снимки из Израиля, а снимки палестинцев, ставших жертвами действий израильской армии. Снимков тель-авивского дома, в который попала ракета, не публикуется вообще. Мой знакомый находит в глубине лишь тот небольшой текст, которым он сопроводил фотографии, да и то в сильно искаженном виде.

Доносить правду об Израиле во Франции, Великобритании, США, да и в любой другой стране, и в самом деле нелегко. Враждебное отношение поджидает представителей еврейского государства и тех, кто ему симпатизирует, повсюду — в кампусах университетов, в телестудиях, на улицах во время демонстраций в поддержку Израиля. Это объективная реальность, с которой ничего не поделаешь. Это и есть та самая информационная война, в которой евреям еще предстоит научиться побеждать.

Кто отвечает за базар?

Это — один из самых болезненных вопросов, на который почти невозможно найти ответ.

Формально в Израиле существует несколько структур, в число обязанностей которых входит среди прочего и ведение информационной войны.

Непосредственно на территории Израиля за это отвечает правительственное Бюро по связям с прессой при канцелярии премьер-министра. В его задачу входят опека и сопровождение более 400 аккредитованных в стране журналистов из различных стран мира (в период обострения ситуации эта цифра возрастает как минимум втрое).

Основная деятельность Бюро состоит в проведении брифингов и пресс-конференций с израильскими политиками, оказание им всемерной помощи в подготовке материалов, а также проведение обзорных экскурсий, призванных знакомить их как с достижениями Израиля в различных областях, так и с происходящим в горячих точках. Автор этих строк был на нескольких таких экскурсиях, прежде всего по арабским кварталам Иерусалима, где зарубежным корреспондентам была предоставлена возможность воочию увидеть, как много делается для развития арабских кварталов, поговорить с их жителями, с офицерами армии и полиции и составить представление о том, кто именно провоцирует насилие. Я видел, что для многих увиденное и услышанное стало откровением. «Но вопрос в том, что из того, что я напишу, попадет на полосу», — сказал мне один из участников такой экскурсии.

Еще одна структура, ведущая непрерывную информационную войну, — это пресс-служба ЦАХАЛа. Она работает круглосуточно, то есть туда можно позвонить даже посреди ночи и получить на иврите, английском, французском, немецком и русском языках самую подробную информацию, касающуюся операций ЦАХАЛа. Но снова встает вопрос о том, как эта информация будет использована.

Долгое время за ведение информационной войны за рубежом считался ответственным МИД. В задачу израильских дипломатов и сегодня входит донесение позиции Израиля по всем вопросам, организация различных пропагандистских акций, лекций и т. д. Внутри МИДа была даже создана специальная структура по ведению информационной войны, сосредоточившаяся в основном на работе в социальных сетях и попытавшаяся привлечь к этой работе тысячи молодых израильтян, владеющих различными иностранными языками. В этот же период МИД начал формировать делегации израильской молодежи, отправляющиеся в Европу и США для разъяснения израильской позиции. Если эффект от этой деятельности и был, то очень небольшой.

В 2009 году миссия ведения информационной войны за рубежом была передана специально созданному министерству пропаганды во главе с нынешним спикером кнессета Юлием Эдельштейном. Среди журналистов ходила шутка, что это — самое секретное министерство страны, так как никто не мог толком сказать, чем они там занимаются. Когда дело дошло до отчета, то выяснилось, что почти весь бюджет министерства уходил на оплату его сотрудников. Министерство вело всего пару проектов — в основном в интернете. По общему признанию, эффект от них был почти нулевой. Что и привело в 2013 году к его закрытию и передаче его функции канцелярии главы правительства. После выборов 2015 года министерство было решено возродить и новым его главой был назначен Гилад Эрдан — по совместительству с постом министра внутренней безопасности. Но сейчас Эрдану явно не до пропаганды — дай ему Б-г справиться с проблемами внутренней безопасности. Формально министерство продолжает вести шесть основных проектов, включая Faces of Israel, который включает в том числе отправку все тех же молодежных делегаций в кампусы различных университетов, организацию семинаров для журналистов и общественных деятелей, посвященных конфликту, проект «Каждый из нас — посол» и т. д.

Согласно данным научно-исследовательского центра «Моляд», эффективность всех этих проектов крайне низка.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих

Уже упомянутый центр «Моляд» подготовил в 2015 году специальное исследование, в котором анализировал причины проигрывания Израилем информационной войны. На основе анализа ситуации его эксперты пришли к выводу, что улучшить ситуацию в этой области возможно (хотя на победу с учетом тех же объективных факторов) рассчитывать не приходится. Основными проблемами Израиля на этой войне они назвали следующие:

  • Отсутствие единого стратегического плана ведения такой войны, четкого обозначения целей, координации действий между правительственными структурами, отвечающими за данный вопрос.
  • Отсутствие такого плана и обозначения целей у каждой отдельной структуры, так что, по сути дела, их работа ведется хаотично, бесконтрольно и отсюда ее низкая эффективность. Нельзя добиться результата, если ты сам не знаешь, чего именно ты хочешь добиться и по каким критериям оценивать этот результат.
  • Недостаточное задействование рычагов народной дипломатии, использование устаревших методов в этом направлении (хотя такая работа и ведется).
  • Недостаточное использование возможностей еврейской диаспоры для донесения израильской позиции.
  • Относительная пассивность дипломатических миссий.

Стоит отметить, что в последнее время все большую роль в информационной войне стали играть различные неправительственные организации и даже отдельные люди. К примеру, организация «Исраэль шели» подготовила специальный пропагандистский атлас, содержащий весьма наглядное изложение позиции Израиля по всему кругу вопросов, связанных с израильско-арабским конфликтом, правом евреев на свою историческую родину и т. д.

Недавно к этой работе подключилась оппозиционная партия «Еш атид». Она подготовила распространяемую в международном аэропорту Бен-Гурион брошюру, объясняющую выезжающие за границу израильтянам, что они должны отвечать на доводы сторонников бойкота Израиля.

Так что говорить о том, что Израиль и израильтяне ничего не делают, чтобы переломить ситуацию, не приходится.

И все же делается явно недостаточно…

Победить Невозможно Сдаться

В заключение еще раз заметим, что в обозримом будущем победа Израиля в этой войне вряд ли возможна.

Хотя бы потому, что евреи пытаются говорить правду, а те, кто им противостоит, громоздят одну чудовищную ложь на другую. Эта ложь выглядит куда более эффектно, она рассчитана на пробуждение как самых высоких человеческих чувств вроде сострадания к жертве, так и самых низменных — вплоть до зоологического антисемитизма.

В этой ситуации невольно вспоминаются гениальные строки Владимира Высоцкого:

Некий чудак и поныне за правду воюет.

Правда, в словах его

правды на ломаный грош:

«Чистая Правда в конце концов восторжествует,

Если проделает то же, что Явная Ложь!».

Увы, мы не можем себе позволить опуститься в этой войне до уровня наших врагов. Потому что правды таком перенимании их опыта будет именно на ломаный грош…

И один в поле воин

На фоне бездарности и некомпетентности официальных израильских структур, отвечающих за ведение информационной войны, задачу донесения до мира правды о происходящем в Израиле и на «оккупированных территориях» все чаще берут на себя рядовые израильтяне. Один из них — молодой адвокат Ран Бен-Иошафат по собственной инициативе в течение полугода колесил по всей Америке, читая лекции и организуя диспуты с разъяснением позиции еврейского государства. Из этой поездки он привез книгу «Я летел говорить об Израиле», в которой делится своими размышлениями по поводу того, почему Израиль раз за разом проигрывает эту войну и что надо сделать, чтобы в ней выстоять и победить. Сама биография Бен-Иошафата необычна и типична для нового поколения израильтян одновременно. Уже окончив два факультета университета — юридический и управления бизнесом, он начал соблюдать заповеди иудаизма, а затем понял, что не может стоять в стороне, когда его страну и народ оплевывают за рубежом…

— Ран, что ты успел?

— За полгода я прочитал несколько десятков лекций суммарно для более чем 10 000 человек, принимал участие в публичных дискуссиях, встречался с различными американскими политиками и общественными деятелями, с христианскими священниками, даже с одним епископом. Не раз мне устраивали обструкцию, осыпали проклятиями и угрозами, иногда дело доходило до рукоприкладства. Жить, чувствуя, что тебя ненавидят только за то, что ты еврей и израильтянин, было порой нелегко, и я успокаивал себя тем, что писал письма друзьям, где рассказывал о том, с чем мне пришлось столкнуться, и размышлял. Эти письма и легли в основу книги.

— В чем заключается главный вывод, который ты сделал из этой поездки?

— В том, что проблема в первую очередь в американских евреях. Их там живет примерно столько же, сколько в Израиле, но как же они далеки от своего еврейства! Национальная самоидентификация ими практически утрачена. Они отдаляются от нее все больше и больше, так как евреем в Америке быть уже не модно. И вместе с отдалением от еврейства они отдаляются и от Израиля. Многие не знают ни древней, ни современной истории, не представляют четко того, что сегодня происходит в Эрец-Исраэль. В результате часть из них перешла на антиизраильские позиции и повторяет выдумки палестинской пропаганды, а та часть, которая поддерживает Израиль, не владеет необходимой аргументацией, не чувствует уверенности в своей правоте. Но если сами евреи не в состоянии представить и защитить позицию своего народа и государства, то с какой стати мы имеем право требовать это от кого-то другого? Евреи в США — это огромная сила, в том числе и в СМИ, но, повторю, многие из тех американских евреев-журналистов либо безразличны к Израилю, либо даже враждебны ему. И это проявляется и в их публикациях.

— Так в чем ты пытался их убедить? В том, что Моше получил Тору на Синае?

— Как ни смешно, но в этом тоже. Да. я говорил и о Торе. Помню, во время выступления в студенческом кампусе я сказал: «То, что вы так замечательно знакомы с западной культурой и увлекаетесь буддизмом, это прекрасно. Но ни один человек не отказывается от своей матери. Пусть другим она кажется старой и некрасивой, но для нормального сына она все равно самая любимая и прекрасная. Но это то, что сделали вы, — вы отказались от Торы, от иудаизма, от связи с Землей Израиля, а это все равно, что отказаться от матери». Воцарилась тишина, а затем со мной начали спорить, но я чувствовал, что спорят они прежде всего с самими собой — мои слова подействовали. Должен признать, что соблюдать субботу, кашрут и все прочее в современных США нелегко. Во время поездок меня выручали дома ХАБАДа, но однажды я заехал в место, где не было не только ХАБАДа, но и ни одной еврейской семьи, следующей традиционному иудаизму. Останавливаться у реформистов мне не хотелось, и я остановился в студенческом кемпинге. Но мой спальный мешок прибыл уже после того, как наступила суббота, я не знал, могу ли им воспользоваться, и решил устрожить: спал на полу, завернувшись в пальто. Потом у меня была лекция в местной мусульманской общине. Дело происходило за несколько дней до Песаха, но я не думал, что мусульман волнует эта тема. Но вопросы были именно о Песахе, об исходе из Египта, о связанных с этим праздником запретах. Я спросил, почему их все это интересует, и мне ответили: «Мы слышали, что ислам очень близок к иудаизму, что у нас много общего, в том числе и в смысле запретов, связанных с пищей. Но здесь мы этого не видим. Евреи едят все подряд! Они и в самом деле впервые видели еврея, соблюдающего заповеди иудаизма. В тот день я понял, как важно вести разъяснительную работу и среди мусульманского населения США и Европы, причем лучше всего это делать именно на основе общих религиозных ценностей.

— А как ты оцениваешь работу государственных структур на ниве информационной войны?

— Знаете, легче всего критиковать государство. Я и сам люблю время от времени это делать. Но давайте будем честны. Сказать, что государственные структуры Израиля ничего не делают, нельзя. Определенная и немалая работа в этом направлении ведется. Но и сказать, что делается достаточно и все делается правильно, тоже нельзя. К примеру, когда министерством пропаганды руководил Юлий Эдельштейн, его деятельность сосредоточилась на том, чтобы рассказать жителям Запада, как стремительно развиваются наука и технология в Израиле, как мы научились выращивать помидоры-черри. Возможно, это и в самом деле важно — создать Израилю положительный имидж. Но западному обывателю плевать на то, что мы такого изобрели. Его интересует «почему евреи просто так убивают арабских детей». Он убежден, что «евреи делают с арабами то же, что нацисты делали с ними». Вот на какие вопросы надо отвечать в первую очередь! Притом в атакующем, а не в пассивном стиле, словно мы перед кем-то оправдываемся. И еще я хотел бы сказать следующее: ошибается тот, кто думает, что информационная война идет на Западе. Она начинается здесь, в Израиле. Значительная часть негативной информации об Израиле исходит именно изнутри, а не из Палестинской автономии. Я имею в виду деятельность различных леворадикальных организаций, субсидируемых Западом. Сила такой тактики ведения войны опять-таки заключается в том, что антисемиты всех мастей после этого говорят: «Это заявляем не мы — это говорят сами израильские евреи, у которых еще осталась совесть!» Беда опять-таки в том, что и многие израильтяне сами не уверены в нашей правоте в этом конфликте, в самом нашем праве жить на этой земле. И тут мы снова возвращаемся к вопросу о еврейской самоидентификации.

Ципи Хотовели: «Пришло время положить конец лжи…»

Ципи Хотовели, вне сомнения, является одной из самых ярких восходящих звезд израильской политики. Ее популярность внутри партии «Ликуд» и в правом лагере в целом так велика, что ей не понадобилось забронированное для представительницы слабого пола место в предвыборном списке своей партии — она прорвалась в верхние эшелоны «Ликуда» без всяких скидок и льгот. В свои 38 лет Хотовели уже успела побывать на постах замминистра транспорта, замминистра науки и технологии с министерскими полномочиями, а сейчас с теми же полномочиями занимает пост замминистра иностранных дел. Тема информационной войны была и остается одной из основных тем, которые неизменно поднимаются во всех интервью с новоиспеченным заместителем главы израильского МИДа.

— Госпожа Хотовели, сегодня в Европе явно набирает силу антисемитизм, прикрывающийся антиизраильскими лозунгами. Что делает МИД Израиля для того, чтобы переломить это враждебное отношение к нам европейского сообщества?

— Прежде всего, мне бы хотелось заметить, что не стоит перегибать палку и говорить о том, что вся Европа или все европейцы враждебно к нам относятся. У нас на Западе немало друзей — как среди политиков, так и в общественных, академических и других кругах. Проблема, на мой взгляд, заключается не в антисемитах — их мы не переделаем и не переубедим. Проблема в том, что нередко и друзья Израиля видят ситуацию в искаженном свете и искренне считают, что мы должны «покончить с оккупацией», «вернуться к границам 1967 года» и т. д. И вот их, я думаю, следует переубеждать в первую очередь. И именно на том направлении мне бы хотелось сосредоточить свои усилия в качестве замминистра иностранных дел.

— Что конкретно вы собираетесь делать?

— Прежде всего, говорить правду. Нынешние претензии к Израилю со стороны европейцев в значительной степени связаны с их незнанием истории, с тем, что в их головы на протяжении многих лет арабская, да и не только арабская, пропаганда вбивала одну ложь за другой. Я хочу начать с изменения самой общепринятой терминологии, которую политики, дипломаты и журналисты используют, когда речь заходит об арабо-израильском конфликте. Я убеждена, что все начинается с этого. Например, Иудею и Самарию во всех СМИ принято почему называть «оккупированные Израилем территории». Но Израиль их не оккупировал по той простой причине, что эти территории никогда не принадлежали на законных основаниях ни одному государству. Иордания занимала их до 1967 года на незаконных основаниях. Или если речь заходит о еврейских поселениях Иудеи и Самарии, то к ним сразу добавляется эпитет «незаконные». Но это тоже неправда. Большинство существующих поселений создано на совершенно законных основаниях, с разрешения израильского правительства, на землях, на которые никто не претендует. Сейчас мы разработали для наших дипломатов своего рода новый словарь, которым они должны пользоваться и активно внедрять в сознание общественности тех стран, где они работают. Понятно, что это вызовет неприятие и даже сопротивление определенных кругов. Что ж тем лучше: появится еще один повод разъяснить миру, почему следует говорить так, а не иначе.

— По мнению многих экспертов, антипатия к Израилю у западного обывателя в значительной степени формируется за счет педалирования темы «страданий палестинского народа», «военных преступлений Израиля» и т. д. И в итоге все сводится опять-таки к тому, что корнем всех бед является «оккупация».

— Мы можем и должны переломить этот нарратив. Сегодня это даже более реально осуществить, чем прежде: европейцы начинают понимать, что сама история сделала их союзниками Израиля; они сегодня противостоят тому же исламскому террору, которому вот уже столько десятилетий противостоит Израиль. Это одновременно и повод объяснить, что именно благодаря тому, что Иудея и Самария находится сегодня под властью тех, кому эта земля принадлежит по праву, положение палестинских арабов намного лучше, чем положение из соплеменников и единоверцев в Сирии, да и во многих других странах. А представьте, что было бы, если бы не было «оккупации»? «Исламское государство» сейчас действовало бы на берегах Кинерета. Вы правы, когда говорите о том, что общественное мнение Запада во многом строится на парадигме «палестинцы — это слабая сторона, а кто слаб тот и прав; симпатизировать надо слабому». Доказать, что эта логика порочна, нелегко, но мы опять-таки над этим активно работаем.

— Но вот результаты этой работы что-то не очень чувствуются…

— Они и не могут быть ощутимы за месяц-другой. То же изменение общепринятой терминологии требует не одного месяца; возможно, нескольких лет. Кроме того, не следует забывать, что ложные нарративы насаждались в сознание западного общества годами. Причем информационную войну против Израиля ведет не какая-то страна и даже не группа стран, а огромное множество самых различных правительственных и неправительственных организаций. Израиль в этом смысле напоминает даже не Давида, сражающегося с Голиафом, а героя сказки, ведущего бой с многоголовым драконом, у которого вдобавок на месте отрубленной головы тут же вырастают две новые. Об этом тоже, кстати, следует помнить, когда мы говорим о наших успехах или поражениях на полях информационной войны. Наконец, не следует забывать, что и в тылу этой войны, среди нас с вами есть силы, которые своей деятельностью наносят огромный ущерб позициям Израиля за рубежом.

— В связи с вашим последним высказыванием невозможно не вспомнить о скандале, вспыхнувшем вокруг бывшего гендиректора МИДа Алона Лиэля. Выходит, наше внешнеполитическое ведомство какое-то время возглавлял человек, который поднимал на щит те самые лозунги, против которых вы выступаете, — об оккупации, незаконных поселениях, военных преступлениях и т. д. То есть МИД работал и, возможно, работает не на Израиль, а против него…

— Как вы понимаете, я отнюдь не одобряю деятельности Алона Лиэля. Но вместе с тем и позиция лидера партии «Еврейский дом» Нафтали Беннета, огульно обвинившего всех сотрудников МИДа в нелояльности, для меня категорически неприемлема. В нашем МИДе работают подлинные патриоты Израиля, которые делают для укрепления его позиций в мире все, что они могут и порой даже больше, чем они могут. Только оказавшись внутри МИДа, можно по-настоящему оценить ту огромную работу, которую проделывают его сотрудники как на дипломатическом, так и на информационном фронте. И давайте это ценить.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>