МАРГАРИТА ШВАРЦ: Семьдесят второй язык


Маргарита Шварц

Интервью главного раввина России Адольфа Шаевича в «Снобе» породило много вопросов. Главный из них: как еврейство должно общаться с внешним миром и должно ли делать это в принципе?

Позицию, озвученную равом Шаевичем по ряду галахических вопросов, многие назвали спорной. Да и просто неточностей (которые попали в текст, я полагаю, по чисто техническим причинам) было много — взять хотя бы «612 заповедей». Понятно, что фраза, вызвавшая скандал, была закономерным ответом на хамское «Тора дана хрен знает кем». Но дело даже не в этом конкретном тексте. Проблема куда шире. С каждой аудиторией надо говорить именно на том языке, который она понимает. Вне зависимости от должности и статуса спикера.

«Коммуникационной проблеме» евреев, почитай, две тысячи лет. Изгнание полностью изменило риторику еврейства. С внешним миром на протяжении столетий приходилось общаться примерно как в том интервью: сухие выдержки из Закона, минимум информации о себе, от сих до сих — без лишних деталей и разъяснений. Тогда это было оправданно: полная тишина грозила наветами, чрезмерная открытость плюс чисто еврейская страстность — и миссионерством, и ассимиляцией. «Золотая середина молчания» создала репутацию народа таинственного, закрытого и необщительного — чем и пользовались наши враги, навешивая на безответный народ всех собак.

Изгнание не закончилось, но ведь и старого мира больше нет. В эпоху открытых пространств и информационных технологий попытки что-то замолчать выглядят еще более подозрительными. Природа не терпит пустоты, а домыслы и сплетни разлетаются со скоростью света.

Отделываться выборочными цитатами из Торы уже нельзя.

Хотим мы или нет, но вовсе не говорить о том, чем является еврейство, невозможно. С мнением, что не нужно рассказывать другим народам о себе, в корне не согласна. Да, миссионерство по-прежнему запрещено, но никогда не знаешь, какие настроения назревают в обществе: где еще тихо бродит, а где уже бурлит; на каких сайтах торчит новый Амалек и чьи высказывания читает. Пока евреи молчат, за них говорят другие — и не только комплименты. Но сейчас Всевышний дал еврейскому народу все инструменты, чтобы донести правду о себе. И нужно лишь говорить так, чтобы поняли: на языке слушателя.

Есть языки 70 народов мира, и есть 71-й язык — язык Торы. На нем в первозданном виде говорить только с одним народом и можно — с евреями. Но нужен еще и «язык пиара», выражаясь образно, 72-й язык.

В интервью с въедливыми журналистами нельзя называть женщин нечистыми, как и говорить, что место их — на балконе, будь это хоть трижды правдой. Но надо говорить о том, что вопросы чистоты женщин носят исключительно ритуальный смысл, а иудаизм ни в коем случае не считает их априори нечистыми. Наоборот, женщины во многом превосходят мужчин. Евреи не нуждаются во всеобщей любви, но важно, чтобы народы мира знали: именно иудаизм сформировал современные этические принципы. Что все гуманистические императивы современности заложены Торой, полученной еврейским народом еще 3300 лет назад. И необходимо настаивать на невозможности исполнения сегодня смертного приговора в любом виде. В том числе за гомосексуализм. Что главный судья — Всевышний, а не человек. Вот это должно было попасть в «Сноб».

Нам нельзя «заманивать» в евреи, но быть «светильником» для народов мира, улучшать человечество, продвигая концепцию Бней Ноах, — не в этом ли миссия народа избранного? И не лучшее ли время для этого именно сейчас, когда любое слово долетает до адресата за доли секунды?

Другой собеседник, с которым мало кто говорит на его языке, это светский еврей. Таких и сегодня очень много в России, в Москве. И не сказать, чтобы они вовсе не интересовались своими корнями. О нет, многие и на Пурим наряжаются, и детей отправляют в Израиль по программе «Таглит». Но когда таки решаются и задают на сайтах сокровеннейшие свои вопросы раввинам (живу с женой 30 лет, нееврейка, а я вот тут решил вернуться к корням, как быть?), то нередко получают ответы рубленые и резкие, суровые, как постановление пленума ЦК КПСС, как приказ, который не обсуждать надо, но строго исполнять. Я не говорю, что ради «украденных (у еврейства) младенцев» надо переписывать галаху и менять установления, благодаря которым евреи сохранили себя. Но народ-учитель и должен говорить педагогично, не так ли? Зная и жалея своего ученика, выросшего в рабстве, но невиновного. Тем более если ученик — его брат. Ту же дисциплину, даже Б-гом данную, можно разъяснить по-разному: терпеливо, предлагая варианты, сочувственно разъясняя, как и почему, или швырнув на стол. Но в этом случае ученик просто захлопнет ноутбук и решит навсегда оставаться двоечником.
Однозначность и категоричность здесь — хуже молчания. Разбираться в потребностях и намерениях собеседника — не значит «прогибаться» или «подстраиваться».
Да, ответы на все вызовы есть в Торе. Но даже и к Торе есть комментарии.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>