МОШЕ ФЕЙГЛИН: израильское общество стоит перед разбитым корытом


Моше Фейглин

По многолетней традиции во время формирования коалиции, когда выборы уже прошли, но правительство еще не сформировано, депутаты-новички выступают в кнессете со вступительными речами, рассказывая о себе и своем мировоззрении

Вступительная речь в Кнессете Моше Фейглина:

Уважаемый председатель и уважаемые коллеги-депутаты кнессета!

Я сидел и слушал все вступительные речи. Это были отличные речи, некоторые даже виртуозные. Но, когда я слушал речь депутата Мики Леви – генерал-майора полиции в отставке, с которым мы встречались, находясь на разных сторонах баррикады – он полицейский, а я демонстрант, – и он рассказывал, как погиб его брат в Иорданской долине, мое сердце вздрогнуло.

С вашего позволения я расскажу вам почему. Во мне нет гордости за эту историю. Наоборот, я расскажу о своем грехе.

Я был молодым командиром взвода в батальоне резервистов. Во время одного из военных сборов прибыл новый комбат и распределил нас по укрепленным пунктам вдоль границы в Иорданской долине.

Форт, который я получил под свою ответственность, обозревал один из мостов через Иордан и включал передовой пост, располагавшийся возле самой границы. Я решил быть на этом самом чувствительном участке.

К вечеру прибыл новый комбат и в присутствии солдат спросил меня, все ли в порядке.

– Нет, – ответил я.

– Почему нет? – спросил комбат.

– Посмотри, – сказал я ему. – Любой может легко перейти мост по той тропинке, обойти укрепленный пункт, используя неровности местности, и незаметно проникнуть в форт сзади…

К моему удивлению, комбат отреагировал очень гневно. Он сделал мне выговор в присутствии солдат и ушел. Это было поразительно.

«Наверно, он знает нечто, что мне неизвестно», – сказал я сам себе и забыл об этом.

Мой временный призыв завершился, я вернулся домой. А примерно через год услышал в новостях, что солдат погиб именно при тех обстоятельствах, о которых я предупреждал. Вы уже поняли, о ком идет речь.

Мое сердце щемило, я был очень зол на себя. Я должен был тогда, год назад, поднять шум, возможно, покинуть форт в нарушение полученного распоряжения и устроить скандал в канцелярии командира территориальной бригады.

Помните, депутаты кнессета 19-го созыва, то, что вы видите, это именно то, что есть на самом деле. Принимая мировоззрение других, мы обманываем доверие наших избирателей. «Сверху» не видят больше, чем мы видим тут. «Сверху» уже не видят ничего.

Через несколько лет после тех событий были подписаны Ословские соглашения. И вновь я ясно видел перед собой приближающуюся беду. Видел тысячи жертв и – хуже того – международную делегитимизацию существования нашего государства. Ведь если вы признаете Организацию освобождения Земли Израиля от евреев, то что еще вы можете утверждать? Скажете арабам: «Сделайте одолжение, примите то, что мы взяли у вас в 1967 г., и в обмен откажитесь от того, что мы взяли в 1948-м?» Насколько жизнеспособно это извращенное предложение?

На этот раз я не молчал. Хоть целая страна аплодировала новому платью голого короля, но я упрямо говорил правду. Были демонстрации и до нас, но они или скрывались СМИ, или высмеивались перед публикой. Сторожевые псы демократии не только не выполняли свою задачу, но и превратились в псов замалчивания и затыкания ртов.

Вы понимаете: чудесный поход к свободе, начатый Авраамом, продолженный исходом из Египта, созданием древнего царства и постройкой храма для Царя Царей на Храмовой горе в Иерусалиме остановился, когда был разрушен храм.

Две тысячи лет назад мы ушли в изгнание, и было не ясно, как уцелеем без храма, без аутентичной еврейской культуры народа в своей стране.

Так еврейский народ создал самый удачный start up в истории – еврейскую религию. Иудаизм, который был гораздо больше, чем просто религия, сбросил с себя территориальную составляющую и стал чем-то, приспособленным к индивидууму, семье, общине.

Через две тысячи лет сионисты-первопроходцы почувствовали, что этот спасательный канат вроде бы становится петлей. Они должны были отрезать его, чтобы опять почувствовать землю под ногами. Так возникло государство.

Писатель Хаим Азаз в своей книге «Проповедь» пишет от имени еврейского первопроходца Юдки: «Ты можешь называть меня евреем, если чувствуешь необходимость в этом, но я уже не еврей, я сионист…»

Мы вернулись в свою страну и возродили государство, но вместо того, чтобы добавить к нашей еврейской идентификации еще одну составляющую, попытались создать новую идентификацию.

«Осло для меня – это значит забыть, что ты еврей», – сказала писательница Дорит Равивьян. Процесс отдачи страны – это отчаянная попытка сбросить с себя еврейскую идентификацию и ногтями выцарапать что-то новое. Процесс Осло не был антисионистским. В этом левые правы. Осло – это отчаянная попытка реализовать эту сторону сионизма.

Дорогие друзья, израильское общество стоит сейчас перед разбитым моральным корытом. Мы уже не можем оправдать наше право на эту землю без нашего Небесного Отца, которого мы оставили в галуте. Мы должны вернуться к нашей идентификации. Лишь вернувшись к себе, мы по-настоящему сможем предоставить права человека нашим соседям и различным секторам.

Арабы правы, когда отвергают любые попытки навязать им израильскую идентификацию. «Если я – это я, – говорит ребе из Коцка, – потому что я – это я, и ты – это ты, потому что ты – это ты, то я – это я, и ты – это ты. Но если я – это я, потому что ты – это ты, и ты – это ты, потому что я – это я, то я – не я, и ты – не ты». Именно в таком состоянии находится сегодня израильское общество.

Я молюсь, чтобы Всевышний дал мне силы соединить откровение и идеал с действительностью, вернуть государство Израиль к его сущности и предназначению – служить еврейскому народу и идеалам пророков. Исправить мир под властью Всевышнего.

Перевод: Моше Борухович (МАОФ)

 

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>