МЕРВИН ГАЙЕР: Нынешний рост антисемитизма в Европе удивил бы и Гитлера


Мервин Гайер (второй слева)

В тот день президент США Барак Обама, казалось, был уверен в себе как никогда. Напротив него сидели 14 лидеров еврейской общины страны, и президент вещал хорошо поставленным голосом, время от времени окидывая острым взглядом собравшихся. И в этот самый момент случилось нечто непредвиденное…

«Господин президент, извините, что я вас перебиваю, — раздалось из одного из кресел, — но я просто не могу больше это слушать! В своих выступлениях по всему миру вы не раз говорили о том, что память о холокосте для вас священна, что мы должны извлечь уроки из того, что произошло 70 лет назад в лагерях смерти. И что сейчас?! Сейчас, когда один из главных аятолл Ирана во весь голос и совершенно ясно заявил, что следует уничтожить Государство Израиль, вы молчите! Где же память о холокосте?»

Человека, который произнес эти сакраментальные слова в овальном кабинете Белого дома, зовут раввин Мервин (Моше Хаим) Гайер. Наш собеседник родился и вырос в Нью-Йорке, в не самом благополучном Ист-Сайде, и в начале своей карьеры в течение 15 лет был раввином одной из синагог Ванкувера и директором центра «Гилель», работающего с еврейскими студентами во всем мире. Затем он основал Академический центр Торы в еврейском квартале Беверли-Хиллз, а потом решил создать и Центр памяти Катастрофы в США. Вместе с потенциальным спонсором он обратился с этой идеей к Шимону Визенталю, с которым до того уже однажды встречался в Европе в качестве одного из членов большой группы американских раввинов.

Для начала Гайер создал очень небольшой, скромный музей Катастрофы. Но уже тогда он был одержим идеей, что деятельность его детища должна быть в первую очередь обращена не к евреям, а к неевреям — с тем чтобы помочь народам мира осознать происшедшее и предотвратить повторение подобных трагедий с евреями или каким-нибудь другим народом в будущем.

— Основное направление вашей деятельности связано с мировым антисемитизмом. Можно ли сказать, что современный антисемитизм принял более жесткие формы, чем в прошлом, или, наоборот, сегодня евреи в мире чувствуют себя куда более уверенно, чем прежде?

— Думаю, вы удивитесь, если я скажу, что больше всего нынешним огромным ростом антисемитизма был бы удивлен человек по имени Адольф Гитлер. Гитлер, да будет стерто его имя, уже зная, что он проиграл войну и близится крах нацизма, написал в своем завещании, что его «правоту» будут осознавать единицы и пройдут сотни лет, прежде чем Европа вернется к провозглашенным им «ценностям», то есть ненависти к евреям, к социализму, ко всем, кто не разделял его идеологию. Если бы он вдруг, упаси Б-г, воскрес, он был бы в шоке. Он считал, что для того, чтобы антисемитизм снова поднял голову и встал во весь рост, понадобятся сотни лет, и, безусловно, представить не мог, что это может случиться в течение нескольких десятилетий, что спустя всего 70 лет антисемитизм снова станет популярным трендом в Европе, и, к примеру, евреи Голландии будут чуть ли не ежедневно вынуждены выслушивать призывы отправить их в газовые камеры.

— И все же это нельзя сравнивать. Сегодня евреи слышат подобные призывы, а в годы Катастрофы эти призывы просто претворяли в жизнь…

— Все злодеяния в мире всегда начинались с разговоров, а уже затем их претворяли в жизнь. Один из известных американских журналистов, автор бестселлера о Катастрофе, вспоминает в своей книге, как в 1933 году он специально приехал с семьей в Германию, чтобы проверить, насколько правдивы публикации в американских СМИ о преследованиях евреев. Отпуск получился великолепным — все вокруг были предельно вежливы, внимательны, никакими преследованиями и не пахло. И вот тогда он направился в американское посольство, чтобы выразить возмущение той «клеветой», которую его коллеги возводят на немцев.

Выйдя из посольства, он направился с семьей на прогулку к озеру и встретил по дороге группу немецких солдат. Когда он не ответил на нацистское приветствие, те стали избивать его и, возможно, забили бы до смерти, если был он не сумел связаться с посольством и не попросить о помощи.

Да, сегодня пока никто не строит газовые камеры, но ясно, что процесс идет. В Германии это тоже был процесс. Никто сразу не приступил к уничтожению евреев, но слова в итоге привели к действиям, и если не обратить внимания на то, что происходит в мире сегодня по отношению к евреям, это может обернуться очень тяжелыми последствиями.

— Но в чем вы видите угрозу евреям в современной Европе?

— В свое время Европа капитулировала перед Гитлером. Сегодня она капитулировала перед Ираном. У Гитлера и Ирана есть одна общая цель: уничтожить еврейский народ. То, что происходит сегодня вокруг Ирана, на мой взгляд, просто немыслимо. Это государство, не скрывая, провозглашает своей главной задачей уничтожение Израиля, а европейцы спешат в Иран делать бизнес.

— Евреи сегодня играют огромную роль в силовых структурах всего мира и США в частности. Они составляют часть высокопоставленных сотрудников американской администрации, они являются самыми влиятельными лоббистами на Капитолийском холме; еврейские бизнесмены спонсируют многих американских политиков. Почему же они не смогли остановить сделку с Ираном?

— Я был приглашен на встречу лидеров еврейской общины США с президентом Обамой только один раз. На вторую встречу меня не пригласили. Обама понял, что не в состоянии убедить меня в своей правоте, и решил продолжать убеждать лишь тех, кто готов поддаться его влиянию.

— Что произошло на той встрече?

— Президент в основном жаловался на премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Он говорил о его речи в Конгрессе, о том, какой ущерб это нанесло израильско-американским отношениям. Затем он стал говорить, что все возражения Нетаньяху против сделки с Ираном не по делу, что на самом деле соглашение с Ираном замечательное. Мы попытались указать ему на множество слабых мест в этом соглашении, но тут встала представительница леворадикального еврейского движения «Джей-стрит» и заявила: «Господин президент, вам не стоит волноваться из-за того, что вам сейчас говорят собравшиеся. 80% американских евреев согласны с тем, что вы говорите, и поддерживают вашу политику. Продолжайте делать то, что вы делаете, и не нужно слушать ни одного из тех, кто сидит за этим столом». Это был, что называется, удар под дых.

— Как отреагировал президент на вашу критику?

— Разумеется, он разозлился. Об этом говорил тот факт, что я не был приглашен на следующую встречу. Он ответил мне, что предпочтительнее вначале говорить с «хорошими парнями», а уже потом разбираться с «не очень хорошими». Понятно, что это был смехотворный ответ. США в последние годы ни разу не попытались оказать давление на ХАМАС, предпочитая вновь и вновь выступать против еврейских поселений. Я не помню ни одного раза, когда бы представители нынешней администрации выступили бы с публичным осуждением ХАМАС, и этот факт не нуждается в комментарии.

Обаме удобно верить, что «Джей-стрит» представляет большинство евреев США. Ну а почему бы им не поддержать договор с Ираном, если они изначально поддерживают все, что он делает, и открыто выступают против интересов Израиля? Понятно, что Обама будет прислушиваться именно к «Джей-стрит», хотя количество поддерживающих их евреев весьма далеко от тех цифр, которые они называют.

— Все же почему вы так убеждены, что соглашение с Ираном настолько плохо? Может, все же речь идет о неплохом соглашении, которое в итоге пойдет на пользу Израилю?

— Это, что называется, элементарная арифметика. Это соглашение было бы хорошим, если бы правительство Ирана заявило, что оно решает все проблемы и у него больше нет никаких претензий к Израилю и поползновений к его уничтожению. Но вместо этого мы слышим, что ликвидация Израиля остается стратегической целью Ирана.

Следует вспомнить, что в то самое время, когда Иран так нуждается в этом соглашении для спасения своей экономики, его духовный лидер публикует книгу, в которой прямым текстом говорит, что надо убивать как можно больше евреев, чтобы они начали бежать из Земли Израиля. Повторю, это он пишет в то самое время, когда Иран нуждается в США как в воздухе. И никто на это никак не реагирует. Поведение Америки в этой истории возмутительно. Израиль — ее единственный друг и союзник на Ближнем Востоке. Разве друзья себя так ведут? К кому обратятся США, если Израиль от них отвернется? К Саудовской Аравии? К Египту? Весь этот регион будет залит кровью!

— Как давно вы знакомы с Биньямином Нетаньяху?

— 30 лет, а то и больше. Мы принимаем его каждый раз, когда он приезжает в Лос-Анджелес. В последнюю нашу встречу я показал ему письмо Гитлера, в котором он впервые озвучивает идею тотального уничтожения евреев. Этот уникальный документ датирован 1919 годом. Гитлер тогда был тайным агентом, в задачу которого входило пресекать влияние коммунистов в немецкой армии. Один из солдат направил в отдел, в котором он служил, письмо с вопросом: правда ли, что в поражении Германии виноваты евреи? Начальник отдела не знал, что на это ответить, и поручил написать ответ Гитлеру. И тот написал: «Нам нужно сильное правительство, у которого хватило бы воли и мужества, чтобы уничтожить всех евреев».

— Для чего вы храните этот документ?

— Он показывает, как долго Гитлер вынашивал планы нашего уничтожения. А значит, мы должны научиться опознавать новых гитлеров и вовремя их нейтрализовывать.

— Но что мы можем сделать против ненависти? На протяжении всей истории все народы ненавидели евреев…

— Это не совсем так. У нас есть множество друзей. К примеру, есть очень много арабов, которые поддерживают евреев. В последние годы я шесть раз был в Дубае и видел, что они ненавидят Иран куда больше, чем нас. Арабы вообще ненавидят Иран куда больше, чем его не любят на Западе. Мы видим, что у нас появились новые союзники на Ближнем Востоке. В последнее время с Израилем все больше сближаются Индия и Китай. Наконец, следует помнить, какая огромная поддержка есть у Израиля среди христиан Америки. Все опросы показывают, что большинство граждан США осуждают договор с Ираном — именно потому, что он угрожает интересам Израиля.

— Но, может, все дело в том, что вообще закончилась эпоха дружбы между США и Израилем?

— Маймонид в комментарии к главе «Берейшит» разъясняет, что фраза «И стал одним лагерем» намекает на события далекого будущего, когда придет один плохой для евреев правитель и принесет им великие беды, но затем придет другой правитель, который будет дружески настроен к евреям и спасет нас. Тот, кто знаком с еврейской историей, знает, что всякий раз, когда во главе той или иной страны вставал гонитель евреев, вскоре возникал другой царь, действовавший нам во благо. Благодаря этому наш народ выжил, и благодаря этому возродилось Государство Израиль.

Когда Герцль решил возродить еврейское государство, он обратился за помощью к английским евреям. Те, как и все евреи, хотели знать, на что будут потрачены их пожертвования, и Герцль для составления такого отчета нанял адвоката Дэвида Ллойда Джорджа. Он же убедил Ллойда Джорджа приехать в Палестину и сделал горячим сторонником сионистской идеи. Впоследствии, став премьером Великобритании, Ллойд Джордж поддержал декларацию Бальфура о создании в Палестине национального очага еврейского народа. Это как раз то, о чем говорил Маймонид: против царя — ненавистника евреев всегда появляется царь, являющийся другом нашего народа.

— Можно утверждать, что Барак Обама ненавидит евреев?

— Нет. Он, безусловно, убежден, что действует нам на пользу. Проблема заключается в том, что Обама был бы хорош в качестве лектора университета, но не в роли президента. У него много идей, но они совершенно оторваны от политической реальности. Он видит, как интеллигентно ведут себя представители Ирана, оказавшись на Западе, и не понимает, с кем на самом деле имеет дело. Но он не антисемит. Как президент он выделил немалые суммы на создание ПРО «Железный купол», усилил сотрудничество между США и Израилем в области безопасности. Но он не способен вести переговоры с Ираном так, как их следовало бы вести. Для этого нужен политик масштаба Черчилля. Даже самые большие поклонники Обамы признают, что он — не Черчилль.

— Вы опасаетесь за судьбу еврейского народа после такого соглашения с Ираном?

— Нет. Я верю в обещание Всевышнего, что мы будем «народом вечным». Я уверен, что рано или поздно иранцы провалятся. Они либо уничтожат сами себя, либо мир рано или поздно осознает исходящую от них угрозу.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>