Главный раввин Москвы ПИНХАС ГОЛЬДШМИДТ: «Мусульмане — наши союзники в борьбе с радикализмом»


Главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт (фото: Илья Иткин)

Главный раввин Москвы и председатель Совета раввинов Европы считает, что у евреев Франции есть будущее, несмотря на внушительные результаты Марин Ле Пен на недавних выборах. Чего добились европейские раввины за 60 лет и что делать, если под угрозой — кипа, шхита, а также личная безопасность?

— Завершилась самая масштабная изо всех конференций Совета раввинов Европы. В Амстердаме собралось более 350 раввинов со всех стран Европы, США и СНГ. Что вы можете сказать по окончании мероприятия, какой путь прошел СРЕ, чего добились его представители?

— В первую очередь стоит вспомнить о том, что 60 лет назад первая конференция СРЕ состоялась именно здесь, в Амстердаме. После ужасов Второй мировой войны и Холокоста большая часть евреев вообще сомневалась, что у европейского еврейства есть будущее.

— Да и не только европейского — были люди, и немало, которые считали, что еврейская история вообще закончилась.

— Были и те, кто отказался от иудаизма — слишком тяжело было принять, понять и прожить события Катастрофы. За шесть десятилетий существования СРЕ мы прошли множество исторических и политических событий, имели как удачи, так и поражения в своей деятельности, но сегодня можно сказать с уверенностью, что нам удалось возродить еврейскую общину Европы. Сегодня и в странах Европы, и в России живут евреи, живет община. Где-то более успешно, где-то менее, но евреи живут в Европе и борются за будущее общины здесь. Мы не просто существуем — мы развиваемся. И вы сами можете наблюдать, как много молодых европейских раввинов участвуют в нашей конференции, участвуют в обсуждениях и стремятся улучшить жизнь еврейского населения в доверенных им общинах, городах, странах.

— Какие основные направления деятельности СРЕ вы можете выделить сегодня?

— Ситуация с европейским еврейством не самая комфортная. Мы видим, как права религиозных меньшинств подвергаются ограничениям со стороны власти. Мы сообща с другими религиозными меньшинствами ведем активную деятельность, для того чтобы не допустить этого и сохранить наши права, такие как ношение религиозной символики и одежды, шхита и брит-мила.

— Не меньшей проблемой является и волна террора, захлестнувшая Европу.

— Безусловно, все без исключения потрясены преступлениями и терактами, произошедшими за последние годы. Нам стоит признать, что в XXI веке эти события имеют религиозную подоплеку в том числе, поэтому проблема не может быть решена без участия религиозных лидеров. Именно поэтому мы проводим десятки, сотни встреч — как с представителями Евросоюза, так и с другими конфессиями, — для того чтобы разработать порядок действий и рекомендаций по борьбе в религиозным радикализмом и экстремизмом.

— Например?

— Мы образовали еврейско-мусульманскую конференцию, чтобы обсуждать проблемы совместно с нашими партнерами, а также разработали специальный манифест по борьбе с религиозным радикализмом, пункты которого уже были приняты некоторыми европейскими странами. И конечно, мы работаем надо множеством вопросов, касающихся только религиозной деятельности, жизнедеятельности общины и работы наших раввинов.

Конференция делает все, чтобы евреи могли продолжать комфортную жизнь в странах Европы. Есть еще одно отдельное направление нашей работы — европейский кашрут. В рамках этой деятельности мы кошеруем производства, помогаем производителям выйти на кошерный рынок и постоянно ведем мониторинг и проверку кошерных продуктов.

— В своих интервью вы уже говорили, что существует угроза от ультраправых, но тема этих выборов стала чуть ли не основной в Амстердаме. Во время конференции неоднократно поднималась тема выборов во Франции, тем более что их итоги были озвучены буквально накануне первого дня конференции. Почему евреи так внимательно следили за выборами?

— Сегодня Франция является полем битвы за будущее еврейской общины Европы; местом, которое находится между страхом и надеждой. Результаты первого этапа президентской гонки во Франции показали, что немалая часть избирателей голосует за Ле Пен – кандидата, который почти открыто пропагандирует ультранационализм и стремление ограничить права меньшинств. Население Франции устало жить без решительного и сильного лидера, поэтому было готово искать ответ в других партиях, в том числе в партии Марин Ле Пен. Поэтому представители еврейских общин действительно опасались, что «Национальный фронт» победит на выборах.

Узнав результаты выборов, я могу сказать, мы действительно вздохнули с облегчением — президентом стал Макрон. С другой стороны, мы помним про более чем 30% голосов, отданных «Национальному фронту». Мы не должны забывать это обстоятельство.

— Вы упомянули еврейско-мусульманскую конференцию. Что общего сегодня у мусульман и евреев Европы?

Переговоры начались еще в августе 2015 года, тогда в Вене состоялась первая межрелигиозная конференция такого уровня. После этого последовали долгие согласования, и спустя почти год мы создали некий устав нашей организации. Я считаю, что такой союз совершенно необходим сегодня, и этому есть несколько причин. Во-первых, в связи с миграционным кризисом в Европе огромное количество мусульман прибыли в страны ЕС, тогда как ЕС не готов на 100% помочь им интегрироваться в европейское общество. Мы, евреи, имеем огромный опыт того, как стать частью европейского общества, поэтому в данном случае мы хотим помочь и поделиться опытом с нашими братьями. Можно сказать, что это обмен опытом проживания религиозных меньшинств в Европе.

Второй момент — это борьба с религиозным радикализмом. Мусульмане — наши союзники в этой борьбе.

— Звучит парадоксально.

— Те, кто, прикрываясь именем ислама, совершают страшные преступления, не имеют отношения к настоящей вере. И мы, и наши коллеги понимаем, что наиболее уязвимой для радикалистов является молодежь. Именно молодежь является более внушаемым слоем общества, находясь в поиске, часто вступает в радикальные религиозные течения. Поэтому мы должны бороться с источником экстремистских учений — с людьми, которые их проповедуют и несут эти знания в общество. В нашем манифесте, представленном в Давосе, мы передали рекомендации, которые были учтены и другими конфессиями. Среди них подготовка и обучение религиозных лидеров, прозрачность в отношении финансовых операций, касающихся религиозных общин, и другие рекомендации.

— Планируются ли подобные союзы на территории России или СНГ?

— В ближайшее время мы планируем провести аналогичную конференцию между еврейскими и мусульманскими общинами и в России. Помимо превентивных мер мы должны бороться и с существующими проблемами. После теракта в Петербурге и новостей о задержании представителей ИГИЛ в крупных городах России мы не должны игнорировать эту потенциальную опасность.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>