ГЕНРИ РЕЗНИК: «Без норм, установленных религией, нормальное существование людей невозможно»


Генри Резник (фото: Илья Иткин)

Визитной карточкой адвоката Генри Резника служит его имя. Заслуженный юрист Российской Федерации, член Общественной палаты, человек, услугами которого пользовались Борис Ельцин, Егор Гайдар, Владимир Гусинский и другие общественно значимые фигуры. Резник — не только юрист, но и человек, для которого вера в бессмертие души и ее связь с Высшей силой не менее важна, чем буква и дух закона.

— Генри Маркович, профессия адвоката вызывает не только восхищение, но и упреки: человек-де отмазывает преступников от наказания, использует разного рода ухищрения. Насколько такие обвинения являются оправданными?

— Следует помнить, что существуют две модели судебного процесса, разыскная и состязательная. Если сосредоточить функции обвинения и защиты в одном органе (разыскная модель), это приведет к произволу. Процессуальные функции должны рассредоточиваться — есть обвинитель, есть защитник, который указывает суду на огрехи обвинения. Перефразируя Черчилля, состязательность — это наихудший способ судопроизводства, если не считать других.

Право на защиту универсально. Все доказательства вины содержатся в деле, а адвокат должен испытывать их на разрыв и отстаивать позицию подзащитного. В противном случае возврат к инквизиции, которая не предусматривала наличие защиты. Кстати, лучшую защиту народовольцев-бомбистов в царской России проводили как раз адвокаты буржуазно-либеральной направленности, не разделявшие их ценностей.

— И принадлежавшие к определенной нации…

— Евреи не могут быть плохими адвокатами (смеется).

— В России или в Израиле?

— С израильскими адвокатами мне напрямую работать не приходилось, но я знаю один пример героического ведения дела. Йорам Шефтель защищал Ивана Демьянюка, против которого были настроены свидетели и суд. Шефтель доказал, что его подзащитный не был охранником-садистом по прозвищу Иван Грозный, и поплатился за это — его облили кислотой, он чудом не лишился зрения. Именно такие дела — тест на верность адвоката профессиональному долгу, его готовность противостоять общественному мнению.

— Скоро состоится конференция, посвященная делу Бейлиса. Вы будете одним из ораторов. В чем заключается важность этого эпизода еврейской истории с юридической точки зрения?

— Дело Бейлиса было знаковым процессом. Буквально за несколько лет до этого во Франции на весь мир прогремело дело Дрейфуса. За него заступались не только адвокаты, но и интеллигенция, начиная с самого Эмиля Золя. Во время процесса над Бейлисом царская власть особым образом сформировала жюри присяжных: семь крестьян, три мещанина и два мелких чиновника. В результате Дрейфуса осудили, а Бейлиса оправдали. Что это, если не торжество российского суда присяжных?

Главным же уроком дела Бейлиса является следующий: разыгрывание националистической — чаще всего антисемитской — карты приводит к краху государства. Это в полной мере испытали на себе Россия и Германия.

Мир по Достоевскому

— Складывается впечатление, что адвокаты — люди сугубо рациональные, которые привыкли поверять алгеброй гармонию. При этом вы как-то высказались о себе: «Я человек не религиозный, но верующий».

— Я сильно развращен своим образованием, склонностью к рационализму, готовностью подвергать всё критике разума. Но я верю в то, что со смертью нашего тела присутствие души в этом мире не кончается и есть другое измерение. Вера — это то, что остается за рамками рациональных построений.

К постижению Б-га приходят разные люди, включая рационалистов, представителей мира науки — Иван Павлов, Альберт Эйнштейн. Виталий Гинзбург как-то сказал: «Не могу верить, это не соответствует физической картине мира». В этом я не могу его поддержать. Есть духовное измерение, ты видишь, как прекрасен мир, его природа, его гармония. Человек не может принять материализм с его случайным возникновением из хаоса.

Цитирую Достоевского: «Если Б-га нет, все дозволено». Если человек считает, что всё заканчивается смертью, в жизни для него останутся только телесные радости. Такой человек будем способен на любую гадость. Если человек — не одноклеточный организм, должен чувствовать какую-то связь с Высшей силой. Мы не напрасно пришли в этот мир.

Возьмем Государство Израиль. Уникальное явление — древняя нация, изгнанная со своей земли, никуда не исчезла. Благодаря чему? Благодаря своей вере. Государство Израиль появилось исключительно благодаря тому, что евреи сохранили веру.

— Вы считаете, что религиозная вера заложила основы современной морали?

— Уголовное право — это попросту парафраз Десяти заповедей. В Торе запрещено убивать, красть и лжесвидетельствовать. В Уголовном кодексе запрещено убивать, красть и обманывать. Так что ничего нового современная мораль не принесла, разве что заповедей стало меньше, за прелюбодеяние никого не судят. Да, меняется состав преступления, появляются новые технологии для его совершения. Но следует помнить, что без норм, изначально установленных религией, нормальное существование людей невозможно.

Современный мир парадоксальным образом хочет строить жизнь на иудеохристианских ценностях, но без христианства. При этом мне кажется, что в нынешнем мире обеспечить порядок может только право, а не религия. Ведь каждая религия считает, что именно она заключила договор с Б-гом и имеет право на правильное толкование Его слов. Я с глубоким уважением отношусь к искренне верующим людям в том случае, если они толерантны к представителям другой веры. Иметь дело с фанатизмом страшно.

Еврей, но хороший человек

Генри Резник (фото: Илья Иткин)

Генри Резник (фото: Илья Иткин)

 

— Готовясь к интервью, я обнаружил, что крупный российский адвокат Резник является потомком крупных фигур еврейской истории. Кем были ваши предки?

— Я потомок двух еврейских мудрецов, Алтер Ребе (рабби Шнеура-Залмана из Ляд, основателя любавического хасидизма), и главного раввина Кременчугской синагоги Рафаловича. Интерес к своим корням и наследию предков у меня возник под влиянием конкретного судебного процесса. В 1990 году в печально известном «Нашем современнике» была опубликована статья Александра Казинцева «Я борюсь с пустотой». Автор оболгал профессора Германа Брановера, любавического хасида, видного ученого и популяризатора иудаизма. Ко мне обратились его ученики, и я взялся за дело. Абсолютно на благотворительной основе.

— Я читал вашу речь: «Существует два патриотизма. Один основан на любви к Отечеству, другой — на ненависти к инородцам. В данном процессе перед нами второй — лжепатриотизм».

— Готовясь к суду, я погрузился в основы иудаизма. Тут-то все всплыло — и то, что я потомок Алтер Ребе, и правило «Не делайте другим того, чего не хотите себе». Нас ведь учили, что оно сформулировано Кантом, а оказалось, что за тысячелетия до него именно эти слова произнес мудрец Гиллель…

Еврейская гордость у меня всегда была. Смотришь — в любой области науки и искусства сплошь «наши люди». Вот и гордишься принадлежностью к такой талантливой нации. Есть анекдот: чем отличается сионист от антисемита? Сионист говорит: «Среди евреев много знаменитостей». Антисемит жалуется: «Среди знаменитостей много евреев».

Если бы не было антисемитизма, я бы не узнал о своем еврейском происхождении. А так — дети во дворе начали обзывать жидом, я стал драться. Был крепким мальчиком, занимался волейболом и в студенческие годы по волейбольным делам уехал в Ташкент. А там — вторая Одесса. Греки, персы, уйгуры, корейцы, армяне, евреи. Антисемитизма в Средней Азии не было, поскольку всех делили исключительно на узбеков и неузбеков.

— По тогдашним советским меркам практически райское место.

— Не совсем. По окончании вуза, в 1962-м, евреев уже не принимали ни в КГБ, ни в МВД, ни на дипломатическую работу. Существовали три негласные заповеди: «не принимать», «не выгонять», «не выпускать». То есть не принимать евреев в вышеперечисленные структуры, не выгонять тех евреев, которые там уже работают, и не выпускать за границу. Но мне повезло. Я переехал в Алма-Ату, а местный министр МВД Панков был фанатом волейбола. В результате меня взяли в следственное управление МВД Казахстана. Но честно признаюсь, я еврей по крови, но русский по культуре, и никуда от этого не деться.

— В Советском Союзе существовал государственный антисемитизм. Что происходит сейчас? Чисто теоретически, может ли еврей стать президентом России?

— Сейчас ситуация вегетарианская, но она может измениться, и в очередной раз будет разыграна карта антисемитизма. В нынешней российской ситуации на это ничего не указывает, но наша историческая память сильна. Евреи всегда боятся смены политических режимов.

Что же касается второй части вопроса, то, как известно, существует этническое и политическое определение нации. Еврей, который родился, вырос и живет в Америке, политически является американцем. Российский еврей — россиянином, французский — французом. Однако так уж сложилось, что принадлежность к еврейству является своеобразным маркером для окружающих: «ты не совсем такой, как мы».

Тем не менее я не исключаю, что когда-нибудь в России президентом может стать еврей. Сейчас нет государственного антисемитизма, проводится разумная и правильная национальная политика. На бытовом уровне конечна, как и неистребима позиция «Такой-то — хороший человек, хоть и еврей». Тот же Дизраэли был любимым министром в правительстве Великобритании, завоевал популярность. Такая ситуация возможна и в России. Появится приятный харизматичный политик, про него будут говорить: «Да, еврей, но хороший человек».

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>