ДАВИД ШЕХТЕР: Стена единства, стена раздора


Раввин Котеля Шмуэль Рабинович

Два тысячелетия Западная Стена, окружавшая Иерусалимский храм на горе Мория была символом единства еврейского народа. В еврейских общинах, находившихся в Европе, Америке или в каком-нибудь медвежьем углу России, трижды в день обращались евреи в сторону Иерусалима, умоляя Всевышнего вернуть Свой народ в Эрец-Исраэль и восстановить Храм. Но в последние годы Западная Стена, Котель или, как ее часто называют на русском языке — Стена Плача, превратилась из символа единства в символ раздора. Немалые к тому усилия приложила организация «Нашот ха-Котель» — «Женщины Котеля». И дело вовсе не том, что женщины эти не исповедуют ортодоксальный иудаизм. Дело в том, что для достижения своих целей они решили, что называется, коня на скаку остановить, избрав путь постоянных и крикливых провокаций.

После освобождения в 1967 году Старого города Иерусалима от арабской оккупации Котель был передан израильским правительством верховному раввинату. Расчищенная перед стеной площадка и подземелья, уходящие на север, под дома арабского квартала, превратились в одну большую синагогу. А поскольку в Израиле абсолютное большинство евреев принадлежат к ортодоксальному иудаизму, то и молитвы, и правила поведения в этой синагоге установили в соответствии с ним.

Все изменилось с тех пор, как женщины из организации «Нашот ха-Котель», обуянные революционным пылом, решили силой добиться своей цели. Сперва они потребовали от главного раввина Котеля, чтобы им официально разрешили молиться так, как они хотят — то есть накинув талиты, надев на голову ермолки и читая недельную главу из Свитка Торы. Поскольку такие обычаи находятся в полном несоответствии с правилами ортодоксального иудаизма, их просьба была отклонена.

Тогда женщины решили, что изменят ситуацию явочным порядком. Каждый «Рош ходеш» (начало нового месяца по еврейскому календарю) десятка два активисток этой организации приходят на женскую половину Котеля в талитах и ермолках. Что, естественно, вызывает протесты со стороны тех, кто придерживается иных взглядов. Но боевые дамы из «Нашот ха-Котель» в долгу не остаются и за словом в карман не лезут. Возникают словесные перебранки, которые уже несколько раз перерастали в рукоприкладство. Поэтому каждый «Рош ходеш» израильская полиция направляет к Котелю усиленные наряды.

Постоянные стычки и перебранки, происходящие возле главной святыни иудаизма, не прошли мимо израильского правительства. Премьер-министр Нетаньяху понял, что с этим нужно что-то делать, и попросил главу Еврейского агентства Натана Щаранского разобраться в проблеме и найти компромиссное решение, которое устроило бы всех.

Почему дело вышло на столь высокий уровень? Ведь «Нашот ха-Котель» реально нарушали и нарушают правила, установленные законной властью. Что, нельзя было остановить зарвавшихся теток на уровне главы полицейского участка?

Конечно, если бы дело ограничивалось только этими конкретными дамами, вопрос был бы давно и полностью решен. Но вся проблема заключается в том, что речь идет вовсе не только о кучке боевых дам, рвущихся на «подвиги». За ними стоят реформистское и консервативное движения в иудаизме, к которым принадлежит подавляющее большинство евреев Северной Америки.

Возникла странная ситуация. С одной стороны, Израиль постоянно прибегает к помощи произраильского лобби. И не зря, ох как не зря враги наши называют Вашингтон глубоким тылом Израиля. Последний пример — именно еврейское лобби чуть ли не силой заставило президента Обаму смягчить свою позицию и по отношению к Израилю и по отношению к Биньямину Нетаньяху. Но, когда эти же самые реформисты с консерваторами приезжают в Израиль, приходят к Котелю и хотят помолиться так, как они привыкли в своих синагогах, тут-то им и говорят: «А здесь, уважаемые господа, вы будете вести себя так, как хотим мы. И никак иначе».

То есть получается явная несправедливость. И в том смысле, что помощью консерваторов с реформистами Израиль очень даже хорошо пользуется, а вот дать взамен ничего не желает. И в более общем аспекте — нарушается базовый принцип существования еврейского государства. Который звучит так: Израиль является домом для всех евреев, где бы они ни жили и каких бы взглядов ни придерживались. На основании этого принципа у каждого еврея есть право в том числе и на Стену Плача, и право выражать возле нее свои религиозные чувства так, как он считает нужным. Поэтому, когда страсти вокруг Котеля чересчур разгорелись, Биньямин Нетаньяху и обратился к Натану Щаранскому.

Почему именно к Щаранскому — понятно. И не только потому, что в силу занимаемого им поста главы Еврейского агентства Щаранский считается «премьер-министром еврейского народа». На сегодняшний день «Сохнут» является чуть ли не единственным круглым столом, вокруг которого сидят, дискутируют и уживаются друг с другом представители всех течений иудаизма. Проведя серию консультаций, Щаранский предложил идею, с которой теоретически согласились все. Состоит она в следующем.

Сегодня открытая площадка Котеля размещается к северу от моста Муграби, ведущему на Храмовую гору. К югу от этого моста находится продолжение Котеля, обладающее точно такой же святостью, что и та часть, возле которой молятся паломники. В свое время ее отдали археологам, которые после продолжительных раскопок нашли там поразительные вещи, например, камни Котеля, которые римляне сбросили вниз. Эти камни лежат там с момента разрушения Храма — нетронутые, со следами железных машин, которыми легионеры Тита терзали Храм. Поэтому сегодня южная часть Котеля является археологическим парком.

Щаранский предложил, сохранив парк со всеми его уникальными экспонатами, превратить южную часть Котеля в место молитв для представителей реформистов и консерваторов. Для этого следует построить над археологическим парком платформу и вывести ее на высоту открытой площадки северного конца Котеля. Таким образом, представители неортодоксального иудаизма получат в свое распоряжение часть Котеля, которая будет во всем равна находящейся в распоряжении ультраортодоксов. Более того, мост Муграби так разделяет две части Стены, что с одной части не видно вторую. То есть никто никому мешать не будет и все смогут воистину молиться спокойно и так, как считают нужным.

Эту идею приняли все. Но, понятно, сразу же возникли многочисленные технические вопросы. Что делать, пока платформа не будет построена? Будет ли открыт доступ и ортодоксам в южную часть? И как себя вести, если они по примеру «Нашот ха-Котель» попробуют явочным порядком проводить там молитвы в соответствии со своими обычаями? Все эти проблемы находятся сейчас на стадии выяснения и поиска компромисса.

Хочется верить, что Щаранский преуспеет. Хочется верить, что у всех сторон хватит мудрости, такта и толерантности, чтобы прийти к согласию. Ведь только тогда Котель из Стены раздора станет вновь Стеной единства еврейского народа.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>