АРКАДИЙ ГАЙДАМАК: «Израиль должен ориентироваться на Россию»


Аркадий Гайдамак (фото: Илья Иткин)

Гражданин четырех стран, близкий друг европейских политиков и членов ЦК КПСС, спонсор еврейских организаций, коллекционер антиквариата, бизнесмен Аркадий Гайдамак о времени и о себе.

— Вас принято считать человеком загадочным. Даже насчет места вашего рождения ходят споры. Россия или Украина? Москва или Бердичев?

— Я, как вы понимаете, мог родиться только в одном месте, и этим местом была Москва. В течение многих лет СМИ в некоторых случаях целенаправленно используются моими

оппонентами для распространения ложной информации обо мне. Так, например, слухи о том, что я родился или вырос в небольшом украинском городе, способствуют в некоторых случаях созданию стереотипа образа человека провинциального, необразованного, способного любыми методами достичь желаемого и т. п. Вот и слухи про Украину, где я случайно был один раз проездом, продолжают циркулировать. Дедушка и бабушка родом из Бердичева, это да. Один из моих дядей был габаем в синагоге на Архипова. Мой дедушка тоже был религиозным человеком.

Мы жили на окраине Москвы, среди соседей было немало евреев. Я хорошо помню Хануку. Давали «хануке гелт», несколько рублей. Песах хорошо помню. На Песах в печке — в индивидуальных домах были печки — накаливали металлическую часть молотка. Вилки, ложки, ножи клали в ведро, а туда бросали эту раскаленную железку.

— Что вам запомнилось из вашего детства?

— Я коллекционировал марки, в особенности марки Франции и африканских стран, и часами рассматривал географические карты. Сегодня это из-за интернета никого не интересует, а тогда один из моих дядей был известным коллекционером, и он подарил мне на бар-мицву марочные каталоги на французском языке. Поэтому я еще в детстве стал учить французский.

Когда мне было 17–18 лет, я стал приходить в синагогу на Архипова. Это было сразу после Шестидневной войны, все было на подъеме, идеализировалось. Тогда, в те времена, особенно по субботам, вокруг синагоги собирались «отказники». Мы подписывали разные петиции, ходили на демонстрации. В 1970-м открыли еврейскую религиозную школу при синагоге. Я был первым из трех учеников. Другим был агент КГБ, третьим же стал умственно-отсталый. Я уверен, что каждый из них говорил то же самое. Учителем был Гуревич, пожилой такой человек, обучал нас ивриту.

— В те годы бизнес вас еще не интересовал, только духовные ценности?

— Я всегда жил немножко самостоятельно, был финансово независим. В СССР все вертелись кто как мог.
Родители на меня не давили. Я всегда знал, что уеду из СССР. Перед приездом Никсона в 1972 году разрешили большому количеству евреев выехать, и я уехал. В день своего рождения. Мне было 20 лет.

— Призывной возраст. А как же советская армия?

— Армия? Советская армия в начале 70-х годов по понятным причинам не притягивала. Мне всегда удавалось, как говорят по-французски, пройти между капель во время дождя. По желанию распределился в кибуц. Поначалу думал, что останусь там навсегда. Меня привлекало предполагаемое отсутствие социальной конкуренции в кибуце. Но потом начал наблюдать, размышлять и понял, что кибуцы просто-напросто противоречат человеческой природе.

Через несколько месяцев я ушел из кибуца и стал работать грузчиком в порту. Ночевал прямо на пляже, благо погода позволяла. Потом прошел курс, стал моряком. Как-то раз корабль причалил в Марселе, и я решил остаться во Франции.

Ну, а затем?

Получил специальное образование по электронике и электротехнике. Когда уверенно овладел французским, начал подрабатывать техническими переводами, а затем открыл переводческое агентство. Работал быстро, качественно, $100 за страницу платили. Поначалу ко мне обращались исключительно за переводами, потом я понял, что могу быть хорошим посредником. Про меня говорили: «Когда переводит Гайдамак, мы обязательно договариваемся с партнерами».

Когда работы стало слишком много, начал нанимать помощников. В результате мое агентство с годами превратилось в крупную компанию. Переводами я занимался с 1974 по 1987 год, ежегодно зарабатывал миллионы долларов.

— Кем были ваши клиенты?

— С западной стороны — представители крупных компаний, которые поставляли в СССР промышленное оборудование. С советской — крупные чиновники, представители госструктур, предприятий, «номенклатура». Мне было понятно, что это потенциальные будущие руководители страны. Начал завязывать отношения. И в 1987-м впервые оказался в предперестроечной России.

— Перестройка была приятным сюрпризом?

— Я чувствовал, что что-то подобное произойдет. Еще со времени прихода Андропова. Горбачев был лишь последователем его политики… Был знаком со многими членами ЦК КПСС и Политбюро. Во Франции я со временем стал преуспевающим бизнесменом.

В перестроечные годы занимался тем, что именуется трейдингом: покупал нефть, металл, уголь и продавал на Запад.
Потом была Ангола. В школе я хорошо успевал по истории и географии. Вы знаете, что первые европейцы появились в Анголе в 1492 году, сразу после изгнания евреев из Испании? Это любопытная страна, там живут черные, белые и метисы. Ангола действительно представляет собой самодостаточное государство. В Анголу я попал в 1992-м. Продал партию нефтяного оборудования, близко познакомился с руководством страны.

Антисемитизм есть везде, где есть евреи

Аркадий Гайдамак (фото: Илья Иткин)

Аркадий Гайдамак (фото: Илья Иткин)

 

— Вернемся к постперестроечной России. Вы ведь занимались не только бизнесом.

— В начале 90-х было относительно легко общаться с руководителями российского государства, это совпало с периодами конфликтов, развязанных мусульманскими экстремистами. Были случаи захвата заложников. Я получил несколько французских правительственных наград по освобождению заложников.

— Например?

— В 1995 году я вызволил из плена и вернул во Францию двух французских летчиков, самолет которых был сбит во время боевых действий в Боснии.
В 1997-м в Чечне были захвачены четыре французских заложника, которые на самом деле были офицерами спецслужб, нелегально находившимися на территории РФ. Им должны были отрезать головы.

По международным соглашениям, запрещено платить выкуп за заложников. Но, так как они были офицерами разведки, мы не могли их оставить, и премьер-министр Франции выделил деньги. Я с главой французских спецслужб провел переговоры и при содействии ФСБ вернул этих заложников во Францию.
Я также содействовал вызволению из плена некоторых других граждан европейских стран, захваченных в заложники в Средней Азии и на Северном Кавказе.

— Но в результате французские СМИ говорят не столько о «Гайдамаке-спасителе», сколько о человеке, который был вовлечен в крупные скандалы.

— Все началось в 1995 году, когда президентом был избран Жак Ширак. За два года до этого парламентское большинство получила партия Ширака. Лидером консерваторов был министр внутренних дел, с которым я поддерживал отношения, Шарль Паскуа. Когда Ширак был избран, и это было против интересов Паскуа, они вошли в конфликт. Конфликт развивался, к 2000 году Паскуа создал свою политическую партию, которая опередила блок Ширака. Затем Паскуа объявил, что будет баллотироваться на пост президента на выборах 2002 года.

После чего Ширак начал пользоваться специфическими методами, задействовал службы внешней разведки Франции. Так появилось на свет дело «Анголагейт». Цель была — предотвратить участие Паскуа в выборах. Самым главным стержнем сфабрикованного дела было то, что министр якобы получал от меня деньги и в обмен давал мне высшие государственные награды. Началась моя травля во Франции, чтобы показать, что министр связан с «богатым русским мафиози».

— Считаете ли вы, что вас преследуют, исходя, кроме всего прочего, из «пятой графы»?

— Бытовой антисемитизм существует везде. Большую часть жизни я прожил интенсивно, в разных странах мира за пределами России. Я могу вам сказать, что встречался со случаями несправедливости, связанными с еврейским происхождением. И случаи эти имели место не в России, а на территории европейских стран. Россияне относятся к евреям, а также к иностранцам, намного более благожелательно, чем европейцы. Европейцы, может, ведут себя более сдержанно, но в России отношение лучше.

— Мы еще не разобрались с вашими французскими злоключениями.

— Было другое французское дело: придумали, что у меня и Николя Саркози в Люксембурге были общие банковские счета. Потенциальным кандидатом в президенты на выборах 2007 года был премьер-министр при Шираке де Вильпен. Де Вильпен стоял за сфабрикованным делом против Саркози в целях предотвращения участия Саркози в президентских выборах. Подлог был обнаружен, де Вильпена отдали под суд, и Саркози таким образом смог принять участие в выборах и выиграть их.

Ранее упомянутый Ширак давно должен был сесть в тюрьму, и чтобы не сесть, он должен был держать в страхе Саркози. Мне дали шесть лет за незаконную торговлю оружием. На апелляции отменили все, не было никакой торговли оружием. Но была изобретена следующая

формулировка: «Гайдамак показал свое глубочайшее неуважение к органам правосудия, не являлся на допросы, и поэтому мы даем ему три года тюрьмы». Следователя, с 2000 года ведущего мои дела, в которых всегда фигурировали потенциальные кандидаты, участвовавшие в президентских выборах во Франции в 2002 и 2007 годах и являвшиеся оппонентами Ширака, назначили генеральным прокурором, и он до последнего времени с особым рвением занимался вопросами, связанными со мной. Это было ему необходимо для того, чтобы скрывать и оправдывать все незаконные, на мой взгляд, действия и подлоги, совершенные как против некоторых политических деятелей Франции, так и против меня.

— А из-за чего вас арестовали в Швейцарии?

— В 2005-м я нанял очень известного тренера для моей иерусалимской футбольной команды «Бейтаре», которому все было заплачено, и он очень успешно в Израиле работал, стал, по-моему, тренером сборной. Никогда у меня не было с ним никаких конфликтов. Этот тренер вместе со своим бухгалтером украл деньги, которые я ему перечислил, чтобы он заплатил их своему предыдущему клубу за трансфер. Меня он об этом не известил. А чтобы оправдаться, заявил, что я ему ничего не платил.
Когда я приехал в Швейцарию на суд, чтобы судиться по поводу другого дела — компании, которую у меня украл бывший трастовый управляющий, меня арестовывают, потому что тот тренер известил прокуратуру. А прокурор, начитавшись газет, подумал, что Франция сейчас выдаст запрос на мою экстрадицию.

— Не выдала?

— Экстрадиция — это юридическая процедура. Запрашивающая страна должна предъявить очень веские аргументы. Если они недостаточно убедительны, экстрадиции быть не может. В отношении меня Франция не может требовать экстрадиции. Даже налоговых претензий ко мне нет. Тем более по делу, которое потом признали сфабрикованным. Я это объяснил, меня выпустили и даже дали компенсацию.

Израиль как сталинский проект

Аркадий Гайдамак (фото: Илья Иткин)

Аркадий Гайдамак (фото: Илья Иткин)

 

— Во Франции вы были успешным бизнесменом, а потом стали фигурантом судебных процессов. В Израиле вы занимались благотворительной деятельностью, создали партию, баллотировались на пост мэра Иерусалима, но неудачно. «Тамошние» евреи боятся «наших»?

— Россияне гордятся российскими евреями, и есть за что. А израильтяне — это нация, объединенная по признаку принадлежности к Государству Израиль, а не по принадлежности к еврейству и еврейским традициям. Это противоречит тем идеологическим принципам, из-за которых Израиль был создан — в первую очередь для сохранения евреев и еврейских традиций. Я думаю, что достаточно хорошо знаю израильтян. Это страна, созданная при условиях искусственной идеологии, сионизма.
Большинство израильтян почему-то считают, что наличия еврейского имени и владения одним из еврейских языков достаточно, чтобы считаться евреем. Несколько поколений людей, выросших в Израиле, полностью оторваны от еврейства. В скором времени это может привести к утрате еврейского характере. Израиль, который был теоретически создан для сохранения народа и культуры, стал началом обратного процесса.

— Ваша популярность среди израильтян достигла пика во время Второй ливанской войны. На ваши деньги жители обстреливаемых северных городов были переселены в безопасные места на юге Израиля, где они нашли убежище.

— Ливанскую войну я лично оцениваю как катастрофу. Это громадное поражение для Израиля. Из-за хаотичных и неэффективных военных действий армия перестала считаться непобедимой. Весь имидж непобедимости, который был приобретен за многие десятилетия, пошел насмарку. Тысячу боевиков «Хезболлах» уничтожили, другие десятки тысяч на волне, так сказать, народного гнева появились. Раньше ливанцы к «Хезболлах» относились настороженно, а теперь поддерживают.

— Давид Бен-Гурион говорил, что израильтяне станут нормальным народом, когда у них появятся собственные воры и проститутки.

— Бен-Гурион —политический функционер, который появился ниоткуда. Ему нужно было оставаться у власти, полученной случайно. Его «изречения» глупы и не достойны обсуждения. Я вам даже больше скажу: Израиль — это во многом сталинский проект. После Второй мировой войны Сталин проводил политику дестабилизации Запада путем создания различных национальных государств. А через искусственно созданных лидеров ими можно было управлять. Сталин одобрил создание Государства Израиль, считая, что он будет воздействовать через Израиль на арабские страны, богатые нефтяными ресурсами и находившиеся под контролем Великобритании и США. В результате сионисты из провинциальных городов Восточной Европы заняли руководящие должности.

Параллельно Франция покинула Северную Африку, где проживало многочисленное еврейское население, значительная часть которого переселилась во вновь созданное государство Израиль. Это переселение финансировалось в основном за счет ашкеназских евреев из США. Таким образом, первые государственные лидеры Израиля — с целью заселения Израиля населением, которым они могли бы управлять, — должны были учитывать интересы граждан США, за счет которых обеспечивалось как переселение евреев, так и получение влияния через еврейскую общину США на госструктуры США для поддержки Государства Израиль. Изначально созданное при поддержке СССР и для обеспечения интересов СССР Государство Израиль перешло в зону влияния США.

— Вы предлагаете сменить вектор?

— Сегодня Россия — не СССР. К сожалению, многие политические недоумки отказываются это понять. Россия является страной, на которую Израиль должен ориентироваться. Сегодня Израиль однозначно должен быть с Россией. Россия — страна, у которой нет идеологии, кроме идеологии создания благополучия и стабильности для себя и своих детей. Это полностью соответствует еврейской традиции.

 

Биография

1952 — родился в Москве

1972 — выехал на ПМЖ в Израиль

1973 — остался во Франции

1974 — создал переводческое агентство

1987 — начал осуществлять торговые операции с СССР

1992 — продал нефтяное оборудование Анголе, стал советником местного МИД

2000 — переехал в Израиль, опасаясь ареста во Франции в рамках дела «Анголагейт»

2005 — приобрел футбольную команду «Бейтар» (Иерусалим)

2007 — создал партию «Социальная справедливость»

2008 — баллотировался на пост мэра Иерусалима, набрал всего 3.6% голосов и переехал в Россию

2009 — израильская прокуратура предъявила Гайдамаку обвинение в отмывании 650 миллионов шекелей

2012 — израильская прокуратура отказалась от обвинений в обмен на частичное признание вины и уплату штрафа

 

 

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>