Главный раввин против посмертного изъятия органов


1

В минувшую среду Конституционный суд России официально признал законность извлечения органов из тел умерших для трансплантации без уведомления об этом родственников.

Если члены семьи умершего против, они сами должны поставить в известность медицинское учреждение. В противном случае, органы из тел умерших будут извлечены без их согласия.

Главный раввин России Берл Лазар выразил обеспокоенность таким решением суда и призвал к изменению существующей в Российской Федерации модели презумпции согласия на изъятие органов.

В заявлении раввина Лазара говорится:

Позиция верующих людей по вопросу о посмертном изъятии органов предельно проста. Тело человека, так же, как его душа – дар Б-жий, поэтому в нем тоже есть отпечаток Б-жественной святости.

Мы не имеем права использовать наше тело неправильно, вразрез с Б-жественным законом – ни при жизни, ни после смерти. Б-г дал человеку тело с определенным набором органов. Человек, возвращаясь к Б-гу, обязан вернуть это тело таким же полноценным, каким он его получил.

Поэтому, в частности, у нас есть особые заповеди и ритуалы на погребение. В Израиле, например, если человек гибнет на войне или в результате теракта, работники погребального братства не только старательно собирают для захоронения все мельчайшие части тела – они собирают даже кровь, которая пролилась на камни или на асфальт!

Мы понимаем, что нужны органы для трансплантации. Но забирать их у человека, помимо воли его родственников и близких – немыслимо!

Нельзя ставить вопрос так: либо родственники должны напрямую запретить изымать органы покойного, либо врачи вправе делать это по своей воле.

Если родственники дают разрешение на изъятие, или если человек при жизни дал письменное согласие на использование своих органов после смерти – это уже другое дело.

Но даже несмотря на это, родственникам важно учитывать позицию верующих по этому вопросу и в каждом конкретном случае стоит проконсультироваться с представителями традиционных конфессий.

В связи с этим, я искренне надеюсь, что государство, в конечном счете, проявит в этом вопросе необходимую гибкость и уважение к правам верующих.

Версия для печати