ЕВРЕЙСКИЕ ШКОЛЫ МОСКВЫ: Куда пойти учиться


Здание школы "Эц-Хаим" в Москве (фото: Илья Иткин)

Школьные годы — первый большой старт в жизни человека, и нельзя, чтобы он стал фальстартом: зачастую именно учителя влияют на будущую профессию ребенка, его мировоззрение и умение ладить с миром. Отдать наследника в частную или государственную школу? В религиозную или светскую? Для одаренных детей или инклюзивную? Если пару десятилетий назад выражение «еврейская школа» означало учебное заведение с углубленным изучением английского языка, физики и математики, где в списке лучших учеников числились сплошь Кацы или Гольденберги, то сегодня на карте Москвы представлена вся палитра по-настоящему еврейских школ на любой вкус. Мы поможем вам определиться с выбором.

 

Евгений Филатов, директор школы для одаренных детей «Мир интеллекта»

Евгений Филатов (фото: Евгения Потах)

Евгений Филатов (фото: Евгения Потах)

Одаренные и мотивированные дети

Одаренные дети — это дети с высоким познавательным интересом и умением легко выдавать собственные оригинальные решения. Мотивированные дети хорошо усваивают чужие идеи, а одаренные генерируют свои. И последним, как правило, некомфортно в общеобразовательных школах.

Гениальные дети

Гениальные дети могут быть полусумасшедшими, многие из них асоциальны. Такого ребенка вообще не надо учить, ему нужно дать возможность учиться самому, но ни в коем случае не дома. Он должен жить в доброжелательной среде, среди людей.

Технология создания вундеркиндов

Во-первых, у нас маленькие классы и с каждым ребенком можно работать индивидуально. Во-вторых, мы придаем огромное значение индивидуальному образованию. На тройку каждый ребенок обязан знать все, но что-то должен знать на пять с плюсом.

О пользе соревнований

В обычных школах конкурсы и олимпиады проводятся, только если на это остается время, если они не мешают учебному плану. А у нас это один из основных показателей нашей работы.

Про отбор в школу

При отборе детей в нашу школу мы выясняем главное — хочет ли ребенок учиться. Есть такие дети (по моим оценкам, это примерно 20%), которым вообще ничего не интересно, они хотят только играть и общаться. Им у нас будет некомфортно.

О возможности конфликта с внешним миром

Если ты уже знаешь, что ты хороший и талантливый человек, тебе не надо самому себе ничего доказывать, ты себя ведешь уверенно. И эта уверенность передается даже на расстоянии. Легко унизить человека, который готов к унижению, и очень трудно того, кто знает себе цену.

Тест на вазу

В нашей школе престижно быть умным, не престижно кому-то мешать или совершать асоциальные поступки. Если мы где-то разместим картину или вазу, никому даже в голову не придет их испортить или разбить. Если такое случится нечаянно, дети будут переживать, но сделать такое сознательно для них дикость. А в обычной школе все будет раздавлено и разбито за один день.

Без агрессии

Я замечал, что, когда ребенок сидит на кожаном кресле, он автоматически начинает ковырять его пальцем, и через некоторое время в кресле образуется дырка. На самом деле он так проявляет подсознательную агрессию: «Все, что здесь находится, мне тяжело, противно». А в нашей школе у детей нет таких чувств, все пронизано позитивными эмоциями.

За школьной оградой

Важно, чтобы дети не оставались постоянно в стенах школы, они должны знакомиться с окружающим миром. Поэтому мы регулярно устраиваем экскурсии в музеи и библиотеки.

О школе

Школа «Мир интеллекта» светская, но она еврейская, то есть мы придаем значение еврейской традиции, у нас есть уроки иврита, возможность помолиться, мы соблюдаем еврейские праздники, стараемся, чтобы в школе присутствовал дух еврейской культуры.

О причинах школьного шума

Если зайти в нормальную среднестатистическую школу, там во время перемены ничего не слышно: дети орут, выпускают энергию. А у наших детей нет потребности орать, нет избыточной агрессии или энергии, ведь они реализовали себя в учебном процессе.

 

Юлия Ясинская, директор Школы лидерства «Лаудер Эц-Хаим» №1621

Юлия Ясинская

Юлия Ясинская

Движущая сила лидерства

Одним из самых часто повторяемых слов после «ок», «мама» и «почему» сегодня стало слово «лидерство». Идея лидерства захватила весь мир! Большие корпорации вкладывают в организацию и проведение тренингов и семинаров серьезные средства, воспитание лидера рассматривается как инвестиция в будущее компании, сообщества, мира. Поэтому наша школа понимает потребность развития лидерских качеств в обществе.

Внутренний Эверест

Мы вовсе не ставим перед собой цель вырастить из каждого маленького ребенка топ-менеджера или генерала. Наша главная задача — научить детей управлять своей жизнью.

Тридцатилетние подростки

Как показывает статистика, большинство людей в мире пассивны по отношению к собственной жизни. Даже обладая замечательными способностями и талантами, они зачастую разрешают манипулировать собой, не готовы отстаивать свои убеждения, не умеют планировать свою жизнь, ставить долгосрочные цели, правильно применять умения.

Обезличивание общества

По моему убеждению, самое ужасное обезличивание в нашем обществе происходит не с экономикой, а с молодежью. Сегодня на детей постоянно давят сверстники и средства массовой информации, заставляя их быть не такими, какими они хотят быть в глубине души. Для того чтобы стать «крутыми», они должны вести себя определенным образом — носить одежду определенного вида или «тусоваться» с определенными людьми. Все это ведет к обезличиванию, но внимательный, восприимчивый учитель может предотвратить это.

Чего хотят родители

Современные родители озабочены не только успеваемостью своих детей, но и их эмоциональным благополучием: многие считают социальные навыки детей не менее важными, чем хорошие знания по математике или естественным наукам. Взрослые хотят, чтобы дети умели отвечать за себя.

О самоконтроле

Мы учим детей контролировать собственный прогресс, например, с помощью динамических графиков успешности.

Три кита педагогики

Высокопрофессиональные педагоги в нашей школе строят свою работу на трех китах, или формуле «Правильное, доброе поведение / Darah eretz — Высокое качество обучения — Радость/Simha» — эти названия на иврите служат опознавательным знаком многим добропорядочным евреям.

Первая часть относится к развитию эмоционального интеллекта, то есть творческих навыков, умению работать в команде, взаимодействовать с людьми разного происхождения, уважать другую сторону.

Без второго «кита» — качественного образования — школа не может быть востребованной и нужной обществу.

Ну а третий «кит» — радость, но это вовсе не праздное веселье, это интерес, помноженный на уверенность в собственной способности справиться с любой учебной задачей.

Право на ошибку

Ученики должны понимать, что у них есть право на ошибку, ошибка — это всего лишь способ интеллектуального и личностного развития. И, когда дети окружены безоговорочной верой в свои силы, даже те, кто испытывает трудности в обучении, обретают уверенность в том, что они способны дотянуться до небес!

 

Раввин Элияу Исраэли, директор хедера «Решит Хохма»

Рав Элияу Исраэли (фото: Илья Иткин)

Рав Элияу Исраэли (фото: Илья Иткин)

Родился и вырос в Иерусалиме, учился в ешиве, служил в армии в должности «солдат-учитель». Прошел курсы по линии Министерства просвещения, преподавал в школе в Иерусалиме.

Учитель в военной форме

Во времена моего обучения в ешиве стало ясно, что у меня есть способность к преподаванию. И когда после свадьбы я пошел в армию, моя служба в должности «солдат-учитель» заключалась в том, что я помогал преподавательскому составу в школах на периферии. Мне казалось, что после службы я вернусь домой и займусь каким-то обычным делом. Но в Иерусалиме мне неожиданно предложили должность преподавателя!

Посланник

Когда мне исполнилось 27 лет, я сказал самому себе: «Годы идут, и если появится возможность куда-нибудь поехать, быть посланником, надо ей воспользоваться». И вот я оказался в Москве, прошел очередные курсы и стал учителем в «Решит Хохма». Через несколько месяцев директор, тоже израильтянин, передал мне целый ряд полномочий, и я незаметно для себя стал главой отдела воспитания и образования, а затем и директором.

Школа: знания или воспитание?

Мне кажется, в России школа воспринимается как место для передачи информации. Мы, конечно, даем детям необходимые знания по школьной программе, но главным считаем все-таки воспитание. Мы воспитываем учеников каждую минуту, каждую секунду.

Река иудаизма

Для нас приоритетным является иудаизм, мы постоянно прививаем детям нужные привычки, жизненную философию. Это как река, в которой наши ученики плавают целыми днями. Люди любят напоминать: «Маймонид был врачом!» Да, но прежде всего он был религиозным евреем, который соблюдал субботу. Такое сочетание вполне возможно.

Светские и религиозные дисциплины

Борьба между светскими и религиозными дисциплинами существует исключительно в Израиле. Когда религиозные евреи поняли, что сионизм сопряжен с ассимиляцией, появилась группа раввинов из «Агудат-Исраэль», которые решили превратить школы в место, где преподаются исключительно религиозные дисциплины. Однако в России такой проблемы нет.

Кошерность школьного образования

По терминологии раввина Бен-Иш-Хая, есть вещи разрешенные и запрещенные. Разрешенные — это информативные дисциплины. Запрещенные — мнения, противоречащие идеологии Торы. Иногда их приходится изучать. Мы не делаем из детей роботов, школьная атмосфера помогает понять, что надо изучать «для сердца», а что — потому что так требует программа. Можно сформулировать наш подход следующим образом: мы передаем информацию в смягченном варианте.

Об отборе учеников

У нас нет критериев для отбора учеников, мы берем всех, кто записывается. Вам нужна религиозная атмосфера? Добро пожаловать. Но есть, конечно, и минусы — сложно подстраиваться под каждого, дети приходят из разных семей, с разным уровнем соблюдения.

О конкуренции между школами

Есть люди, которые хотят, чтобы их дети учились в обычных школах и иногда знакомились с иудаизмом, это один уровень. Есть родители, которые отдают детей в еврейские нерелигиозные школы. А есть те, которые отводят детей к нам, — ради упомянутого сочетания секулярного и религиозного.

 

Раввин Йосеф Херсонский, основатель и раввин общины «Среди своих»

Рав Йосеф Херсонский

Рав Йосеф Херсонский

О выборе школы

Больше, чем образованием, современная школа занимается воспитанием, становлением личности и социализацией. Если у родителей нет цели сформировать ребенка как еврея, они могут отдать его и в обычную школу. Но, если такая цель есть, другого пути, кроме как еврейская школа, просто нет.

О домашнем обучении

Родителям, которые не могут отдать ребенка в подходящее учебное заведение, я бы посоветовал рассмотреть возможность домашнего образования, на один год, например. Во-первых, дома ребенок за меньшее время может пройти больший объем материала, а во-вторых, он формируется в здоровой домашней атмосфере.

Тепличные еврейские школы и внешний мир

То, что мир вокруг жестокий, не значит, что мы должны отправлять детей в неправильную среду в то время, когда они формируются. Большинство взрослых людей страдают от сколиоза и, например, унижений. Означает ли это, что нужно заранее искривлять ребенку спину и унижать с детства?

О выборе школы

Если родители выбирают между более религиозной и менее религиозной, но более качественной школой, то, если вы задаете вопрос раввину, лишаете меня свободы слова. Ответ раввина: миру нужны хорошие евреи, а хороших ученых в мире много и без нас. Но я против такой постановки вопроса, против противопоставления.

О воспитании «успешного человека»

Если ребенок создан чемпионом мира по плаванию и не создан нобелевским лауреатом по математике, не требуйте от него решения сложных задач. И наоборот — не требуйте от мальчика со скрипкой, шахматиста, чтобы он стал чемпионом мира по боксу.

О роли родителей

Сдать ребенка на полдня — это очень удобно, особенно для тех, кто строит карьеру. Но если вы думаете, что делегировали воспитательную работу учителям и о ней забыли, то в какой-то момент рискуете забыть и о ребенке. Не бросайте своих детей!

Об избыточных знаниях

Один из моих сыновей очень творческий, ему я бы сократил точные науки до какого-то минимума. У другого острый ум, ему было бы неплохо с утра до вечера заниматься физикой и математикой. В идеале образование должно быть индивидуально пошитым.

Свободное образование

С одной стороны, лично мне импонируют методики свободного образования. Порой такими способами добиваются значительно большего результата, чем строгими рамками и муштрой, насилие для ребенка однозначно вредно. С другой стороны, людям (а дети — это маленькие люди) нужна система. Между свободой и системой нужно находить верный баланс.

Дополнительное образование

Согласно Талмуду, отец обязан научить ребенка трем вещам: самостоятельному изучению Торы, способу заработка и плаванию. Почему вдруг плаванию?! Чем оно важнее, например, лазанья по канату или разжигания костра? Плавание мудрецы привели лишь как пример умения выживать.

Об отношениях между учеником и учителем

По еврейскому закону прописаны нормативы уважения к учителям и говорится, что учитель вправе отказаться от прописанных ему знаков внимания. Если учитель видит, что он, сблизившись с учеником, добьется большего, то это, конечно, его право.

 

Софья Александровна Розенблюм, руководитель психологической службы гимназии №1540 (ОРТ)

Софья Розенблюм (фото: Евгения Потах)

Софья Розенблюм (фото: Евгения Потах)

От информатики к психологии

Я начинала работать в школе ОРТ 20 лет назад учителем информатики, потом получила специальность психолога и стала заниматься инклюзивным образованием. Это направление возникло само собой: у нас в школе активно преподают информационные технологии, а там, где есть компьютеры, есть и дети с аутистическими расстройствами. На информатике они обычно звезды, а на других урокам им приходится сложно.

Мотивация

Когда-то со всей Москвы к нам ехали учиться в первый в городе компьютерный класс с интернетом, у детей было желание узнать что-то новое, а сейчас компьютеры у всех есть дома.

Разрыв между поколениями

Сейчас происходит большое поколенческое непонимание между детьми и родителями, этот разлом произошел из-за скачка информатизации, интернета, появления гаджетов. Родители не понимают, что это действительно другие дети, да и мы еще не до конца поняли, в чем именно они другие.

Семья и школа

Школа не может вырастить детей вместо семьи, она может лишь помочь семье или как минимум не навредить ей, не сломать ребенка. Основную работу должны выполнять родители, но некоторые просто перекладывают воспитательную работу на учителей. Единственное усилие, которое они предпринимают, — приводят ребенка в хорошую школу. А ведь школа не может, например, привить ребенку любовь к чтению, если этого не сделали дома.

Школа не бизнес

Сейчас в Москве идет реформа образования под названием «оптимизация». Но педагогика — это не сфера услуг, такой тезис порочен. Нельзя воспринимать школу только через призму экономической эффективности. Те требования, которые сейчас предъявляются к школе, не совсем согласуются с педагогической задачей.

ЕГЭ

Введение ЕГЭ, наверное, неплохая идея, но она плохо реализована. Из-за этого учителя находятся в состоянии стресса и неминуемо передают это состояние детям, а дети отвечают на это отсутствием мотивации.

Про тепличную атмосферу

Нет ничего страшного в том, что в нашей школе дети растут в более мягкой атмосфере, чем в других школах. Если ребенка напитать любовью, он не станет избалованным, он просто получит ресурс на всю жизнь. Родители, которые хотят, чтобы их дети с самого раннего возраста умели жить в волчьей стае, кусаться и царапаться, имеют возможность найти в Москве другие учебные заведения.

Инклюзивное образование

В основном в нашей школе по инклюзивной программе занимаются аутичные дети, есть также слабослышащие и слабовидящие. Эту программу мы ввели в 2006 году при поддержке еврейских организаций «Джойнт» и «Сохнут».

Национальный вопрос

Наши дети не считают нужным стесняться своей национальности. В 90-е они могли, например, заклеить израильскими флажками стекла станции метро «Новослободская», и понятно, что это не нравилось окружающим.

О смысле

Психолог — это одна из профессий, в которых можно видеть результат. Я вижу, с какими проблемами к нам приходят дети, какими людьми они выпускаются из школы. Есть люди, которым реально удается помочь, и это придает смысл моей работе.

 

Алла Товстопят, психолог школы для мальчиков «Месивта» 

Алла Товстопят (фото: Евгения Потах)

Алла Товстопят (фото: Евгения Потах)

Шоковое собеседование

Когда я приехала на собеседование в «Месивту», директор и его шофер встретили меня у метро, чтобы подвезти до школы. Я до сих пор не понимаю, что заставило меня сесть в тонированный джип с двумя мужчинами — один был с бородой, а другой с длиннющими усами. Но я все-таки села, хотя и попросила их не блокировать двери. Ну а после общения с директором согласилась остаться в школе и работаю там уже 10 лет.

Дети vs взрослые

Если конфликтная ситуация, возникшая между педагогом, требует моего профессионального вмешательства, я стараюсь поддерживать ребенка, даже если он провинился, поскольку в конфликте между ребенком и взрослым взрослый всегда сильнее.

Страшилка для родителей

В последние время много детей с минимальной мозговой дисфункцией. Когда родители слышат эти слова, им чудится нечто страшное, но это присутствует у многих людей, с этим нужно учиться жить.

Родительские ошибки

Один из моих университетских преподавателей говорил: «Если вы хотите, чтобы ваш ребенок знал пять языков, играл на трех музыкальных инструментах и занимался пятью видами спорта, родите хотя бы пятерых».

Отношение к школе

Однажды наша завуч сказала: «В этой школе есть Б-г». И, наверное, это действительно так. У нас настоящий коллектив единомышленников, мы на уровне интуиции чувствуем людей, которые у нас приживутся.

Дети новой эпохи

10 лет назад в ответ на какие-то мои утверждения дети просто кивали головой и соглашались, потом наступило время, когда мне нужно было объяснять детям, почему то, что я говорю, истинно. Мне недавно пришлось подробно изучать биографию Муаммара Каддафи, чтобы вести диалог с мальчиком, который считал его своим кумиром.

Пансион: плохо или хорошо?

Если вокруг мальчика все время мама, бабушки, учительницы, то его принадлежность к мужскому полу часто определяется только тем, что он носит штаны. Мальчиков должны воспитывать мужчины, а у нас в школе 90% мужчин.

Про антисемитизм

Мне кажется, наши ребята сейчас практически не сталкиваются с проявлениями антисемитизма, хотя ходят по городу в цицес и кипах. Раньше бывали драки, но в последние годы такого нет.

Давление на детей

Все дети должны знать, что в 1812 году в Россию пришел Наполеон, но совсем не обязательно запихивать им в голову ненужные даты и подробности, если им они не нужны для экзамена. В нашей школе мы стараемся избегать лишнего давления на детей.

Про грубость

Бывает, что дети грубят учителю, их за это наказывают. Но ни одному учителю в нашей школе не придет в голову нагрубить ребенку, как это происходит в обычных школах. И учитель не имеет права срываться на детях, например, потому что у него плохое настроение или он считает свой предмет главным.

Усталость от работы

За 10 лет работы в «Месивте» возникали моменты, когда хотелось уйти, изменить что-то в жизни, здесь все казалось слишком знакомым. Но каждый год меня в школе что-то задерживает, например, появляется такой мальчишка, которому мне непременно хочется помочь. Я уже не могу без наших ребят, и, мне кажется, им тоже будет меня не хватать.

 

Борис Зеликович Бронштейн, учитель технологии в Гимназии №1540 (ОРТ)

Борис Бронштейн (фото: Евгения Потах)

Борис Бронштейн (фото: Евгения Потах)

Моя мама запрещала родственникам говорить на идиш и убрала из дома еврейскую атрибутику, поскольку быть евреем во времена моего детства было страшно, все хорошо помнили «дело врачей».

В нашей школе в связи с еврейским культурным компонентом мы получаем много информации, которая не имеет прямого отношения к профессиональной деятельности, но она поднимает общий эмоциональный настрой, все становится интереснее.

Раньше предмет «технологии» назывался «труд». Но я, по сути, учу детей изобретать, хотя и называю это такими словами.

Стресс у детей бывает от неуверенности в своих силах, а неуверенность появляется, если они на занятиях валяют дурака.

Технологии — это процесс удовлетворения человеческих потребностей с помощью искусственно созданных материальных объектов. Мне не нравится, что при нынешнем положении дел в школьной системе доминируют чиновники и проверяющие.

Конечно, во время уроков я использую еврейские традиции фоном: могу на какой-нибудь еврейский праздник устроить деловую технологическую игру — дети с помощью разных технологий делают эскиз к празднику или фигуру на 3D-принтере.

Я вижу свою учительскую задачу в том, чтобы давать некие коды, программы, которые позволят детям развиваться самостоятельно и научиться думать. Самое сложное в моей работе — это дети, которые никому не нужны, а таких, к сожалению, немало.

 

Ольга Викторовна Филатова, учитель начальных классов, «Мир интеллекта»

Ольга Филатова (фото: Евгения Потах)

Ольга Филатова (фото: Евгения Потах)

 

Нельзя спускаться на уровень детей, но в то же время нельзя над ними зависать: ребенок — это ученик, который пришел сюда учиться и хочет стать таким же или лучше тебя. Научить дружить важнее, чем заставить вызубрить математику.

Учитель должен воспитывать детей каждой минутой, каждым уроком, это намного важнее, чем обучать школьным предметам. Родители должны понимать, что дети — это не трава, которая растет сама по себе. Сон, кормление, гуляния — это не главная работа мамы. Если раньше начинали учить детей читать лет в пять, то сейчас нужно делать это в четыре.

Один из учеников все время напоминал мне, что свинья —некошерное животное. И я ему объяснила, что, хотя свиней мы не едим, они все равно существуют, и они не виноваты, что некошерные. И сейчас этот мальчик воспринимает это немного по-другому.

Родители многих учеников нашей школы ограничивают детям доступ к компьютеру и телевизору, и благодаря этому дети больше времени уделяют предметам, больше читают. Самый простой способ заставить ребенка читать — крутить ему диафильмы.

С детьми я никогда не выхожу из равновесия, но иногда меня выводят из равновесия родители, которые не понимают то, что я пытаюсь до них донести.

Думаю, что детям из нашей школы будет легко выходить в мир. Духовные учителя в нашей школе очень положительно действуют на светских. Они делают нас спокойнее, мы о чем-то начинаем задумываться, пересматривать себя.

Уровень стресса зависит от мастерства педагога. Он должен знать, где нажать, где отпустить — если дает много математики, значит, нужно облегчить русский.

 

Марина Исааковна Грушевская, учитель иврита и традиции в «Лаудер Эц-Хаим»

Марина Грушевская (фото: Евгения Потах)

Марина Грушевская (фото: Евгения Потах)

Когда-то я работала учителем русского языка и литературы, но затем прошла двухгодичный курс по преподаванию Торы, организованный МЕРО. После этого моя жизнь кардинально изменилась: преподавать иврит можно, и не разговаривая на этом языке, но, преподавая традиции, нельзя их не соблюдать.

Даже если школьникам он не кажется важным, я по опыту знаю, что посеянные в школьные годы зерна часто потом прорастают.

Современные дети очень компьютеризированны, если учитель не слишком обучен компьютерной грамотности, ему сложно с этими детьми говорить на одном языке.

Хочу, чтобы ученики на уроке откровенно высказывали свое мнение, мне будет не интересно, если они станут говорить только то, что я хочу услышать.

Возможно, не все заповеди, которые мы изучаем, сейчас понятны детям. Мы им объясняем, что они не обязаны ничего делать, но должны знать свои традиции, знать, что у них есть возможность их исполнять.

Многие дети поначалу воспринимают требования к одежде, принятые в нашей школе, например, ношение кипы, как ограничение своей свободы. Но постепенно все понимают, что эти правила просто дисциплинируют.

Есть ашкеназские, сефардские, горские евреи, у всех имеется свой местный колорит, и это, конечно, нужно учитывать при преподавании. 

С девочками мы более подробно изучаем темы еврейского дома, еврейской семьи, воспитания детей. А с мальчиками акцент делаем, допустим, на то, что связано с еврейским законом.

Наш коллектив работает как одна команда, когда за какой-то проект берутся все учителя, завучи, директор, ты чувствуешь, что не «один в поле воин», и это огромная поддержка.

 

Марина Владимировна Рубцова, учитель начальных классов в «Решит Хохма»

Марина Рубцова (фото: Илья Иткин)

Марина Рубцова (фото: Илья Иткин)

Моя мама, преподаватель русского языка, всегда настраивала меня на то, чтобы я стала учителем — она считала, что лучшей профессии для девочки нет.

Тот, кто учит мальчиков, может все. В обычных школах больше дисциплины, детей приучают слушаться, правильно сидеть. У нас другой подход: важно не то, сколько правил или теорем ученики освоят, а какими людьми они вырастут.

Один ученик дал сестре почитать свое сочинение, а та оставила его тетрадку дома. И я спрашиваю — поставить мне ученику двойку или простить, поскольку он не виноват? Один ребенок предлагает поставить двойку, а другой понимает, что то же самое может произойти и с ним, поэтому он против двойки.

Мой сын на экзамене в девятом классе сдавал то, что я изучала в институте на высшей математике. Даже дети замечают, что время как будто быстрее бежит.

Я эмоционально очень устаю за день, и когда прихожу домой, обычно сажусь за пианино. Чаще всего играю Рахманинова, выбираю произведения в зависимости от состояния.

У меня четверо детей, и никого из них я не хотела бы обучать дома — как бы хорошо я ни знала их склонности и таланты. Ведь в школе дети получают не только знания, но и общение, учатся вести себя в социуме.

В первом классе детей можно завлечь только игрой, а в четвертом классе мне нравится прием «вопрос на засыпку». Тот, кто на этот вопрос отвечает, сразу получает пятерку в журнал.

У нас есть возможность совместить свободу самовыражения и дисциплину. Потому что в маленьких классах каждый успевает и по теме ответить, и не по теме, и о своем рассказать, и разобрать проблемы успеваем.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>