КРИЗИС: Еврейский опрос


Кризис опрос

КАК КРИЗИС ИЗМЕНИЛ ВАШ БИЗНЕС И ВАШУ ЖИЗНЬ?

 

МИХАИЛ ДЫМШИЦ, генеральный директор компании «Дымшиц и партнеры» (управление маркетингом)

Михаил Дымшиц

Михаил Дымшиц

Нынешний кризис начался давно — в январе-феврале 2013, его просто долго не замечали. Я увидел это по внешним экономическим показателям, не по собственному бизнесу. Политические факторы мало что добавили к происходящему. Процесс экономического ухудшения был долгий, и я готовился к кризису в рамках повседневной работы, без резких движений, так что для окружающих это прошло не слишком заметно.

Мне не приходится менять стратегию ведения бизнеса в нынешних условиях. У меня небольшая компания, мало сотрудников и нет нужды никого увольнять. Сокращения обычно требуются в компаниях, где от 60 до 600 сотрудников. Меньшие компании вообще в вопросах персонала подвижны, они всегда немножко в кризисном состоянии.

Прежние кризисы я переживал если не в роли предпринимателя, то как минимум в роли управляющего компании. И понимаю, что если в период потрясений ты не дергаешься, то проходишь его нормально, и потом тебе достается все то, что остается.

После 1998 года я был морально готов к кризису в любой момент. Нет смысла сравнивать нынешнюю ситуацию с тем временем: тогда у нас не было никаких ресурсов, у нас в один момент не стало денег. А сейчас всем страшно тратить. И сейчас у нас, как у общества, нет идей, чем заниматься. В этом проблема — нет ни идей, ни желания.

Поскольку я давно знал, что начался кризис, для меня мало что изменилось. Хотя, конечно, путешествовать теперь сложнее из-за нового курса рубля. Но в целом не могу сказать, что мне приходится что-то делать иначе.

БОРИС ЛЮБОШИЦ, генеральный директор и собственник «Аудит Груп»

Борис Любошиц

Борис Любошиц

Во время двух прежних кризисов я многому научился. Тогда мне приходилось снижать издержки, и я обнаруживал, что у нас имелись лишние расходы, без которых можно было обойтись. В этот раз мне не пришлось ничего сокращать, а выручка в компании не уменьшилась, а увеличилась. К кризису нужно всегда быть готовым, если вышел на лодке в море — ожидай шторма!

Я выработал для себя несколько правил, которыми могу поделиться. Во-первых, нужно определиться с главными ценностями. Зная их, проще поставить цели и определить стратегию их достижения, которая учитывает возможность изменения внешней среды. И, если меняется один из параметров, вы понимаете, как должны измениться другие.

Во-вторых, очень важно, с кем ты оказываешься в одной лодке во время шторма! Ведь в бурю кто-то выпрыгнет, кто-то будет закатывать истерики и чего-то требовать, а кто-то просто работать. Именно в 2008 году я понял, как важно опираться на команду, с которой разделяешь общие ценности. Мой подход к поиску сотрудников сильно изменился: теперь не только человек должен мне подходить, но и я ему должен подходить как капитан.

И, в-третьих, нужно адекватно оценивать положение дел в компании, уметь быть честным перед собой, сотрудниками и клиентами. В 2008 году ситуация у нас была настолько сложная, что мне пришлось как-то сказать сотрудникам, что в этом месяце я смогу выплатить только часть зарплаты. Мне пришлось сказать клиентам, что я не смогу выполнить какие-то обязательства. Это было очень тяжело, но честно. Благодаря этому мне удалось сохранить команду, бизнес и выработать стратегию. В бизнесе бывают взлеты и падения. Но, если ты знаешь, зачем ты это делаешь, то кризис может быть даже полезен — он помогает находиться в хорошей спортивной форме.

ОЛЕГ ГЕРШМАН, владелец и директор мебельной компании «С выгодой» и бизнес-консалтингового агентства «С выгодой»

Олег Гершман

Олег Гершман

Конечно, кризис затронул мебельный бизнес, Сейчас вообще наблюдается серьезный спад продаж всех товаров народного потребления, особенно премиального сегмента. Бороться с этим практически невозможно. И многие компании, в том числе и наша, снизили или свели к нулю вложения в пиар. Мы сейчас используем прямую рекламу, нацеленную на конечного потенциального потребителя, это в основном реклама через интернет. Так один потенциальный клиент обходится нам в наименьшую сумму.

У нас немного сотрудников, сокращать никого не пришлось. Но работники получают дополнительную мотивационную часть зарплаты, и она, конечно, немного пострадала из-за падения продаж. Раньше мы в основном занимались экспортом мебели, сейчас же получили толчок к развитию розничной торговли в России. Но одновременно мы ищем дополнительные рынки сбыта за пределами России. Делаем акцент на недорогую, но качественную мебель. Клиенты сейчас смотрят наперед — уже не покупают то, что подешевле, а ищут вещи, которые не придется менять через год.

У меня есть также компания, которая занимается бизнес-консалтингом в области маркетингового и рекламного продвижения. В этой сфере сейчас серьезный спад. К сожалению, в большинстве организаций и компаний считают, что они и сами все прекрасно знают, но иногда они понимают свою ошибку, лишь когда бизнес уже разорился.

Что касается валютного скачка, я был к нему готов и даже на нем заработал. Если проследить за курсом валюты с 1991 года, то видно, что, если рубль падал на десятки процентов, он никогда не возвращался в прежнюю точку. Поэтому, когда доллар стоил около 30 рублей, я перевел свои свободные средства в валюту, а когда курс подскочил до максимума — продал.

ДАВИД ЗОТОВ, владелец компании KosherPrint, основатель компании Evelsoniya

Давид Зотов

Давид Зотов

На типографию кризис не действует, потому что типография — это для бизнеса как хлеб, всем все время нужно что-то печатать: визитки, листовки и так далее. Есть, конечно, какой-то совсем незначительный спад спроса, но он не очень чувствуется, мы пока развиваемся как прежде и идем вперед.

В предыдущие кризисы я боялся, что они нас затронут, и люди, которые на меня работают, всегда спрашивали меня, что делать. Я говорил, что никого не буду увольнять. В 1998 году мы договорились, что в совсем трудной ситуации будем все вместе работать в три раза больше. И даже если бы не было заказов, сотрудники — и дизайнеры, и печатники — были готовы взять листовки и раздавать их у метро. Мы всегда верили в нашу компанию и знали, что переживем трудные времена.

Что касается моей личной жизни, я и до кризиса был нетребовательным с точки зрения комфорта человеком — не покупаю дорогие машины, мне не нужна роскошь. Все излишки я всегда вкладывал в бизнес. И в этом смысле для меня с падением курса рубля ничего не изменилось.

Люди любят жить в комфорте, никто не хочет ущемлять себя в чем-либо — люди хотят по-прежнему обедать в ресторанах, ездить на машине, а не на общественном транспорте, покупать дорогие продукты. Но нужно уметь адаптироваться к ситуации, к рынку, быть как хамелеон. Не нужно сидеть и рассказывать о кризисе, в то время как другие люди работают девять часов вместо восьми и благодаря этому остаются на плаву. Да, работы меньше, а проблем больше — ничего страшного, время такое. Я не вижу в этом ничего ужасного и думаю, что это учит нас чему-то, нужно просто выучить этот урок.

АЛЕКСАНДРА РАШЕЛЬ, Генеральный директор клиники пластической хирургии «Александра Рашель и партнеры»

Александра Рашель

Александра Рашель

Для пластической хирургии мы закупаем много продукции за валюту, поэтому пришлось поднять цены на некоторые процедуры, и это очень плохо отразилось на бизнесе. Мы не пользуемся прошлогодними или позапрошлогодними имплантатами, мы покупаем их под каждого человека. Что касается самих операций, мы всегда стремились к тому, чтобы они были доступны не только состоятельным людям, но и людям со средними доходами, поэтому не стали поднимать цены. Из-за этого мой личный доход кардинально уменьшился, но я по-прежнему плачу достойную зарплату сотрудникам. Я очень долго и тщательно подбирала команду и не хочу, чтобы кто-то ушел.

Из-за кризиса из разряда богатых людей я перешла в категорию представителей верхушки среднего класса. Но по-прежнему летаю в бизнес-классе и останавливаюсь в тех же отелях, что и прежде. Летать экономом я не могу из-за того, что я медийное лицо. Но сейчас я не могу позволить себе какие-то очень дорогие покупки, не могу делать дорогие подарки, как раньше.

Но я быстро перестраиваюсь! Например, у меня есть несколько очень больших квартир в центре Москвы, которые перестали снимать. И я сделала из них мини-отели. А когда стала замечать, что некоторые постояльцы знакомятся, быстро включила свои еврейские мозги и открыла еврейское брачное агентство. Дела у него пошли прекрасно! И заниматься этим мне даже интереснее, чем своей основной профессией, к тому же пригодилось одно из моих высших образований — психологическое.

Рова Бенягуев, владелец магазина кошерных продуктов «Шефа Тов»

Рова Бенягуев

Рова Бенягуев

Мы получаем продукты из Израиля, Европы и США, и везде у нас оплата в евро и долларах. Конечно, это отразилось на бизнесе. Но, несмотря на потери от падения курса рубля, мы не стали поднимать цены на товары. Хотя кризис заметно ударил по моему бизнесу, это не заставило меня упасть духом. В самые трудные времена мне очень помогли мои общинные друзья, в частности Александр Моисеевич Борода. Слава Б-гу, моя семья по-прежнему ни в чем не нуждается.

Думаю, что зачастую кризис у нас в голове, мы сами его создаем. При любых обстоятельствах нужно уметь работать и держаться на плаву. После первого большого кризиса в 1998 году многие начали дешево продавать свои квартиры и уезжать из страны, а позже стоимость недвижимости поднялась в несколько раз, экономика начала расти. Потом, правда, случился новый спад в 2008 году, и вот теперь нынешний. Но я верю, что и это мы переживем. Это как море — иногда его штормит и купаться опасно, а бывает, что вода спокойна.

В какой валюте держать свободные сбережения — каждый решает сам. Если у человека есть $10 000, пусть не волнуется. Если речь идет о сотнях тысяч, я бы вложил в золотые слитки. Золото или поднимется, или замрет в цене, даже если будут иногда ценовые спады. Золото более стабильно, чем все валюты, и его можно оставить детям.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>