В Талмуде сказано, что все, что создал Творец, предназначено для провозглашения Его славы. Появление интернета поначалу было воспринято религиозным миром неоднозначно: слишком легкий доступ к сомнительным ресурсам, а также зацикленность на онлайновой жизни в ущерб обычной сделали смартфоны и компьютеры нежеланными гостями во многих ортодоксальных кварталах Израиля и США. 

Однако со временем стало ясно, что у интернета есть масса преимуществ. Провайдеры разных стран уже начали предоставлять клиентам более-менее безопасный доступ к интернету, будь то белый список разрешенных сайтов или современные алгоритмы блокировки нежелательных ресурсов. Приложения, позволяющие, образно выражаясь, превратить крошечный смартфон в библиотеку еврейской религиозной мысли, появляются буквально каждый месяц.

Интернет-технологии — это хорошо для евреев. Доказательством этому послужила торжественная церемония, которая прошла в Люксембурге: Конференция европейских раввинов наградила наиболее отличившихся разработчиков приложений. Авторитетное жюри проверило десятки ресурсов, при помощи которых можно изучать Тору, молиться, пользоваться еврейским календарем, а также заниматься благотворительностью.

Первое место занял россиянин Игорь Баринов, разработчик аппликации, позволяющей производить онлайновые пожертвования на благотворительные цели. Второе и третье место тоже получили программисты постсоветского пространства — Алена Владимирская и Моше Бешкин. Приложение Бешкина Is it Kosher?, которое позволяет получить информацию о кошерности любого продукта или напитка в магазине, завоевало широкую популярность в еврейском мире и даже было официально рекомендовано религиозными структурами Нидерландов. Достаточно ввести название — и приложение свяжется с базами данных таких авторитетных организаций, как Orthodox Union и БАДАЦ (Израиль). На четвертом месте — раввин Дов Ломброзо, разработчик приложения на французском языке, которое позволяет слушать лекции ведущих раввинов и узнавать новости еврейских общин Франции.

В присутствии герцога Люксембурга и министра экономики победителям были вручены крупные денежные призы, от 18 000 до 26 000 евро. Судьями были такие известные интернет-деятели, как Антон Носик и Йоси Варди, израильский инноватор и один из отцов легендарной программы ICQ. В церемонии награждения принимали участие вице-премьер и министр экономики Люксембурга. Победители отметили, что их приложениями уже пользуются более миллиона человек во всем мире. Председатель Конференции европейских раввинов р. Пинхас Гольдшмидт заявил: «В век масс-медиа чрезвычайно важно, чтобы приложения, поддерживающие традиционные общинные ценности, были доступны и широко распространены. Мы надеемся, что разработки в этой сфере продолжатся с удвоенными усилиями». 

Игорь Баринов: Ассанж, Навальный и кровь из пальца

Игорь Баринов разрабатывает мобильные приложения не первый год. Его детище позволяет сдавать кровь в обмен на… гамбургеры. Секрет программистского успеха и притча о щедром раввине.

Игорь Баринов (фото: Eli Itkin)
Игорь Баринов (фото: Eli Itkin)


— В свое время Рунет облетела очередная шутка Ромы Воронежского: «Хочешь заработать? Акция — напиши роман и получи Нобелевскую премию по литературе». Можете поделиться историей и секретом вашего собственного успеха?
— Открою страшную тайну: чтобы преуспеть в любой сфере, включая мобильные приложения, требуется 99% труда и 1% таланта. А еще я заранее настраиваюсь на победу, иначе работать невозможно. Разработкой мобильных приложений я начал заниматься в 2010 году. Наиболее громким проектом стала аппликация для сайта Wikileaks.
— Того самого? Беглый Ассанж, разоблачения, сенсации?
— Того самого, да. Приложение собирало деньги для ресурса. Тогда, если вы помните, мировые платежные системы отказали Wikileaks в приеме пожертвований, а у нас каждый доллар с продажи приложения переводился в поддержку движения за открытость информации.
В результате приложение продержалось в магазине Apple всего пять дней. Несмотря на протесты пользователей, компания удалила его. Судя по всему, по причинам политического характера.
Затем по просьбе Алексея Навального я разработал приложение «РосПил». Аппликация позволяет следить за сомнительными госзакупками. Информация о них передается профессиональным экспертам, которые готовят заключения и отправляют жалобы. С помощью «РосПил» было сохранено немало средств налогоплательщиков. Среди программ, скачиваемых россиянами, «РосПил» оказалась на первом месте, обогнав популярнейшую игру Angry Birds.

— Ваша аппликация, удостоившаяся премии Конференции европейских раввинов, называется «Донор». Что общего между кровью из пальца и смартфонами?

— Это первое в России мобильное приложение для доноров. С его помощью можно планировать даты сдачи крови и ее компонентов. Аппликация учитывает личные особенности и состояние здоровья пользователя. Можно также узнать, что делают до и после сдачи крови, найти ближайшую станцию переливания крови по всей стране. Приложение не только информирует доноров, но и поощряет их. За каждую сдачу крови донор может получить от сервиса itsbeta виртуальную награду — бейдж, который можно обменять на бонусы и подарки от партнеров проекта.
— Планируется ли усовершенствование «Донора», введение новых функций?
— Конечно. В 2014 году мы выпустим веб-версию, сделаем интеграцию с одной из крупнейших бонусных систем и начнем выдавать пластиковые карты для доноров. В ней будут сочетаться текущие бонусы системы и дополнительные, от партнеров, которые поддерживают донорские акции. Доноры получат возможность конвертировать бонусы в походы в кафе, кинотеатры и музеи.

— Я зашел на сайт www.donorapp.ru и увидел баннер, который потряс прямотой: «Сдай кровь, спаси жизнь ближнему, получи купон и обменяй на сочный бургер». Не слишком ли приземленно?
— Все мы меркантильны. За самыми благородными помыслами нередко скрывается желание получить выгоду, если не материальную, то душевную. Один пойдет на пункт сдачи крови, потому что на сердце станет теплее, другой воспользуется нашим купоном. Но оба действительно помогли ближним.
Мне как-то рассказали притчу про раввина, который всю свою скудную зарплату раздавал бедным. Ученики спросили его, в чем секрет такой щедрости. Раввин рассказал: «Мне приснился сон. У врат рая стояли мудрец, праведник и меценат. Мудрец сказал, что он всю жизнь изучал Тору и поэтому ему полагается место в раю. Ангел покачал головой: «Я проверил и обнаружил, что ты изучал Тору не ради ее самой, а чтобы прославиться».
Наступила очередь праведника: «Я всю жизнь молился, мне полагается рай». Ангел опять покачал головой: «Ты молился, чтобы окружающие в синагоге обратили на тебя внимание». Меценат, который был уверен, что уж ему-то рай вообще не светит, удостоился похвалы: «Ты помогал бедным. Не важно, что ты при этом чувствовал и о чем думал. Главное, что конкретные люди получили конкретную помощь. Добро пожаловать в рай».

Алена Владимирская: «Шатобриан — это не только стейк»

Руководитель агентства интернет-рекрутинга PRUFFI, лауреат интернет-премии Европейской конференции раввинов — о пионерлагерях, журналистском прошлом и интернет-настоящем. 

Алена Владимирская
Алена Владимирская

— Биография у вас нетипичная. Ни программистской, ни инженерной корочки.

— Я из семьи журналистов — папа был заместителем главного редактора областной газеты, с 14 лет работала в молодежной газете, хотя в то время это не очень-то и разрешалось. Писала на подростковую тематику. Даже и в мыслях не было, что в мире существуют какие-то другие профессии. Точнее, они где-то там существуют, но это другой мир, это не про меня.

— Еврейское происхождение как-то влияло на жизнь?

— Я немножко травмированный совковым детством ребенок. Вологда была особым городом в плане отношения к евреям, не самым дружелюбным. Это город, в котором родилась пресловутая деревенская проза, — Белов, Астафьев. 

Откуда узнала, что я еврейка, вообще не помню. Возможно, просматривая мамины документы. Семья была типично советской. Но ближайшие друзья были евреи, лет в 15–16 внутренне стала ощущать себя еврейкой. Тебе внезапно нравятся еврейские еда и музыка… Не понимаю, откуда это взялось. Это на многие годы определило круг общения.

— Отец, кстати, ваш профессиональный выбор поощрял?

— Нет, он всячески отговаривал, хотя рациональных доводов не приводил. Просто боялся, что повторю его судьбу. Папа, кстати, не только журналист, но и писатель, больше всего известен сказками. Он их посвящал мне, и это был кошмар детства. Приезжаешь в пионерский лагерь, вокруг начинают ахать — дочка писателя, как круто! А это вовсе и не круто. Кому нравится, когда на него пальцами показывают?

— Куда вы направились за реализацией журналистского будущего?

— Мне было проще в том смысле, что я выиграла Всесоюзную олимпиаду по литературе, сдавала меньше экзаменов. В то время победители олимпиад были приписаны к конкретным вузам, я из Вологды приехала в Питер. Меня поселили в общаге, третья-четвертая ночь, но душа у меня не лежит. Ночью просыпаюсь оттого, что на меня кто-то смотрит. Вижу — перед кроватью стоит большая-пребольшая крыса. И смотрит. 

А вы?

— А я всю оставшуюся часть ночи просидела на кровати, не двигаясь, а утром пошла в приемную комиссию и говорю: «Отдайте мне документы». Я села в поезд, приехала в Москву, поступила в МГУ, окончила журфак. В 1992-м уехала в Париж, в Сорбонну, писать работу по Шатобриану. Все знают, что шатобриан — это стейк. Но это еще и известный французский писатель. Окружающие до сих пор недоумевают: «Ты писала работу по сортам мяса?!»

— Вологда, Питер, Москва, Париж… Что потом?

— Я забеременела, уехала рожать в Вологду, купила квартиру, потом опять поехала в Питер, поработала, открыла для себя интернет и вернулась в Москву. Я была редактором крошечного глянцевого журнала в холдинге, где главной была газета «Работа для вас». Руководство решило открыть интернет-направление. И поручило его мне: «Ты тут самая инициативная».
Я с перепугу, не очень понимая, что такое интернет, неожиданно для себя преуспела в этой сфере и по деньгам, и по трафику. Ко мне приехали из Москвы, вручили премию Рунета, так все и началось. Потом я работала в Mail.ru, занималась рекрутингом, затем открыла собственную фирму PRUFFY. Мой средний рабочий день длится 18 часов, поэтому общественная жизнь происходит там же, на работе. 

— PRUFFY — это…
— Это несколько направлений. Рекрутинговое агентство, специализируется на подборе персонала через социальные сети. Итак, мы придумали приложение, где люди рекомендуют друг друга на разные вакансии, оставляют сообщения на стене Facebook. Если кандидат подошел, тот, кто его порекомендовал, получает 30 000 рублей. Потом мы расширили профиль, у нас есть строительная практика, занимаемся образованием.
Соцсети мне лично близки. В русском сегменте Facebook я не последний человек, 100 000 подписчиков. Пишу баечки, это разлетается, сейчас дописываю книгу про деньги и про карьеру, а это любят читать все.

Миша Бешкин: «Я открыл для себя традицию Родезской сефардской общины Сиэтла»

Дипломированный учитель английского стал профессиональным разработчиком программного обеспечения. Миша Бешкин о специфике еврейской алгоритмики и эстонского шабата.

Миша Бешкин (фото: Eli Itkin)
Миша Бешкин (фото: Eli Itkin)

— Перед интервью специально перепроверил: по вашему имени Google Play выдает 12 результатов. Неплохой послужной список. Когда и как все началось?

По образованию я должен был стать учителем английского и истории мировой культуры. Но лет восемь назад у нас с папой и братом появилась идея создать сайт для еврейской общины Даугавпилса. Вот тогда и появился сайт Dvinsker.lv. Все было сделано буквально на коленке со всеми вытекающими проблемами первого опыта программирования. 

В 2009 году я запустил сайт KosherDev.com. Дело в том, что мне в работе с еврейскими сайтами часто не хватало знаний и опыта в разработке некоторых специфичных функций. И когда находил какие-то решения в интернете, я публиковал их на этом сайте. А когда купил себе смартфон, то начал публиковать небольшие описания найденных приложений для религиозных евреев. 

Однажды на сайт написал человек из США. Он хотел бы сделать программу, которая будет показывать йорцайты и знаменательные даты, связанные с известными деятелями религиозного мира. Вот так и получилась моя первая аппликация YahrtzeitZmanim. 

— Какова специфика разработки еврейских приложений?

— Пришлось изучить алгоритмы вычисления «Зманим» (галахических времен) и еврейского календаря. Было много неожиданных открытий, например, то, что бывают традиции вычисления, принятые в определенных общинах. Таких как традиция Родезской сефардской общины Сиэтла, где выход третьей звезды отсчитывается через 45 минут после захода солнца.

В процессе разработки своих программ я в первую очередь обращался за консультацией к авторитетным и знающим людям. Среди находок могу указать три наиболее интересных источника для информации: KosherJava.com — сайт Элияху Хершфельда, который уже долгое время занимается разработкой и развитием программных решений для вычислений, связанных с еврейским календарем; Young Israel of St. Louis — сайт общины Сент-Луиса, где в подробностях объясняется алгоритм вычисления еврейских времен; Tichut.de — библиотека для упрощения вычислений в программах. Помимо этого я много общался с главным раввином Эстонии р. Шмуэлем Котом, который много помог мне с советами и рекомендациями.
— Вы получили премию Конференции европейских раввинов за аппликацию Is it Kosher. Расскажите об этом приложении подробнее.

 — Эта программа позволяет находить кошерные продукты и напитки в любом магазине.

Просто введите название товара и нажмите «Поиск», а приложение пробьет товар в более чем 10 базах данных разных организаций, занимающихся сертификацией кошерности.

— Вы живете в Эстонии. Насколько сложно быть религиозным евреем в этой стране?

— Сложности в основном связаны с еврейским временем в Эстонии. Зимой шабат начинается в три часа дня, а значит, мне надо ехать на работу к пяти утра, чтобы успеть до начала шабата попасть домой. Что касается антисемитизма, то Эстония оказалась на удивление очень спокойной страной для проживания. У меня лично было пару эксцессов с русскоязычными скинхедами, но это уже из разряда анекдотов. Они, даже несмотря на кипу на голове, не смогли для себя решить, еврей я или нет, и обратились ко мне лично за разъяснениями. У меня есть с чем сравнивать — в Латвии, где я вырос, больше агрессии по отношению к евреям, чем в Эстонии.
Нам однако не хватает еврейского образования для детей. Многое, конечно, даем дома. Общинная воскресная школа при синагоге тоже очень помогает. Но как всегда хочется чуть больше, чем есть, и это чуть не стало причиной переезда в Лондон, где мы познакомились с замечательной общиной. Но потом все-таки решили остаться и теперь прилагаем много сил, чтобы наша община стала не менее замечательной, чем лондонская.