Государство рабочих и крестьян числило во врагах полмира, но при этом английский, язык потенциального противника, можно было изучать свободно, хоть в спецшколе, хоть по газете «Морнинг стар». Французский — нет…