Из 20 международных и всемирных Дней февраля четыре – а это 20 % — связаны со здоровьем. Действительно, это величайшее событие жизни – когда удается победить болезнь, особенно такую безжалостную, как рак. 4 февраля планета отмечает Всемирный день борьбы против рака, а 15 февраля – Международный день детей, больных раком. Сегодня наши собеседники – те, кто стоит на переднем крае этой борьбы –онкологи России и Израиля.

Марк Борисович Бычков

Д.м.н., профессор, ведущий научный сотрудник отделения химиотерапии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России, Москва

Марк Борисович Бычков
Марк Борисович Бычков
  •  После окончания Минского мединститута передо мной стоял выбор: изучение туберкулеза или онкология. Я выбрал онкологию. В те годы эта область была очень мало изучена, и я видел большие перспективы как в теории, так и в лечебной практике. 
  •  Сегодня онкология становится наукой персонализированной — для каждого больного подбирается свой план лечения. С одной стороны, в этом особая сложность нашей работы, с другой – это огромная радость, видеть успех намеченного плана.
  •  За последние пять лет онкология сделала важнейший шаг вперед – развитие и применение на практике иммунотерапии. За эти открытия в прошлом году была присуждена Нобелевская премия.
  •  Я вижу большую необходимость образования людей в вопросах онкологии. Когда-то в СССР существовал так называемый санпросвет, но в настоящее время этим никто не занимается. Люди получают «образование» в интернете, узнают там о разных знахарях и чудотворцах.
  •  Сегодня диагноз «рак» не должен вызывать страх и ужас. Около 50 % больных с этим диагнозом выздоравливают. Главное – это выявление болезни на ранних стадиях, когда можно провести операцию, лучевую терапию и, если нужно, химиотерапию.
Случай из практики

Когда я был аспирантом Института онкологии им. Н. Н. Блохина, ко мне поступил больной в тяжелом состоянии, с громадной опухолью на шее, она сдавливала дыхание. Мы срочно наложили трахеостому и тут же начали химиотерапию. Опухоль на глазах стала таять, и к седьмому дню больной стал самостоятельно дышать. После несколько сеансов лучевой терапии он выписался с полным выздоровлением и прожил еще 20 лет.

Ирина Степански

Заведующая онкологическим отделением в Медицинском центре Ихилов (Сураски), Тель-Авив

Ирина Степански
Ирина Степански
  •  Сегодня онкология, как одна из наиболее интенсивно развивающихся областей медицины, позволяет более эффективно лечить болезни, чем 5-10 лет назад. Современное понимание молекулярных и генетических особенностей каждой опухоли дает возможность подобрать наиболее продуктивное лечение конкретному пациенту. 
  •  Для успешного лечения имеет значение своевременное обнаружение онкологических заболеваний. Поэтому очень важно проводить скрининг-диагностику, согласно рекомендациям международных организаций. Вовремя обращаться к врачу, когда появляются проблемы и тревожные симптомы. Ну и конечно же, важна компетентность врача, чтобы были проведены все необходимые исследования и проверки.
  •  В процессе лечения рака проводится непростая совместная работа пациента, его семьи, онколога, психолога, социального работника, диетолога, паллиативной медицины. Как правило, требуется помощь целого коллектива квалифицированных специалистов.
  •  К сожалению, чтобы «отвоевывать у смерти время» приходится бороться не только с опухолью и метастазами, но и со стигмами относительно онкологических больных. В том числе, развеивать мифы, например, о заразности рака. Рак — незаразная болезнь, и таким пациентам особенно важна поддержка общества. 
Случай из практики

Самые удивительные случаи в нашей практике связаны с пациентами из России и стран бывшего СССР. Помню, одной пациентке в возрасте 40 лет поставили диагноз «рак груди», назначили очень агрессивную химиотерапию, но предупредили, что жить ей осталось недолго. После перепроверки материала выяснился совсем другой характер болезни. Операция и последующее гормональное лечение позволили вылечить пациентку. Шанс на полное выздоровление более 97 %!

Давид Романович Насхлеташвили

К.м.н., химиотерапевт, нейроонколог, старший научный сотрудник нейрохирургического отделения НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России, Москва

Давид Романович Насхлеташвили
Давид Романович Насхлеташвили
  •  Когда я учился на втором курсе мединститута, у отца выявили онкологическое заболевание, и это повлияло на мой выбор области медицины. У меня было желание максимально помочь отцу — морально и физически. Но, к сожалению, отец ушел из жизни в 1994 году. После этого я решил посвятить свою работу лечению онкологических пациентов. Стараться максимально продлевать им жизнь, улучшать ее качество. 
  •  Сегодня онкология заметно шагнула вперед. Для меня как для онколога-химиотерапевта, наибольшее значение имеет появление таргетных препаратов, воздействующих целенаправленно, через мишени, на опухолевые клетки, а также появление нового класса иммунопрепаратов.
  •  К сожалению, при лечении онкологических заболеваний, нет гарантий полного излечения болезни. Но наибольшие шансы излечения имеются на ранних стадиях заболевания. Поэтому так важно проходить ежегодные обследования. Например, в Японии, рак желудка и рак легкого выявляются в большинстве случаев на начальных стадиях болезни. 
  •  Для борьбы с раком основные силы должны быть направлены на пропаганду здорового образа жизни и на раннюю диагностику. Но даже запущенные стадии не являются безнадежными. Всё больше и больше пациентов с метастатическим опухолевым процессом, в том числе, и с поражением головного мозга, живут годами, ведут активный образ жизни, благодаря современным достижениям медицины.
Случай из практики

Когда я был аспирантом в отделении химиотерапии в Онкоцентре, в тяжелом состоянии поступил больной диссеминированным мелкоклеточным раком легкого с множественными метастазами в головном мозге. Прогностически ему давали не более 2-3 месяцев жизни.  После пяти курсов химиотерапии была достигнута полная ремиссия болезни, и она сохраняется уже практически 20 лет. При этом пациент живет полноценной жизнью, без симптомов болезни.

Михаил Савельевич Ласков

Онколог, гематолог, кандидат медицинских наук, руководитель Клиники амбулаторной онкологии и гематологии, Москва

Михаил Савельевич Ласков 
Михаил Савельевич Ласков
  •  Одна из основных сложностей — донести до пациента и его окружения то, что, на твой взгляд, отвечает его интересам, тогда как сам он хочет чего-то другого. Условно говоря, врач говорит о необходимости операции, а пациент хочет лечиться «ядом скорпиона».
  •  Пациент с онкозаболеванием сталкивается с огромным стрессом и страхом, особенно между словами «подозрение на рак» и началом лечения. В этот момент человек не понимает, что за рак, насколько он опасен, насколько он укорачивает продолжительность жизни, что делать, больно, не больно. Но могу сказать, что гораздо легче все переносить, когда у тебя есть план действий. Как только диагноз поставлен полностью, становится более и менее понятен план. А тот стресс, который между подозрением и диагнозом – его надо просто пережить. 
  •  Диагноз очень сложно принять. Почти все психологические проблемы связаны с непринятием: «Почему я? Что я такого сделал? Почему со мной, а не с другим?». Человек не принимает, а отрицает свою болезнь
  •  К сожалению, общих рекомендаций для эффективной ранней диагностики рака так и не существует. Скрининговые исследования есть лишь по 3-4 видам рака, и то профессиональное медицинское сообщество не пришло к консенсусу о целесообразности такого скрининга. Кстати, есть и определенные гены наследственного рака – они значительно чаще встречаются у евреев. Один из вариантов гена BRCA, ген рака молочной железы и яичников встречаются гораздо чаще именно у ашкенази. То есть для нееврея будет один скрининг, для еврея — другой.
  •  Особая радость для меня, как онколога — когда всё сделано хорошо, вовремя, правильно и принесло результат. Причем результат в онкологии — не всегда выздоровление, а также, например, качественная смерть. Есть в международной медицинской литературе такое понятие. Умереть можно качественно и некачественно. Одно дело, когда человек умирает в реанимации без перспектив оттуда выйти, в окружении чужих людей и мигающих ламп. Другое – когда он умирает без боли, с принятием, в окружении родных.

Случай из практики 

«Самый» поразительный случай в моей практике происходит раз в месяц. Были случаи удивительной диагностики. К нам пришел пациент и попросил сделать анализы, так как жена почувствовала, что у него рак и его в этом убедила. Естественно, мы решили, что это бред. Но он, тем не менее, прошел тесты, и у него реально оказался рак на ранней стадии, который обычно мы никогда не находим.