КНИГИ: от Яакова Франка до Элиягу Ки-Тов


Павел Мачейко: "Разноплеменное множество. Яаков Франк и франкистское движение в 1755–1816."

Павел Мачейко: «Разноплеменное множество. Яаков Франк и франкистское движение в 1755–1816″

Яаков Франк — одна из самых загадочных фигур в еврейской истории Нового времени. «Он был ашкеназом среди сефардов, сефардом среди ашкеназов, поляком среди турок, турком среди поляков, невоспитанным невеждой среди мудрецов, мудрецом среди глупцов, верующим среди скептиков и вольнодумцем среди пуритан. После крещения в 1759 году он продолжал считаться евреем среди христиан, но среди евреев слыл за христианина», — характеризует своего героя исследователь франкизма Павел Мачейко.

Выходец из среды последователей Саббатая Цви, Франк действительно едва ли не превзошел в эксцентричности своего учителя. Хотя на самом деле его путь с неменьшими основаниями может быть описан и как смена разных форм мимикрии: мусульманин в исламской среде, в польской — католик, при усилении российского влияния немедленно задумавшийся о переходе в православие…

Павлу Мачейко удалось написать монографию, сочетающую фактическую насыщенность с легкостью изложения, концептуальность с занимательностью. Франк у него предстает одновременно искренним богоискателем и расчетливым игроком, авантюристом и религиозным мыслителем. В монографии немало ярких страниц и увлекательных историй: например, история соперничества Франка с лидером польских саббатианцев с выразительным прозвищем Крыса или история о том, как в результате обыска, проведенного церковными властями, у новообращенных католиков-франкистов были изъяты экземпляры Нового Завета, где «имя Иисуса было зачеркнуто и заменено на имя Яаков».

Очень любопытна глава с характерным названием «Как раввины и священники создали франкистское движение». Обе стороны — раввины-«традиционалисты» и франкисты — в своих богословских спорах апеллировали к польским церковным и светским властям, а также к Святому Престолу. В результате именно единоверцы-иудеи фактически заставили адептов Франка креститься, буквально вытолкнув их за пределы общины. Случай Франка — едва ли не единственный в еврейской истории, когда крещение еврейских еретиков показалось общинным лидерам «предпочтительнее их сохранения в рамках иудаизма». В результате переход Франка и его последователей в христианство воспринимался еврейскими хроникерами — в полном противоречии с давней иудейской традицией — едва ли не как праздник.

Чрезвычайно интересно в книге «погружение» саббатианства и франкизма в контекст внутрихристианских споров эпохи, например, полемики между протестантами и католиками. Расширение контекста — вообще очень весомое достоинство работы Мачейко. Так, он достаточно неожиданно, но очень убедительно рассматривает Франка на фоне традиции европейского авантюризма XVIII столетия, сравнивая его, в частности, с Казановой. А говоря о культе дочери Франка, прекрасной Евы, которую отец считал женской ипостасью мессии, Мачейко приводит как параллели культ Ченстоховской иконы Божией Матери и еврейское учение о шхине.

Но все же самое привлекательное в этой книге — авторская интонация, подчеркнуто нейтральная и объективная. Исследователь не осуждает своего героя, но при этом подробно разбирает негативные суждения о нем современников и позднейших биографов. Он не скрывает, что Франк во многом приспосабливался к предложенным историей обстоятельствам, и констатирует: «То, что мы знаем сегодня как франкизм, было продуктом столкновения противоположных стратегий и интересов участвовавших в этих событиях групп» (например, католический епископ Дембовский условием своего покровительства последователям Франка поставил их отречение от Талмуда — так во франкистское учение добавился антиталмудический элемент). Но, несмотря на это, Мачейко со всей тщательностью реконструирует и разбирает концепцию Франка, ее отличия от раввинистического иудаизма с одной стороны и саббатианства с другой.

Элияѓу Ки-Тов: «Книга нашего наследия. Еврейский календарь, его памятные дни и их значение»

Элияѓу Ки-Тов: "Книга нашего наследия. Еврейский календарь, его памятные дни и их значение"

Элияѓу Ки-Тов: «Книга нашего наследия. Еврейский календарь, его памятные дни и их значение»

Хочется сказать, что книга Элиягу Ки-Това — одно из лучших пособий в распространенном жанре «все, что вы хотели знать о еврейской традиции, но боялись спросить». Впрочем, это не вполне правда: в компендиуме Ки-Това есть ответы и на те вопросы, которые никто никогда не догадался бы задать. Кажется, тут вообще есть все. И даже немного больше.

Изначально этот том замышлялся как книга для учителя. Автор адресовал свой труд преподавателям еврейских дисциплин в израильских школах. Отсюда предельно простая структура — от месяца к месяцу, от даты к дате, от праздника к празднику. Описание общего смысла праздника, связанных с ним обрядов и обычаев, несколько «сопроводительных» историй. Главы делятся на подглавки, чтобы легче было в нужный момент найти необходимый раздел.

Книг, подобных книге Ки-Това, на самом деле множество. Популяризацией иудаизма занимаются поколения ученых, раввинов и знатоков еврейской традиции. Почему же именно этот огромный том давно стал своего рода классикой, любимой книгой для семейного чтения в еврейских домах по всему миру? Думается, не последнюю роль в этом сыграла именно его огромность. Из-за объема автор может позволить себе то, чего не позволяют составители более компактных пособий. Ему хватает места, чтобы рассказать обо всем. Он работает на исчерпание.

Вот лишь один раздел: «Звуки шофара и их значение. — Как трубить в шофар. Как слушать шофар. — Сто трубных звуков. — Шофар — последняя защита. — Благословения, связанные с шофаром. — Призыв к милосердию. — Шофар: исправьте ваши поступки! — В субботу не трубят в шофар. — Когда трубят в шофар. — Запиши нас в Книгу жизни». От общего смысла происходящего к практическим навыкам, затем к разъяснению деталей праздника, его этическому содержанию, опять к общему смыслу…

Или вот раздел, касающийся лишь одной из сторон праздника Суккот: «Небесные гости — “ушпизин”. — Порядок “ушпизин”. — “Ушпизин” — пастыри Израиля. — “Ушпизин” — пастыри всего мира. — “Ушпизин” из плоти и крови. — Отдай бедному принадлежащее ему. — Все лучшее — Всевышнему. — Книга “Зогар” — об “ушпизин” небесных и земных». Опять тот же принцип — рассказывается буквально обо всех аспектах описываемого явления так, чтобы у школьника и учителя или у отца и сына, читающих эту книгу, не осталось вопросов, в поисках ответа на которые им пришлось бы заглядывать в другие источники.

В любом популярном своде очень важен стиль. Оригинальный, ивритский, вариант книги Ки-Това считается образцом того, как следует обстоятельно, но нескучно рассказывать о достаточно сложных материях. В предисловии к английскому изданию автор рассказывает, как волновался, когда понял, что предстоит перевод книги — ведь удобочитаемости было нелегко достичь даже на иврите, «буквально питаемом еврейской традицией и совершенно однородном с еврейскими источниками; насколько же труднее было перенести многообразный еврейский материал в среду другого языка, чуждую ему культурно, духовно и психологически». К счастью, эту проблему удалось решить английскому переводчику, удалось и русскому. В результате по-русски книга Ки-Това читается так же легко, как в оригинале. Жаль только, что имя переводчика нигде в книге не указано.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>