КНИГИ: От Троцкого до Венгеровой


Марк Уральский: «Неизвестный Троцкий: Илья Троцкий, Иван Бунин и эмиграция первой волны»

Эпоха Просвещения глазами женщины, журналист, фамилия которого погубила его карьеру, ассимилированная москвичка, муж которой стал видным сионистским деятелем. Неизвестные страницы еврейской истории — сквозь призму личностного отношения.

Марк Уральский: «Неизвестный Троцкий: Илья Троцкий, Иван Бунин и эмиграция первой волны»

Книга Марка Уральского – основанный на большом массиве впервые вводимых в научный оборот архивных источников очерк жизни, литературной деятельности и, прежде всего, многочисленных контактов в творческой среде русского зарубежья журналиста И.М. Троцкого (1879, Ромны – 1969, Нью-Йорк). Известный главным образом как инициатор кампании за присуждение Ивану Бунину Нобелевской премии по литературе, он, в силу неблагозвучности своей фамилии, долгое время оставался на периферии интересов отечественных исследователей. Между тем итогом длившейся не одно десятилетие эпох журналистской работы И. Троцкого – сперва в качестве корреспондента сытинского «Русского слова», а затем сотрудника зарубежной русской прессы – стали многочисленные статьи, интервью, корреспонденции. Это ценнейший материал по истории русской культуры, раскрывающий как новые страницы жизни и творчества ведущих русских литераторов и общественных деятелей м– Бунина, Алданова, Дон Аминадо и других, так и повседневную жизнь зарубежных русских – от кайзеровской Германии и Веймарской республики до Парижа и Риги, от Латинской Америки до Нью-Йорка.

Фрида Каплан: «Прошлый век. Воспоминания»

 Фрида Каплан: «Прошлый век. Воспоминания»

Фрида Каплан: «Прошлый век. Воспоминания»

 Фрида Вениаминовна Яффе, в девичестве Каплан (1892–1982) родилась в Москве в доме деда, богатого купца первой гильдии. Получила превосходное образование, с юности свободно владела французским и немецким языками и в семнадцать лет, не имея гимназического аттестата, стала вольнослушательницей историко-философского факультета в университете Лозанны, где проучилась год. Затем в Петербурге сдала экстерном экзамены на аттестат в министерской гимназии имени Великой Княгини Евгении Максимилиановны и уехала в Вильну, а оттуда – в Германию. Девятнадцати лет Фрида была принята на Высшие женские курсы Полторацкой в Москве. 2 января 1920 года вместе с мужем Лейбом Яффе прибыла в Палестину.

Написанные на основе дневниковых записей, воспоминания содержат уникальные свидетельства о культурной атмосфере тех лет – театре, концертах, книгах, идеях, волновавших русскую и русско-еврейскую интеллигенцию в России и Литве до 1921 года, а также рассказывают о жизни русскоязычного зарубежья в Центральной Европе и Палестине в период между двумя мировыми войнами. Вне всякого сомнения, этот драгоценный памятник благородного образа мыслей и трогательного сионистского идеализма найдет своих читателей.

Полина Венгерова: «Воспоминания бабушки. Очерки культурной истории евреев России в XIX в.»

Полина Венгерова: «Воспоминания бабушки. Очерки культурной истории евреев России в XIX в.»

Полина Венгерова: «Воспоминания бабушки. Очерки культурной истории евреев России в XIX в.»

Полина Венгерова, в девичестве Эпштейн, родилась в 1833 году в Бобруйске в богатой традиционной еврейской семье, выросла в Бресте, куда семейство переехало в связи с делами отца, была выдана замуж в Конотоп, сопровождала мужа, пытавшегося устроиться в Ковно, Вильне, Петербурге, пока наконец семья не осела в Минске, где Венгерову предложили место директора банка. Муж умер в 1892 году, и через шесть лет после его смерти Венгерова начала писать мемуары – «Воспоминания бабушки».

«Воспоминания» Венгеровой, хотя и издавались на разных языках и неоднократно упоминались в исследованиях по еврейскому Просвещению в Российской империи и по истории еврейской семьи и женщин, до сих пор не удостоились полномасштабного научного анализа. Между тем это источник в своем роде уникальный – один из экземпляров раритетного жанра еврейских женских мемуаров и единственный пример женских мемуаров эпохи Гаскалы. Соответственно, следует рассматривать «Воспоминания» Венгеровой в двух контекстах – контексте еврейских мемуаров и контексте еврейских мемуаров периода Просвещения.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>