Вероятно, никогда еврейская диаспора не была столь сплочена и едина, как в эпоху гаонов. В те годы экзилархи вместе с главами вавилонских ешив при поддержке исламских правителей – Аббасидов, распространяли свою власть и влияние едва ли не на все еврейские общины мира. Со временем внутренние конфликты и закат аббасидской династии сокрушили гегемонию гаонов. Впрочем, не исключено, что свою роль в этой исторической драме сыграли и климатические изменения

Разрушение Первого Храма повлекло колоссальные изменения в жизни еврейского народа и привело к появлению первой огромной еврейской диаспоры, возникшей в Вавилонии – нынешнем Ираке. Там в ходе сложного, растянувшегося на столетия исторического процесса стала формироваться новая элита еврейских лидеров. Это была своего рода альтернатива верховенству мудрецов Талмуда (Хазаль), сложившемуся в Стране Израиля. К концу III века еврейская община Вавилонии стала средоточием влияния Алахи и изучения Торы, а также экономическим центром. Она занимала не менее важное положение, чем община Страны Израиля, а со временем даже превзошла ее в своей значимости.

В эпоху расцвета вавилонского еврейства регион являлся частью Персидской империи, а евреи Страны Израиля находились под владычеством Византии. Однако, начиная с VII века, обширные исламские завоевания полностью перекроили карту мира и совершенно изменили эту ситуацию. Династия Аббасидов, возглавлявшая мусульманский мир с 750 года, воцарилась на колоссальных просторах от Северной Индии до Гибралтара. Она владела землями нынешних государств Средней Азии, Ближнего Востока, Северной Африки и Испании. Новая же столица Аббасидов – Багдад, основанная на берегу Тигра, оказалась совсем неподалеку от центров учености и влияния вавилонского еврейства. Теперь практически всё мировое еврейство, за исключением немногих общин на территории Турции, Балкан и Италии – то есть Византии и Рима, стало подданным одного государства. Тот факт, что еврейские общины от Средней Азии и Кавказа до Северной Африки и Испании оказались под монотеистической исламской властью, сыграло колоссальную роль в консолидации еврейской идентичности, в духовной, коммерческой и политической жизни народа. Этот период правления Аббасидов с VII по XI века в истории народа Израиля и называют эпохой гаонов.

Эпоха исламского просвещения

Рассматриваемый период обычно считается частью Средневековья. Тем не менее, когда мы касаемся этой эпохи в контексте мусульманских областей вообще и Восточного Средиземноморья в частности, стоит забыть всё, что нам известно о средневековой Европе.

Исламский мир в этот период переживал беспрецедентное развитие и процветание. Громадная работа по переводу материалов, написанных на греческом и латинском, открыла носителям арабского языка научные и философские труды античных классиков, позволила им приумножать накопленные в древности знания. Изобретение бумаги в свою очередь повлияло на распространение грамотности. Надежные торговые пути, связавшие в единое экономическое пространство колоссальные территории, укрепили финансовое могущество империи Аббасидов. Стала развиваться сложная экономика, включавшая фондовые рынки и рынки капитала, системы ссуд и масштабную банковскую систему. Всё это контролировалось управляемой из Багдада единой и централизованной судебной системой, позволявшей торговцу из Марокко быть уверенным в том, что, даже заключая сделку с компаньоном из Афганистана, он по-прежнему обеспечен юридической защитой. Возникновение единого политического пространства способствовало широкому распространению идей и культурных влияний по всей территории империи. К этому стоит добавить внедренную в халифате индийскую (позиционную) систему записи цифр. Она сменила менее удобную и более сложную римскую систему. Это значительно облегчило вычисления и способствовало ускорению экономического развития. Всеобщим разговорным языком, даже среди евреев, стал арабский язык, что, в свою очередь, благоприятно повлияло на технологическое развитие и торговлю. Новые шедевры в поэзии и прозе, многочисленные исследования в языкознании и философской мысли, пиетет к красоте и эстетике в различных сферах человеческой деятельности – всё это отражает духовное богатство и материальное изобилие, ставшие уделом Востока в тот период.

Внутри этого культурно-политического пространства оказалась большая часть мирового еврейства. Жившие общинами, евреи расселились по всей колоссальной территории халифата, в то время как их духовное и политическое руководство продолжало оставаться сосредоточенным в Вавилонии – самом сердце аббасидской империи. Централизация политической и судебной власти, характерная для империи в целом, неизбежно повлияла и на еврейский мир, в котором окончательно установилась четко иерархическая структура власти. Во главе вавилонского руководства стояли экзиларх (реш-галута – «глава находящихся в изгнании», арам.) и два гаона – так назывались главы двух важнейших ешив, расположенных в городах Сура и Пумбедита. Каждая еврейская община находилась в ведении одного из трех упомянутых выше лидеров. Они были уполномочены назначать даянов (судей), мохелей (специалистов, выполняющих обрезание), писцов и других чиновников, а также представлять общины перед исламской властью и являлись для них высшим авторитетом в любом социальном или юридическом (алахическом) споре. Общины платили своему патрону налоги и добросовестно упоминали его в своих документах и молитвах.

Экзилархи по сравнению с главами ешив обладали более высоким статусом, поскольку в соответствии с традицией являлись потомками династии царя Давида. Кроме того, мусульманские власти рассматривали их как официальных представителей всего еврейства империи. Экзиларх избирался даянами и главами общин Вавилонии. Их выбор должен был получить одобрение гаонов. В конечном счете, в ведении экзиларха находились все гражданские вопросы еврейских общин и сбор налогов. 

В свою очередь, гаоны считали себя продолжателями постталмудического еврейского руководства. Сосредоточив в своих руках духовное влияние на всю еврейскую диаспору, гаоны тщательно следовали соблюдению символических церемоний, подчеркивающих их высокий статус. Они считали особо важным распространять традиции и алахические установления по всей диаспоре и передавать их будущим поколениям. Главной церемонией была инаугурация экзиларха, она неизменно проводилась с особой пышностью и величием. 

Кроме того, дважды в год даяны, раввины, представители и ученики ешив и многие другие собирались на специальные талмудические конференции под названием «Ерхей кала». Здесь выбирались талмудические трактаты для изучения в ешивах на последующие полгода, обсуждались алахические темы и формулировались ответы на вопросы, присылаемые различными общинами. Вся эта основательная и впечатляющая деятельность позволяла успешно поддерживать не только авторитетный статус гаонов, но и единство находящихся под их управлением еврейских общин.

Историческая загадка

Гаоны и многочисленные ученики их ешив много занимались Вавилонским Талмудом. Они выносили свои решения по обсуждаемым в нем дилеммам, укрепляли его влияние на все еврейские общины и активно внедряли на практике. Благодаря им Вавилонский Талмуд стал сводом законов и правил, обладающим высшим авторитетом во всех вопросах, касающихся религиозной, правовой, духовной и социальной сфер жизни еврейского народа.

Важнейшей литературой, созданной гаонами, стали респонсы – вопросы в области еврейского права и ответы на них. Со всех концов диаспоры к вавилонским гаонам стекались обращения с просьбами евреев разъяснить и разрешить в соответствии с Талмудом многочисленные алахические вопросы. Корпус респонсов содержит тысячи практических алахических ответов. Именно они обеспечили Талмуду и вавилонским ешивам статус духовного центра и высшей судебной инстанции всего еврейского народа. И именно это в наибольшей степени способствовало поддержанию единства алахических установлений и обычаев в еврейских общинах на протяжении многих поколений. Вместе с вопросами общины посылали в ешивы пожертвования, что укрепляло влияние и мощь этих заведений. 

Наряду с алахической литературой гаоны развивали и другие области философской мысли, как еврейской, так и универсальной. Именно в этот период был создан целый ряд сочинений, отражающих еврейское мировоззрение. Важнейшим из них является труд раввина Саадии Гаона «Эмунот ве-деот» («Верования и знания», ивр.). Кроме того, тогда же было написано множество текстов по лингвистике и грамматике иврита. В Стране Израиля в этот период активно развивались такие литературные жанры, как поэзия, пийют (литургическая поэзия) и мидраш (толкования Письменной Торы). Широкая прослойка обеспеченных евреев играла роль придворной интеллектуальной элиты, занимала должности советников, экономистов, администраторов, врачей, хронистов, поэтов, ювелиров и т. д.

Власть и непререкаемый авторитет ешив вавилонских гаонов росли на протяжении сотен лет. Но внезапно этот славный период оборвался, причем, казалось бы, без каких-либо предпосылок. И это одна из величайших загадок в истории еврейского народа. Ешивы рухнули, а колоссальная власть, сосредоточенная в руках экзилархов и гаонов, рассыпалась в прах, что открыло совершенно новую страницу в истории еврейского народа.

Что же привело к краху ешив и внезапному окончанию этого славного периода в первой половине XI века, а точнее – в 1038 году?
В принятых версиях ответа на этот вопрос, как правило, разделяют два аспекта – политический, связанный с кризисом власти в халифате, и внутренний еврейский.

В контексте политической ситуации исследователи указывают на бедственное положение, в котором с Х века оказался Аббасидский халифат, и последовательный распад империи в результате захвата ключевых государственных позиций представителями персидской аристократии и тюркскими наемниками, прежде всего сельджуками. Изменения самым непосредственным образом коснулись и ешив. По мере того, как рушился режим Аббасидов, слабела и опиравшаяся на них власть ешив. В конце концов, когда правление аббасидской династии в Багдаде закончилось, ешив, по сути дела, уже не существовало, да и должность экзиларха была упразднена.

Что же касается внутренних еврейских дел, здесь ученые указывают на два основных фактора, сыгравших роль в снижении статуса гаонов и ешив, – политическая борьба вокруг назначения гаонов и снижение потребности еврейских общин диаспоры обращаться в вавилонские ешивы с вопросами. Титанические усилия, прилагаемые ведущими еврейскими кланами Вавилонии ради продвижения своих представителей на должность гаона всякий раз, когда один из предыдущих умирал, подрывало силы. Добивавшиеся этой позиции люди были вынуждены заниматься политическим выживанием, а не своими прямыми обязанностями. Разумеется, это неизбежно вело к снижению статуса вавилонских ешив в глазах еврейских общин. Более того, борьба за власть и влияние вела к сокращению числа учеников, прибывавших в ешивы из диаспоры, поскольку родители осознавали, что их дети вряд ли сумеют достичь высоких постов, практически всегда наследуемых привилегированными вавилонскими кланами. 

Наряду с этим в еврейской диаспоре сократилась потребность в обращениях к вавилонским гаонам. Каждая община бережно хранила ответы гаонов прошлых лет, так что мало-помалу у них накопился значительный корпус респонсов, и необходимость в новых обращениях снизилась. Одновременно возросла ученость даже самых отдаленных еврейских общин. Увеличилось количество копий Талмуда, равно как и число местных специалистов, в достаточной мере разбиравшихся в нем, чтобы самим выносить алахические постановления. Поэтому еврейские общины всё чаще позволяли себе решать большую часть текущих вопросов, не обращаясь за помощью в ешивы Вавилонии. 

Иначе говоря, успех гаонов в установлении канонического статуса Талмуда и в подготовке достаточного количества специалистов, способных его преподавать, в конце концов привел к тому, что сами гаоны стали еврейским общинам не нужны.

Экологическая катастрофа

Общим знаменателем всех этих причин заката эпохи гаонов является то, что они рассматривают человеческую деятельность как единственный фактор, влияющий и формирующий исторические изменения. Есть, однако, и другие обстоятельства, принятие которых во внимание способно шире и целостнее объяснить ход исторических процессов. 

Американский географ Элсуорт Хантингтон (1877–1947) был первым, кто указал на причинную связь между изменениями климата и историческими событиями. Он утверждал, что неблагоприятные климатические изменения приводят к сокращению населения и краху цивилизаций, в то время как хорошие климатические условия позволяют обществам расти, развивать искусство и науку.
Разумеется, Хантингтон не стремился объяснить исторические процессы исключительно изменениями климата и географических условий. Тем не менее он был убежден, что, лишь осознавая важность этих факторов, можно понять всю совокупность причин, влияющих на исторические процессы.

Что мы знаем об изменениях климата, произошедших сотни лет назад, задолго до нынешнего систематического отслеживания климатических показателей? Достичь точности современной метеорологии мы, конечно же, не можем, но собрать достаточно информации о климате прошлого всё же способны. Анализируя ширину и цвет древесных колец, изучая состав ледников, исследуя наличие в историческом материале определенных изотопов, можно обнаружить следы того или иного климатического изменения. Вместе с тем влияние климатических катаклизмов на жизнь людей, как правило, может быть изучено лишь с помощью текстов, написанных современниками этих событий.
Источники X и XI веков достаточно ясно описывают целый ряд экологических катастроф: длительные засухи в долине Нила, в Стране Израиля и в Сирии, а также, что, скорее всего, сыграло главную роль в нашей истории, – исключительное похолодание, охватившее колоссальные пространства от Каспийского моря до Дуная, и в конечном итоге повлиявшее на ход исторического процесса.
Вот одно из свидетельств, описывающих холод и лишения, царящие в степях Прикаспийской и Придунайской низменностей в 1032 году:
Везде был голод. Многие люди умерли […] многие продали своих жен и детей, чтобы заполучить еду […] земля была поглощена голодом («Армения и крестовые походы X–XII вв.: Хроника Матфея Эдесского»).
Продолжительные и тяжелые холода вынуждали племена, жившие прежде на равнинах, где они занимались сельским хозяйством, искать себе новые места обитания, что сопровождалось насильственным проникновением этих племен в более развитые и процветающие районы империи Аббасидов.
По мере того, как зимы становились всё длиннее и холоднее, число переселенцев увеличивалось, а их агрессивность возрастала. Возглавляемые племенем сельджуков кочевники рыскали по всему региону, всё чаще атаковали крупные города Ирака и Междуречья, грабили их жителей. Мало того, нам известно, что между 950 и 1072 годами в бассейне Нила в общей сложности было 27 лет засухи. Для сравнения, между 383 и 950 годами нам известно лишь об 11 засушливых годах. Столь серьезные изменения климата затрагивали не только слабые, но и вполне обеспеченные слои населения.
«Я собираюсь на зиму остаться в Иерусалиме, поскольку мне стало известно о Ниле [который не разлился – намек на засуху]», – пишет торговец, собиравшийся отправиться в Египет, в письме, обнаруженном в Каирской генизе.
Постепенно последствия климатических катаклизмов докатились и до самого центра Аббасидской империи. Упоминание об этом мы находим в свидетельстве XIII века епископа Сирийской православной церкви Григория Бар-Эбрея, чьи труды считаются важным источником достоверной информации о том периоде:
В тот год [945-й] в Багдаде была засуха […] дома, виноградники и сады продавались за кусок мяса и кусок хлеба. Люди выбирали семена ячменя из помета лошадей и ослов и ели их. Многие женщины были арестованы и казнены за то, что жарили своих детей в печи и съедали их. Многие умерли от голода, и тела их пожрали собаки, поскольку не было человека, который их похоронил бы («Хроники Григория Бар-Эбрея»).
Судьба же еврейских ешив упомянута в письме, написанном в 952 году:
Нас ограбили […] земли же, которыми владели, оказались разорены и потеряны в те ужасные годы, которые мы едва пережили. Наши средства закончились, а наши владения мы отдали за пищу, чтобы спасти свои жизни и ради изучения Торы (
«Послание рабби Шриры Гаона», по изданию Беньямина Менаше Левина).
Но это было лишь начало конца. В 30-е годы XI века Багдад вновь пострадал от резкого похолодания, из-за которого перестали работать рынки и вспыхнули столкновения между различными исламскими группировками.
Зимой 1038 года в Багдаде выпал сильный снег и много дней лежал на земле, засыпав рынки… А затем наступил такой холод, что вода замерзла на шесть дней («Хроники Григория Бар-Эбрея»).
Эти события всё больше подрывали аббасидскую власть, и в конце концов под ударами кочевых племен, искавших спасения от холода и голода, Багдад пал почти без сопротивления.
Ешивы, в прошлом являвшиеся центрами богатства и мощи, воплощением власти и престижа, были разграблены и уничтожены. В 1038 году пала ешива Суры, и в том же году в возрасте 99 лет умер рабби Хай Гаон. Оба этих события ознаменовали конец эпохи гаонов.
Иными словами, падению ешив и закату эпохи вавилонских гаонов предшествовали не одни лишь геополитические события. Немалую роль в этой исторической трагедии сыграли охватившие огромные пространства Евразии и Средиземноморского бассейна продолжительные холода и засухи. Безусловно, климатические бедствия не были ни прямым, ни единственным фактором. Тем не менее целостное и глубокое историческое исследование не может игнорировать влияние этих обстоятельств, не зависящих от желаний и способностей людей и выходящих за узкие исторические и геополитические рамки.