ЗЕЭВ ВАГНЕР: «Основная жизнь – это Энциклопедия!»


рав Зеэв Вагнер (фото: Eli Itkin)

Девизом инициатора проекта Российской еврейской энциклопедии является строчка из песни Веры Брежневой. Критерии попадания в один из семи томов издания — не обязательно алахические. Почему для успешно прожитого дня нужен четкий план, что важнее в воспитании детей, отцовская традиция или «Шульхан арух», и в каком состоянии находится еврейская община СНГ.

Российская Еврейская Энциклопедия

– Как возникла идея Российской Еврейской Энциклопедии?

– Идея не моя, и что самое интересное – вообще не еврейская. Это был конец 91-го года. Тогда возникла первая и практически единственная из серьезных альтернативных академий, которые начали создаваться в России (сегодня их десятки), – Российская академия естественных наук. В рамках Академии ее руководство решило создать и издать энциклопедии народов, дисперсно проживающих в России: «Евреи в России», «Немцы в России», «Греки в России», «Шведы в России» и т. п. Получилось только у нас (у немцев тоже что-то получилось, но не в рамках Академии). Поэтому во всех наших изданиях указано: «совместно с Российской академией естественных наук».

Они тогда обратились со своей идеей к профессору Брановеру. А я до этого уже сотрудничал с создателями энциклопедий в Израиле и во Франции. И пошло-поехало. В 92-м началась работа по составлению словника.

– Получается, что проекту более 25 лет?

– Да. А первый том вышел в 94-м году – 23 года тому назад.

– Сколько всего томов есть уже на сегодняшний день, и что нас ожидает в ближайшем будущем?

– Сегодня есть семь томов, но сказать, что впереди, я не могу – не знаю. Думаю, что еще четыре.

– И проект располагает средствами на столь масштабное начинание?

– Деньги деньгами – их никогда нет, но если уж делать – то по-крупному!

– В чем все же заключается основная миссия, цель издания?

– Во всем, что можно связать с понятиями «российская» и «евреи». Евреи живут в России уже столетия. И все, что может объединить эти два понятия «евреи» и «Россия», – люди, которые внесли свой вклад, география, институты, термины, – должно быть включено в эту энциклопедию.

Например, третья часть – праздники – существует пока только на уровне моей идеи. Но мне, скажем, в статье «Йом кипур» не интересно описывать, что такое Йом кипур, – об этом написано много, а в энциклопедии должна быть одна фраза – вводная. После этого рассказано в полном объеме только об обычаях Йом кипура евреев России. У каждой общины есть свои обычаи: у ашкеназских нечто свое, у грузинских свое. И в таком же ключе разбираются все еврейские понятия.

– А что подразумевает понятие «еврей» в вашем понимании?

– Несмотря на то, что я – религиозный человек, для нашей Энциклопедии еврей – не обязательно тот, кого признает евреем алаха. У нас очень либеральные критерии: достаточно, что один из родителей – еврей вне зависимости от вероисповедания. Почему? Понятно: и сам человек себя считает евреем, и его окружающие. И смешно не упоминать в Российской Еврейской Энциклопедии Рабиновича, у которого русская мама.

– Могли бы вы назвать основные вехи, успехи, достижения этого проекта с 1991 года по сегодняшний день?

– То, что он есть! У нас собрано чуть больше десяти тысяч биографий, части которых больше нет нигде, включая интернет. Кроме того, тот факт, что они вошли в Российскую Еврейскую Энциклопедию, дает понять, что они – евреи. В интернете этой информации может не быть совсем. Это то, что касается биографий. Что касается географии – тут еще интересней! Когда мы еще только размышляли о географии, начинали работу, я думал, что сюда войдут еврейские местечки. Бердичев и тому подобное. Но постепенно накапливалась база данных на сотни, если не тысячи деревень, в которых жила одна-две-три еврейские семьи. Об этом нигде нет! И одна моя сотрудница, молодая девочка, сказала: «Жалко это терять!» Действительно, жалко. Мы решили всю эту информацию предоставить читателю. И если есть населенный пункт, о котором мы знаем, что там когда-то жили евреи, мы об этом пишем. Это я считаю уникальным.

– Вы можете припомнить примеры уникального использования Российской Еврейской Энциклопедии?

– Сегодня я вижу очень много ссылок на Энциклопедию и в электронном виде, и в бумажном. Раньше я еще что-то старался фиксировать, сегодня уже не фиксирую – это стало нормой. Сегодня у меня больше претензий, когда я вижу, как какой-нибудь солидный российский институт пишет статью, а наша информация – полнее, чем у них. И я удивляюсь: странно, почему они не использовали наш материал? Сегодня нашими источниками пользуются все, кто реально интересуется темой, занимается историей.

рав Зеэв Вагнер (фото: Eli Itkin)

рав Зеэв Вагнер (фото: Eli Itkin)

Друзья проекта

– Можете назвать имена каких-нибудь «друзей проекта»?

– Вы имеете в виду спонсоров?

– Не только. В общем, команду…

– Команда с самого начала была создана великолепная – лучшие специалисты в своей области. Например, если речь идет о науке, то статьями на эту тему занимаются те, кто лучше всего в России разбирается в истории наук – в математике, в физике, в химии. По музыке было два специалиста.

Или возьмем кино. Мой друг, покойный Мирон Черненко, – тот, кто начал заниматься темой евреев в русском кино. И так во всех вопросах. Рядом с ним по алфавитному порядку идет Софья Черняк. Кроме того, что она – замечательный искусствовед и просто прекрасный человек, все еврейские художники учились у нее. Она сама для нас не писала, но ее рекомендации были безупречны.

Нашим консультантом по спорту был Ури Миллер, автор первой на русском языке монографии о евреях в спорте.

Нам делали словник в России и в Израиле. Если имена оказывались в обоих словниках, тут, разумеется, не оставалось сомнений. А если только в одном, то мы уже вели дальнейшее исследование. Нашим консультантом по медицине в Израиле был прекрасный врач, профессор Эмиль Любошиц, который три года тому назад выпустил солидный том «Евреи России в медицине и биологии». Кто же, как не он, должен заниматься такой работой? С другой стороны, в Москве нам составлял медицинский словник Владимир Бородулин – заместитель главного редактора Большой советской энциклопедии.

По целому ряду вопросов нашими консультантами были такие специалисты, что лучше не придумаешь! Главным консультантом был Исайя Берлин. Не для титула, а реально! Есть его письма, советы – и не только по поводу имен и персоналий, но и по поводу концептуальных вещей. Такие люди были привлечены к работе!

А если все-таки говорить о спонсорах, то первым нужно упомянуть ушедшего два года тому назад из жизни Йосефа Гриля, его энтузиазм, энергию.

Нельзя не упомянуть и Бориса Сокола, искреннего и преданного друга нашего проекта.

– Вы продолжаете работать над этим проектом, находясь в Израиле. Но чем вы, так сказать, живете?

– Энциклопедией! На все остальное практически нет времени. Да, кроме этого я даю уроки по «Скайпу» для общин России. Есть еще проект, который длится больше двух лет, – «Мудрость на каждый день» (по-моему, так это называется): каждый день – какая-нибудь цитата из хасидизма, из Талмуда, из Экклезиаста. Сколько это еще продлится, я не знаю, потому что нельзя бесконечно искать цитаты, но еще на какое-то время материал есть. Однако основное время, основная жизнь – это, конечно, Энциклопедия.

– Вы считаете Энциклопедию самым грандиозным и фундаментальным из ваших проектов?

– Не знаю. Не могу сказать, что все остальное, чем я занимался в жизни, – вторично. Да, Энциклопедия – это очень много и очень важно. Но было и многое другое. Совсем недавно в Москве проходил кинофестиваль. Черненко вспоминал, что первый кинофестиваль он сделал только с нашей помощью. Я сам и позабыл об этом. Всевозможные выставки в Москве в 90-х годах. Еще при советской власти, когда никто не знал, что через полтора года ее уже не будет. Мы организовали выставку еврейской религиозной литературы на русском языке. Эта выставка ездила и в Ленинград, и в Ригу. Период 90-91-х годов был такой разнообразный!

Никто не говорил мне, что делать. Но я брался за все, что удавалось. Потому что на самом деле я человек не упертый: если что-то не получается, значит не надо ломиться напролом, а нужно как-то обойти или переключиться на что-то другое. Я не бросаю это дело – я понимаю, что иду неправильно, хотя, казалось бы, шел так, как нужно, как все идут. Значит, нужно попытаться найти другой путь.

По такому же принципу я работаю с людьми. Я беру кого-то на конкретную работу, четко представляя себе, чем он будет занят в проекте. Но иногда видишь: не получается. А человек нравится, и нравится, как он работает. Тогда я ищу, чем бы ему заняться, чтобы у него «пошло». И, слава Б-гу, таким образом, в итоге получалась хорошая работа.

– Но предметом вашей гордости все же можно назвать Энциклопедию?

– Я бы все-таки больше гордился книгопечатанием в целом. Всем известно имя мэтра еврейского книгопечатания в России Михаила Гринберга. Неоценима его помощь в организации моей издательской деятельности. И первое еврейское книгопечатание в России после долгого, десятилетия длившегося перерыва, я, безусловно, считаю самым важным вкладом.

– А печатание Тании в России?

Это целая история! И я был занят этим, печатал Танию.

– В каком году это было?

– Тоже в 91-92-м. Немного и в 93-м. А тогда в России же еще не было копировальной техники – нам присылали из Европы. До нашего случая Любавический Ребе не разрешал печатать Танию на ксероксе – только на печатной машине. И когда он сказал, что это нужно делать в России, я понял, что этот печатный станок – такой компактный, как тот, на котором большевики печатали «Искру», только в электронном виде, – я получу в лучшем случае только через несколько месяцев. Таможня, разрешение, тогда еще была советская власть. А Ребе сказал, что нужно делать. Я спросил про ксерокс, и Ребе разрешил! Печатали всюду – в Сибири, на Украине, в Беларуси. У меня дома стоит еще несколько сотен экземпляров на память. Самые дорогие – отпечатанные в Любавичах. Печатание Тании – это тоже отдельная, уже мистическая история.

Тиражи тогда были другие – мы печатали по 50 тысяч! И они расходились. Самым забавным было то, что первые несколько книг печатали в Литве, в Вильнюсе. И когда мы отпечатали в Вильнюсе Танию, нас попросили оставить значительную часть тиража для распространения у них, в Литве. Я сначала не понял – зачем им, там же не так много евреев. А они говорят, что это – не для евреев, это они сами будут читать.

Тогда я не понял, понял только задним числом: литовцы были одним из самых религиозных народов Советского Союза, а у них существовала огромная проблема с религиозной литературой – ее практически не было. А тут издатель увидел, что это – интересно и может представлять интерес и для других литовцев.

– На этом все закончилось?

– Потом к нему пришли представители местной общины, которые практически ничего не соблюдали, многие построили смешанные семьи, но все они пребывали в полной и непоколебимой уверенности, что хасидизму не место в Литве. Хотя они просто не знали историю – в Вильнюсе до советской власти было несколько любавических миньянов и еще другие хасиды.

Мне это напоминает историю об обвинениях, будто Хабад «покушается» на Московскую Хоральную синагогу, а она «исконно» не хасидская. Но это – бред! Для меня родная синагога, где прошло мое детство, – это Хоральная. Туда ходили мои дедушка, папа и его братья – украинские евреи, хасиды. И вокруг нас в синагоге я слышал украинский идиш. Не могу сказать в процентном отношении, но там было полно этих украинских евреев.

Толерантное воспитание

– Подозреваю, что дети – тоже повод для отеческой гордости. Видите ли вы в них что-то, о чем с чистой совестью можете сказать: «Это у них от меня»?

– Когда встал вопрос, ехать ли в Россию всей семьей, для меня одним из мотивов был воспитательный момент. Учтите: мы говорим о 89-90-х годах. Помните, какая жизнь тогда была в России? Но для меня было важно, чтобы дети, которые родились и выросли в Иерусалиме, знали, что есть люди, которые воспитаны и живут по-другому. Тогда у нас было шестеро детей – от четырех до пятнадцати лет. Правильно ли было над ними тогда так «издеваться», я не знаю, но я понимал, что это – очень-очень важно. Я сам вдруг увидел людей, которые в этих условиях соблюдают традиции – как это тяжело, какая самоотверженность.

Однажды при мне дети сидели и обсуждали, как я их воспитывал. Но если спросить меня, как я их воспитывал, я честно скажу: «Не знаю». У меня нет особых советов по воспитанию детей. Любить – понятно, кто не любит своих детей?

– Говорят, что самые большие уроки детям родители дают своим живым примером.

– Я думаю, что потом, когда меня уже не будет, они будут рассуждать: понравилось бы папе то, что я делаю сейчас. По крайней мере, я про своего папу так думаю всегда. Я часто вспоминаю его и его роль в моем воспитании. Могу честно признаться, что я часто принимаю решения не по Шулхан аруху, а «по папе». А как воспитывать, я не знаю.

– И где ваши дети сейчас?

– Старший сын рав Аарон раввин Иркутска, втророй рав Биньемин-Лейб раввин города Красноярск, младший сын – Леви-Ицхак – в Израиле, где он, с одной стороны, делает хорошую карьеру по работе, а с другой, «чтобы не было скучно», они два года тому назад создали в Израиле организацию «Хабад бе-алия». Ему тоже хочется помогать людям.

Одна из дочерей содержит свой детский сад, другая вместе с ней работает. Еще одна дочка четыре года была с мужем в шлихуте, а теперь их семья вернулась в Израиль. Четвертая тоже в Израиле, живет в Кфар-Хабаде.

Как стать первопроходцем

– Сегодня уже не стать первопроходцем, но другие возможности есть?

– Думаю, что есть. Я отработал 12 лет в Федерации еврейских общин России. Была масса совершенно новых, интересных проектов. Из этих 12 лет я последние два года проработал в Туле. У нас там было свое ноу-хау, которое, к сожалению, закрылось с моим отъездом. Хотя вообще-то это можно было делать и сегодня.

В Тульской области шли бои в 1941 году, и, соответственно, там есть множество братских могил, в которых захоронены представители разных национальностей, в том числе и евреев. Над их могилами никто никогда не читал ни Кадиш, ни Изкор. Это – несправедливо по отношению к ним. И мы начали это делать. Разработали метод, как искать эти могилы. Понятно, могли быть и какие-то ошибки. Но я это делал. Ездил и в Тверскую область, и в Калужскую, еще куда-то заезжал, но главной была, конечно, Тульская область – мы и ее не всю объездили. Это – ноу-хау, чем не «первооткрытие»?

К сожалению, я сам еще многое не успел сделать. Например, у меня была идея сделать своеобразный лекторий «Евреи в мировом искусстве». Я не имею в виду писателей или художников евреев, а еврейскую тему – в живописи, в музыке. Я даже успел договориться с Тульской областной филармонией, и они были готовы разрабатывать эти программы. Не говорю, что такого вообще не было. Но скорее, на самодеятельном уровне, в начале 90-х. Я же планировал нечто на уровне профессиональном. Но, к сожалению, это даже не началось.

– В конце интервью у меня всегда ко всем есть три вопроса. Первое: что для вас значит успешный день?

– Я составляю план. Есть план на месяц, есть – на каждый день. Если я выполнил план, поставил галочку, значит, все хорошо, все нормально. Успешный день. Вот как все просто.

– Что дает вам энергию, подпитку, служит источником вдохновения?

– Сложно ответить. Сказать, чтобы все шло по инерции, – не могу, понимаю, что нет. Говорить какие-то красивые слова тоже не хочу.

– Представьте себе, что у вас есть возможность сказать несколько слов всем евреям бывшего Советского Союза. И все они вас услышат! Что бы вы сказали?

– Когда я был в Туле, мы делали сайт. На сайте было два слогана. Один из них: «Быть евреем – круто!» Это не значит, что для татарина быть татарином – не круто. Но я обращаюсь к евреям, чтобы они знали, что для них быть евреем – это здорово!

Второй слоган был более стандартным, но, к сожалению, не все понимают его суть: «Если сегодня, как вчера, то зачем завтра?»

– Откуда эта цитата?

– Вообще-то это есть и в Талмуде, и в хасидуте. Не точно в таких выражениях, но есть. Надо постоянно двигаться, не стоять на месте. По принципу Хануки: еще одна свеча, и еще одна свеча, и еще. Надо всегда что-то делать, нельзя быть статичным.

Это напоминает модное сегодня выражение: «Чтобы оставаться на месте, нужно очень быстро бежать»…

– Нельзя оставаться на месте! Нельзя! Потому что если ты будешь бежать только для того, чтобы оставаться на месте, ты скатишься!

В советской и русской попсе иногда бывали очень хорошие тексты и отдельные фразы. В советское время, помню, было что-то вроде: «Вперед, только вперед, дети орлиного племени!» В общем, только вперед! Это нужно знать.

Еще несколько лет назад я любил цитировать: «Я знаю пароль, я вижу ориентир, я верю только в это: любовь спасет мир». Чудесные слова! Я их услышал в машине (за свою работу я проездил по России несколько сот тысяч километров). Действительно, любовь к ближнему – это самое важное, что есть.

– Да это же Вера Брежнева! Я думаю, что такого комментария к этой песне еще никто не давал!

– Потом уже я увидел клип и был просто в ужасе! Порнография! Одна из самых гнусных, какую я когда-либо видел! Она показывает, что такое «ориентир». После этого я перестал ее цитировать. Но отличные фразы я слышал и у Аллы Пугачевой, и у самой-самой попсы вдруг встречаются какие-то удивительно точные слова.

– И последний вопрос: планы на ближайшие три года. Есть ли у вас Мечта?

– Не могу сказать, что у меня есть разнообразные мечты. На все меня не хватает. Да и Энциклопедия отвлекает от любых других планов. И все-таки я ищу возможности помимо этого. Знаю, как важно помогать людям. У меня есть в этом какой-то опыт, я знаю, что у меня это получается.

– И это – Мечта?

– Я могу сказать, что я мечтаю о приходе Машиаха. Но приход Машиаха зависит только от нас. Мы должны работать.

Община СНГ – самая большая еврейская община в мире! И находится в таком же плохом состоянии, как и во всем мире: и в Америке, и во Франции – всюду плохо. И те, кто может помогать, должны помогать! Я считаю, мы обязаны это делать! А если человек что-то может и не делает – это неправильно.

– При этом вы сами, в принципе, открыты к любым проектам и предложениям?

– Абсолютно! Конечно, если это не противоречит моим принципам.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>