ЮРИЙ МОРОЗОВ: «Людям свойственно ошибаться…»


Юрий Морозов (фото: Eli Itkin)

Создатель и руководитель компании «Алло Инкогнито» встретился с сооснователем еврейского делового клуба «Соломон» — Денисом Гуревичем. Зачем глазному хирургу понадобилось покупать немецкий ночной клуб, как раввин Берл Лазар убедил его сделать обрезание, и что произошло с российским школьным образованием. Секреты бизнеса — от человека, который начал заниматься «индивидуальной трудовой деятельностью» в далеком 1989 году

— Начнем с традиционных вопросов: где родились, где жили?

— Я родился в 1965 году в Москве. Жил в «Доме на набережной», там, где Театр эстрады и кинотеатр «Ударник». Это был, конечно, дом мечты — и кинотеатр, и театр, и стол заказов в одном здании. В конце 30-х дом был известен еще тем, что его высокопоставленных жителей арестовывали один за другим.

Арестовывали, чтобы освободить квартиру.

Бабушка была директором гастронома № 11, дедушка работал в легкой промышленности. Он получил Сталинскую премию за очень забавное изобретение — готовый узел. Это такой галстук на резиночке, который не надо завязывать. Надел и носишь, экономия средств, времени и материалов.

— Традиции соблюдались?

— Семья была еврейской, основные праздники мы отмечали. На Горку ходили, с друзьями виделись. У дедушки даже было свое место в синагоге. Когда Голда Меир на посту министра иностранных дел приезжала в СССР и встречалась с раввином Москвы, беседа проходила у нас на даче в Кратово. Встреча проходила конфиденциально, однако на улице было большое количество людей в штатском.

Мама училась в престижной по тем временам школе — СШ № 19. Сидела за одним столом с Микояном, среди одноклассников были дочь Стаханова, сын Громыко и другие дети известных в ту пору людей. Я учился в этой же школе с внучкой Барто, внуком Погодина, правнуком Ногина, в параллельном классе был сын летчика Каманина.

— А потом, после школы?

— Окончил медицинский институт, поступил в ординатуру клиники Федорова, работал там глазным хирургом и параллельно занимался туризмом (мы открыли одну из первых в Москве туристических компаний — «Жако»). В 1992-м мы эмигрировали в Германию. Но там как раз оказался переизбыток врачей, работы не было. Глаз на всех не хватало (смеется). И я вернулся в Москву заниматься бизнесом.

Первый настоящий бизнес-опыт был в Германии. Мы приехали в Ганновер, я был неженат, поскольку с медициной не сложилось, искал другие варианты. И мы с партнерами решили открыть ночной клуб. Перекупили модное место у семьи, в которой были папа и… папа. В клубе показывали травести-шоу, мужчины выступали в женских платьях. Потом мне эта история надоела, и в 1996 году я уехал в Москву.

— Чем вы занимались после приезда? Обычно считается, что первый блин комом. Однако «Голден ринг» оказался успешным. Как вам удалось запустить бизнес с нуля и преуспеть?

— Рынок телекоммуникаций тогда не был заполнен. 28 июля 1998 года получили лицензию, а в августе разразился дефолт, за сутки доллар подскочил с 6 рублей до 28. Если до кризиса клиенты носом вертели, когда мы им предлагали подключиться к нашей системе и сэкономить (например, они платили $1,5 за минуту разговора с Америкой, а мы им предлагали 80 центов за минуту), то в период дефолта люди валом повалили: что, серьезно, у вас можно сэкономить? Мы дали объявление — ищем сотрудников на зарплату $500. Поставили телефонную карточную платформу, научили людей программировать станции, и все пошло.

— Расскажите о своем нынешнем поле деятельности.

— Мы — виртуальный оператор связи, предоставляем услуги связи под брендом «Алло Инкогнито», даем прямые номера. У нас большой выбор красивых городских номеров, очень дешевый роуминг. Наша компания обеспечивает самые оптимальные тарифы в много разговаривающем сегменте абонентов. У нас можно иметь один городской номер на мобильной сети в «Мегафоне» и «Билайне» одновременно, если у клиента есть двухсимочный телефон. Один номер — две сети.

— Конкуренции не боитесь? Есть же «Скайп».

— Wi-Fi-сети присутствуют не повсеместно, поэтому «Скайп» не везде работает. Некоторые страны не пропускают «Скайп», блокируют, допустим, арабские, Малайзия. А звонки на международные сети у нас дешевле, чем у «Скайп-аут» (звонок со «Скайпа» на городской номер).

— Можете ли вы сформулировать основной принцип бизнесмена?

— Кто ничего не делает, тот ничего не получает. Под лежачий камень коньяк не затекает. Мой принцип — чтобы оставаться на месте, надо быстро бежать. Мы постоянно разрабатываем новые услуги и расширяем предложения для клиентов, удерживая или снижая цены. В сфере телекоммуникаций мир, конечно же, сдвигается в сторону мобильности, поэтому мы продали подразделение фиксированной связи и сосредоточились на развитии конвергентных услуг мобильной и фиксированной телефонной связи.

— Какой вы руководитель? Жесткий, мягкий, открытый, закрытый от публики? Совершаете ли ошибки?

— Я очень открыт, можно напрямую позвонить мне, а не обязательно референту. Конструктивную критику люблю, плохие новости слушаю в первую очередь. Есть у меня правило: любую идею надо отрабатывать. На первом этапе идея может показаться хорошей. Потом поразмыслишь, подумаешь — ерунда. Надо первые впечатления осознать, очень часто последовательная доработка дает возможность понять: ерунда ли это или не стоит закрывать тему. С другой стороны, сразу отказываться от задумки не надо. Если идея приходит и ты ее сразу отвергаешь, а потом через два года видишь, как ее реализовали конкуренты, — уже сделать ничего нельзя, остается только жалеть об упущенных возможностях.
Право на ошибку есть у каждого, и мы от ошибок не застрахованы. В свое время запустили небольшую розничную сеть, чтобы не платить комиссию ретейлерам. Полки были пустые, мы решили заполнить витрину аксессуарами, создали небольшое дизайнерское бюро. Стали делать красивые вещи, даже с компанией «Сваровски» договорились, они нам на производство хрусталь ставляли. Но из-за нынешнего кризиса вся эта история провалилась.

— И?..

— Мы сеть свернули, розничный товар предложили сетям, а там свои проблемы. Рассрочка платежа составляет 6–8 месяцев, это тяжело. Наша идея была красивой, творческой, но не дала коммерческого выхода. Остатки продукции пылятся на складе, а за это время появились новые модели телефонов. Теперь ищем третьи страны, чтобы скинуть им товар по дешевой цене.

— Какие уроки вы извлекли из этой истории?

— Надо вовремя осознать, когда тема затухает и она либо прибыльная, либо убыточная. Но иногда бывает, что отрасль сама затухает и надо диверсифицироваться. Сейчас связь движется в сторону мобильности, идут процессы слияния и поглощения. Инфраструктура для фиксированной связи стала дороже, включая прокладку кабеля, работы, аренду городских канализаций, а цены, наоборот, стали дешевле. Получаются «ножницы». Раньше, если пришел на объект, кладешь оптику, продаешь оборудование, тебе за это платят, плюс ты зарабатываешь на связи, а теперь владельцы объектов требуют, чтобы ты оптику проложил бесплатно, за оборудование тоже не готовы платить и ты можешь окупить все только за счет услуг связи, но еще и комиссию с полученных услуг отдаешь владельцам. Вообще конкуренция в области связи усилилась, появляются новые приложения, такие как WhatsApp, Viber и другие, которые снижают счет от клиента, но мы стараемся за клиента бороться.

— Иудаизм учит, что богатство напрямую зависит от готовности бизнесмена заниматься благотворительностью. Что происходит у вас в этой области? Теперь давайте поговорим о вашей семье.

— В 1998 году на одном из молодежных вечеров в синагоге я познакомился с будущей супругой. Хупу нам поставил раввин Берл Лазар. Потом, когда мне 40 лет исполнилось, сидели мы перед Йом-Кипуром, и раввин Лазар говорит: «Так, из-за стола не встаем, пока Юра не пообещает, что сделает обрезание». Что было делать? Обрезался.

— Как много времени проводите с семьей?

— Мой рабочий день длится с 6:30 до 21:00. Поэтому в будущем хочется больше времени проводить с семьей.

— Среди людей бизнеса принято посылать детей в заграничные учебные заведения. Чем это вызвано? Вы следуете тому же принципу?

— У меня двое детей, младшей — 5, старшему — 7. Оба учатся в английской школе. В СССР было хорошее начальное и среднее образование, а вузы уступали западным. Сейчас же упало качество среднего образования, поэтому мы с супругой приняли соответствующее решение о выборе школы для детей. К будущим поездкам в Лондон они будут адаптированы. Образование на Западе дает больше шансов в жизни.
— Что бы вы посоветовали начинающим и не только бизнесменам?

— В бизнесе «мог и не сделал» — это стократ хуже, чем «попробовал и не получилось». Еще надо обязательно заниматься самообразованием, потому что всегда есть что-то новое. Останавливаешься в развитии — становишься ущербным, не воспримешь меняющуюся парадигму бизнеса. За 10 лет мир сильно изменился: раньше думали, что мобильные телефоны — это для богатых, сейчас мобильники есть у всех. При этом еще есть люди, которые не умеют смартфоном пользоваться, в интернет заходить.
— А в духовном смысле?

— И еще нужно быть человечным. Считается, что бизнес — жесткая штука, но обман там противопоказан. Ты в этом случае теряешь себя как личность, как человека. Надо быть человечным к друзьям, окружающему миру.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>