ЮЛИЯ МИТРОВИЧ: «Успешная женщина должна найти более успешного мужчину»


Юлия Митрович (фото: Eli Itkin)

Собеседница руководителя еврейского делового клуба SOLOMON.help – типичная бизнесвумен с нетипичным подходом к жизни. Она работала в крупных финансовых структурах, но предпочла заняться кулинарией. За ее спиной десятки успешных проектов, но подход к семье у Митрович патриархальный. А еще она открыла для себя шабат, Боруха Горина и Рэя Курцвейла.

– В вашем послужном списке – аналитические и медиакомпании, которые ну никак не связаны с приготовлением блюд. Как появилась на свет кулинарная школа Chefshows by Novikov?

– Я много лет увлекаюсь кулинарией. Многие люди стресс снимают с помощью спорта, а я всегда пекла пирожки. Это началось еще с моей работы в McKinsey. Я ездила по разным школам, во Франции, в Англии, в Америке. Приехав домой, поняла, что повторить могу процентов 20-30, не больше, потому что я просто не помню технику. Я стала искать что-то в интернете и поняла, что ничего профессионального нет. Тогда я привезла сюда чемпиона мира по кондитерскому искусству, сняла с ним видео-мастер-класс, выложила на сайт и начала просто продавать. За неделю окупила весь продакшен, и я решила, что надо делать полноценную онлайн-школу. Ушла с работы и приняла решение полностью посвятить себя проекту.

– На каком этапе появился знаменитый российский ресторатор Новиков?

– У меня с Аркадием был общий знакомый. Он нас познакомил. Я встретилась с Новиковым, рассказала ему свою идею. Он, как оказалось, на тот момент уже много лет хотел сделать школу. За три дня мы с ним обо всем договорились, нашли помещение и решили совместно строить этот проект, в котором будет и офлайн, и онлайн. На все про все мы потратили около миллиона долларов. Оборудование и продукты нам предоставили партнеры. Когда мы открылись, в первый день было уже 120 студентов.

– А помещение кто предоставил?

– Это помещение принадлежит моему знакомому. Я встретила его абсолютно случайно, сидя в холле своего бывшего офиса, со сломанной ногой. Я плохо себя чувствовала, а тут идет этот человек и спрашивает меня: «Как ты? Что ты? Тысячу лет тебя не видел. Приходи, сделаешь у меня что-нибудь интересное». На следующий день мне снимают гипс, я приезжаю сюда и вижу это потрясающее помещение с окнами.

– Сколько человек в среднем посещают сайт?

– От 15 до 30 тысяч, из которых 1 500 – платные подписчики.

– И какой там средний чек?

– 595 рублей.

– Вы смело бросились в новую сферу деятельности. Были ли риски?

– Любой стартап – это большие риски, особенно, когда вкладываешь свои деньги. С офлайном вроде пока получается. За первые 7 месяцев у нас практически не было свободных мест ни на одном курсе. А с онлайном сложнее. В России вообще плохо оплачивается контент. Я очень верю в то, что за качественный контент будут платить, но вопрос, когда и сколько?

– Как вы позиционируете школу?

– Есть три основных направления: профессиональное, любительское и развлекательное. Профессиональное – это для тех, кто хочет либо открыть свой ресторан, либо работать профессионально на кухне, либо увлечение настолько серьезно, что хочется готовить, как настоящий повар. Эти студенты учатся каждый день, 5 дней в неделю, 2 месяца по 4 часа в день и получают после этого диплом. Дальше мы их отправляем на стажировку.

Второе направление – любительское, для тех, кто хочет готовить дома так же, как в ресторане, но не собирается уходить на профессиональную кухню. У них тоже достаточно длинный курс, тоже 2 месяца, но три раза в неделю по три часа. Также есть развлекательное направление, для тех, кто еще не понял, что кулинария – это фантастически интересный образ жизни, и пока хочет просто провести время здорово, сходив на какой-то разовый мастер-класс либо с друзьями, либо с семьей, либо с ребенком.

Юлия Митрович (фото: Eli Itkin)

Юлия Митрович (фото: Eli Itkin)

– Недавно вы начали сотрудничество с компанией «Дисней». В чем оно заключается?

– Мы очень хотели проводить детские мастер-классы, и делать их не так, как в разных ресторанах Москвы, где дети просто катают печеньки и пиццы. Мы – единственный партнер компании «Дисней» в России, с которым они официально делают мастер-классы по мотивам своих мультиков. Если мы проводим мастер-класс по мотивам «Холодного сердца», мы разговариваем про скандинавскую кухню. Если мы делаем что-то по мотивам «Моаны» – это полинезийская кухня. То есть это не просто лепка ушей от Микки-Мауса, это развитие вкуса у детей.

Мы проводим занятия для маленьких детей до 10 лет, они готовят одно блюдо полностью сами, от начала до конца. Занятия для тех, кто постарше, – семейные бранчи, когда ребенок готовит вместе со взрослыми, и после все вместе садятся за большой стол и вместе едят. Это такое времяпрепровождение для всей семьи, не только для ребенка. У нас также есть подростковые курсы для детей от 13 лет, и мы уже выпустили больше 50 человек. Они экзамены сдавали, все серьезно.

– Как будет выглядеть ваш бизнес через десять лет?

– Ой, это слишком далеко.

– Тогда через пять.

– Я верю, что этот бизнес можно развить во что-то гораздо более масштабное. Онлайн хотя бы, потому что интернет безграничен. В школу ты физически не сможешь одновременно поместить 1 000 человек, а онлайн может вместить в себя и больше. Я очень хочу, чтобы наша онлайн-школа стала популярной и успешной. Мне кажется, на это потребуется минимум год. Если я увижу, что наш продукт может стать международным, можно будет выводить его уже на какие-то англоязычные рынки, прежде всего в онлайне, но офлайн тоже имеет потенциал. У нас получился достаточно уникальный формат, который можно выводить на другие рынки. Обычно школы есть двух типов: либо это что-то очень профессиональное, а-ля Le Cordon Bleu, в которую страшно зайти человеку с улицы, там все стерильное, профессиональное, и нужно иметь двадцать тысяч долларов в кармане, или это что-то абсолютно фановое, где можно провести частное мероприятие или корпоратив. У нас получилась суперпрофессиональная школа, но при этом она выглядит как ресторан, в котором хочется проводить время и куда не страшно зайти.

Я на прошлой неделе была в Лондоне, смотрела, можно ли там школу открыть. На будущей поеду на разведку в Нью-Йорк.

Америку я очень люблю и понимаю. Мне кажется, что американцы готовы тратить много времени на обучение, особенно в развлекательном формате.

Тарт для жениха

– С чего начиналась ваша профессиональная карьера? Где вы учились?

– У меня образование экономическое, я училась в Канаде, окончила University of British Columbia в Ванкувере. Начала свою карьеру в McKinsey, это крупнейшая консалтинговая компания, в которой я проработала 4 года. В McKinsey была мотивация работать среди самых талантливых и умных людей. Мне очень хотелось туда попасть, я долго готовилась и в итоге стала там самым молодым сотрудником. Оттуда я ушла, поняв, что хочу заниматься исключительно медиа, в частности интернетом и всем, что с этим связано.

– Сколько вам было лет?

– Когда пришла в McKinsey, 20. Потом я начала работать в компании Web Media Group, это интернет-холдинг, объединяющий несколько интернет-проектов. За 4 года мои роли постоянно менялись.

Потом я пришла в СТС Медиа, на большую задачу трансформировать холдинг, развить новые направления в сфере digital. Это был очень интересный проект. А потом случился Крым, и вся наша трансформация уже никому не была нужна.

– Что для вас важнее: опыт соискателя или его знания?

– На первом месте стоит мотивация. Мне нужны люди, которые работают так же, как я, которые готовы 24 часа в сутки тратить на это. У меня девочка была администратором и стала генеральным директором за год. Но иногда опыт важнее. Когда у тебя очень мало времени, хочется взять человека, который это качественно делает, без лишних объяснений.

Юлия Митрович (фото: Eli Itkin)

Юлия Митрович (фото: Eli Itkin)

– Как вы формируете свою команду? Опираетесь на профессиональные качества претендента или же принимаете во внимание другие факторы?

– Мне важен профессионализм и отношение к работе. Я готова принять человека со всеми его недостатками, если его недостатки не противоречат моим принципам и не мешают общему настрою в команде. Недавно рассталась с очень важным членом нашей команды, потому что человек стал вести себя некрасиво по отношению ко мне. Это был очень важный человек, который отлично делал работу, но для меня помимо профессионализма есть еще важная составляющая под названием attitude. Если он не способствует здоровому командному духу, то я готова с этим человеком распрощаться.

– В популярных книгах пишут, что возможности человека безграничны. Вам удавалось реализовать мечты?

– Честно скажу, изначально у меня не было цели построить большую школу. Я поначалу была уверена, что сделаю какой-нибудь маленький проектик, который в лучшем случае меня прокормит. Но я верю, что, если хочешь чего-то сильно, по-настоящему, то ты точно это получишь, надо просто правильно формулировать свои желания. Для меня весь кулинарный проект – это какой-то удивительный случай. Так получилось, что в какой-то момент все наши медиа стали окологосударственными, я уже не могла работать в корпорациях, которые раньше мне были очень интересны, правила игры сильно поменялись. Надо было делать что-то новое и совершенно другое, либо как-то идти на компромисс со своей совестью. И я решила этого не делать, а потом появилась идея, появилось помещение, появился Новиков, и сейчас мы – крупнейшая школа в России.

– С чего начался ваш путь в большую кулинарию? Какое было первое приготовленное вами блюдо?

– Тарт с жареным луком, помидорами и козьим сыром, он невероятно вкусный, до сих пор его иногда готовлю. Тогда я только начинала встречаться с моим, теперь уже бывшим, мужем, я жила в Канаде, а он в Америке. Он приезжал ко мне в Канаду каждую неделю, и я готовила ему.

– Какая замечательная невеста!

– Смешно, конечно, но в последний раз для семьи я сама готовила около года назад. Но это не очень меня расстраивает. Они всегда вкусно накормлены.

Смещение авторитетов

– Недавно я был свидетелем разговора об амбициозных женщинах. Как карьера уживается с семьей? В чем состоит роль жены?

– Абсолютно уверена, что должен быть баланс. Женщина должна быть за мужем, за своим мужчиной, семья должна быть первым ее приоритетом. Но она обязана развиваться, чтобы быть интересной своему мужу, своему ребенку и чтобы в любой ситуации, не дай Бог, она всегда могла рассчитывать только на себя.

– А как это было у ваших родителей?

– Папа всегда был в работе. Мама занималась мной до 12 лет. Она по образованию программист, но ей было неинтересно. Она такой человек с синдромом отличницы, который получил золотую медаль и красный диплом, но полученная профессия ее вообще не интересовала. Она пошла работать, когда мне исполнилось 12, начала все с нуля, и сейчас мама – один из самых успешных коучей в нашей стране, и она на пике своей карьеры. Это иногда немножко раздражает отца. Он хочет больше времени путешествовать, а ей в кайф работать и ездить в Казахстан и Украину на бизнес-встречи. Но тем не менее он очень горд за маму. И опять же им всегда есть о чем поговорить вдвоем.

– Предположим, что жена зарабатывает больше мужа. Не происходит ли «смещение авторитетов»?

– Задача женщины – сделать так, чтобы этого не было. Ей надо поддержать своего мужчину, помочь ему достичь своего максимума. Я не верю в равноправие, мужчина должен быть авторитетом. Вот и все. Какая бы успешная ни была женщина. Если она успешная, она просто должна найти себе еще более успешного мужчину.

– А любовь – это что?

– Любовь – это когда ты ставишь интересы этого человека перед своими.

– Сколько лет вашему сыну?

– Десять.

– Анекдот про еврейскую маму и новорожденных близнецов, один из которых – адвокат, а второй – врач, вам близок? Кем вы видите своего сына?

– Мне бы хотелось, чтобы он пошел по моим стопам просто потому, что, мне кажется, мне будет легче помочь ему достичь успеха. Мой сын – интроверт, поэтому мне не всегда понятно, что у него в голове, особенно в этом сложном возрасте. Но я делаю все, что могу, для того чтобы его понять, всегда стараюсь выслушать.

– Как именно?

– Когда мы разводились с мужем, мне было важно, чтобы ребенок все свои переживания со мной проговаривал, и я придумала игру. Я приходила и говорила: «Слушай, давай посоветуемся. Я тебе рассказываю свои проблемы, а ты мне свои». Поначалу я что-то придумывала, а потом на пятый день поняла, что у меня не хватает воображения. Я пришла после заседания совета директоров и стала говорить ребенку про свои реальные проблемы. Он начал давать ценнейшие советы: как общаться с людьми, как написать письмо. У него вообще очень мудрый взгляд, он явно не первый раз живет в этом мире. Он бы не раскрывался, если бы я не говорила о том, что на самом деле для меня важно. Еще я с большим уважением отношусь к детским психологам. Мне кажется, профессиональный взгляд необходим для того, чтобы фиксировать изменения ребенка.

Новое имя в фейсбуке

– Поговорим о вашей семье. Откуда родом предки?

– Моя семья – москвичи в третьем поколении. Мамина линия из Бобруйска, Белоруссии. Папину не помню. У меня была прабабушка, она была соблюдающей, все основные еврейские праздники мы праздновали: Новый год, Песах, Хануку. Но семья была абсолютно советской, религия никогда не обсуждалась. Не то чтобы кто-то был против, но этого просто не было.

Когда мне было 16 лет, я получила паспорт на мамину фамилию. Она звучит абсолютно по-русски – Рогозина. При этом не очень понятно, откуда она у нас, у меня 99 % еврейской крови. А когда я хотела взять фамилию отца, он мне ее не дал: «Знаешь, на всякий случай останься со своей фамилией».

– Какая у него фамилия?

– Мацоцкий. Когда я вышла замуж, я сразу же поменяла фамилию, потому что я очень не любила Рогозину.

Еврейства в моей жизни не было никогда, никакого. Я была в своей жизни 2 раза в Израиле, у меня было абсолютное отторжение. Еврейская составляющая вошла в мою жизнь года два назад. Подружка отвела меня на шабат, к Ривке и Янки Кляйнам, и мне как-то неожиданно стало там очень хорошо. Я подумала, что хочу про это узнать больше. Я часто хожу на шабат к Янки и Ривке. Зажигаю свечи каждую пятницу. Ребенка пытаюсь водить на разные мероприятия, он ездил в еврейский лагерь. Я бы очень хотела, чтобы в моей семье еврейство играло большую роль.

– Как вам представляется еврейское счастье?

– Как писал Толстой: «Все счастливые семьи похожи друг на друга», поэтому для меня счастье, еврейское или нет, – это прекрасная семья с большим количеством детей, которая живет с правильными ценностями в жизни.

– Сколько детей?

– Хотелось бы троих.

– Имена уже придумали?

– Для мальчика да. Для девочки пока не выбрала.

– Вы недавно взяли еврейское имя Юдит. Чем было вызвано это решение и как отреагировали окружающие?

– Это произошло в момент, когда мне нужна была поддержка. Я поняла, что должна что-то сделать. Мне было очень важно, что это имя мне дал раввин. Сам процесс был невероятно волнительный. Я вообще человек очень скрытный, в фейсбуке нет ни одной фотографии моего ребенка, и вообще ничего про мою личную жизнь. А про имя я написала публично. Многие удивились: «Что вообще это значит? Ты сошла с ума? Как тебя называть теперь?» Но все было позитивно, собрала много лайков.

– Недавно вы провели шабат в семье раввина Берла Лазара.

– Да.

И как вам?

– Было прекрасно! Я поняла, что очень люблю домашние шабаты. Это все-таки прекрасная семейная традиция. Я бы очень хотела проводить какое-то время со своей семьей, без мобильного телефона, работы и всего остального. А молитвы, ритуалы – это что-то, во что я верю и не всегда понимаю, почему я это делаю. Но мне кажется, что это важно делать регулярно, постоянно, не спрашивая.

Вы смотрите передачи из цикла «Трудно быть Богом»?

– С Борухом Гориным?

– Я смотрю все время. Мне он очень нравится, безумно. Я пойду на его лекции. Потому что он невероятно образованный человек, который очень правильно формулирует свои мысли. Очень интересно смотреть на то, как одна и та же ситуация рассматривается с точки зрения разных религий. В иудаизме все очень логично.

– С будущим кулинарной школы мы разобрались, с именами ваших будущих детей тоже. Осталось поговорить о глобальных материях. Что ждет страну, человечество?

– Мне сегодня фейсбук напомнил, что 5 лет назад я ездила учиться в Singularity University. Есть такой человек – Рэй Курцвейл, известный изобретатель, который придумал теорию сингулярности. По его мнению, технологии развиваются с такой скоростью, что в 2040 году человек сможет самовоспроизводиться, и поменяется все. Он создал университет, в котором изучается 10 технологических сфер. Он приглашает нобелевских лауреатов, самых инновационных людей для того, чтобы они рассказывали, что будет происходить в этих сферах в ближайшие 30 лет. Если верить Курцвейлу, мы будем жить дольше, но не факт, что счастливее.

Я думаю, что надо очень серьезно заниматься своим здоровьем. Именно потому, что жить мы будем дольше, надо содержать себя в правильной форме. Еще я вижу очень большую проблему в человеческих отношениях. Если раньше люди женились один-два раза за жизнь, сейчас не очень понятно, как следующее поколение будет 150 лет жить с одним партнером.

– Институт брака умер?

– Умирает. Та же история с образованием. 10 лет назад все хотели быть программистами. А еще через 10 лет код будут писать роботы. В этом контексте самое главное – учиться адаптироваться. Надеюсь, также появится какой-то новый формат отношений, который сделает нас счастливее.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

1 Комментарий

  1. Розовая сосна

    13.07.2017 at 15:15

    Какое прекрасное интервью и какая прекрасная леди. Ждем, как научиться готовить и танцевать с ней. Иди Юдит!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>