ВЛАДИМИР УГЛИЧИН: «В моих фильмах заложена философия»


Владимир Угличин (фото: Eli Itkin)

Учредители бизнес-клуба «Соломон» Денис Гуревич и Евгений Гольцман узнали, почему известный режиссер и продюсер разбирается в марках бетона, где он овладел арабским языком, кому он молится во время съемок и почему молодые люди должны прежде всего слушать своих бабушек. Диалог о вере, искусстве и бизнесе.

Д. Г.: Владимир Иванович, расскажите, пожалуйста, откуда вы родом. Немножко о ваших предках, вашей семье…

— Родом я с Урала. Конечно, это не была родина моих предков: их сослали на Урал из Москвы. Не буду вдаваться в подробности, но в общих словах — за то, что были они людьми состоятельными. Продавали не наркотики, а продукты питания — казалось бы, самая гуманная профессия. Но это были годы НЭПа, и тогда смотрели на критерий зажиточности, а зажиточные люди считались недостойны жить в светлом коммунистическом обществе. Помните, как еще в начале революции смотрели на ногти? Если под ними нет грязи, значит, ты — не пролетарий. Им повезло еще, что их не расстреляли, а отправили в Челябинскую область.

Моя бабушка по материнской линии — Полина Яковлевна Лифшиц — была еврейкой. Она пыталась привить мне еврейские ценности, но у нас тогда была только одна вера — коммунизм. Во взрослом возрасте я, конечно, вспоминаю бабушку с бесконечным уважением. И я сам стараюсь делать шаги в сторону Всевышнего. Приходит какое-то осознание. Я пытаюсь помочь общине, посещаю шабаты, стараюсь по мере возможности нагнать то время, которое было упущено.

Мой отец был инженером на железной дороге, а мать — юристом. Но когда в нашей семье уже стало пятеро детей, то она остановилась на самой великой профессии — быть настоящей матерью. А у меня есть три сестры. И был брат, физик-ядерщик. Он уже ушел из жизни.

О нашей состоятельности можно судить по тому, что у нас во всем нашем городке с населением в сто тысяч жителей была своя «Волга». Одна на весь город! Была «Волга» и у секретаря горкома партии, но она считалась государственной собственностью. А наша «Волга» была нашей частной собственностью. У нас было огромное хозяйство, просторный дом.

Е. Г.: Но вы оставили родной город, поступив в университет?

— Да, я поступил в МГУ на филологический факультет. Всегда мечтал быть киносценаристом. И хотя не у каждого мечта сбывается, мне повезло. И даже когда я был еще студентом, то написал сценарий — на мой сегодняшний взгляд, весьма слабенький — и пришел с ним домой к Гайдаю. Специально узнал его адрес. Он сказал мне прийти через неделю, и, когда я пришел, Леонид Иович отметил, что подучиться мне еще не мешает, но нормально. Я был рад и просто прыгал от счастья.

Д. Г.: Что не помешало вам на какой-то период времени стать бизнесменом?

— Как ни странно. Я, честно говоря, об этом никогда не задумывался. Все получалось само собой, шло своим чередом. Когда-то гадалка мне отказалась гадать под предлогом, что я сам умею свою судьбу предугадывать. Я даже женился так. Пришел с опозданием на свадьбу к другу, думал только о том, как бы получше оправдаться, и, забежав в помещение, ни с того ни с сего ткнул пальцем куда-то в воздух и гаркнул: «Эта женщина родит мне троих сыновей!» Все захохотали. Я даже не видел, на кого показал — девушку, бабушку? Присмотрелся — девушка, и очень даже хорошенькая. И мне с женой вообще повезло. Я — человек ревнивый. Так она — вы поверите — никогда не давала мне повода для ревности. Ни с кем не кокетничала, не улыбалась, не строила глазки. В любом обществе искала себе подружку, собеседницу.

И, естественно, у нас родились три сына. Без всякого планирования. И это не единственный случай, когда меня «осеняло». Когда приходила какая-то мысль, какая-то информация, что ли (чаще всего в романтической сфере, причем не только для себя лично), когда слова вылетали сами собой, и я еще думал: «Что за чушь я несу!» А оказывалось — самое то.

Потрогать стену

Е. Г.: И все же как вы пришли в строительство?

— После окончания МГУ меня направили преподавать в Университет дружбы народов. Я даже успел побывать в Йемене, отработав там год в университете. Преподавал русский язык. На русском. Но арабский хорошо подучил. Сегодня уже немного подзабыл, конечно.

Но, еще учась в университете, я отправился в стройотряд и приобрел какие-то навыки, даже побывал командиром. А однажды захожу на кафедру, а там — нечто невообразимое: они прочитали в газете, что какой-то Артем Тарасов заплатил 48 000 рублей одних только партийных взносов (я платил только рубль двадцать!). И я сразу подумал, что надо, наверное, податься в строители. Тем более жена уже была беременна третьим. А преподавательская деятельность меня никогда особенно не вдохновляла — это же не творчество.

Д. Г.: А строительство?

— А строительство — творчество! Вообще все люди делятся на потребителей и производителей. Потребителей — 95%. Это люди, посвящающие свою жизнь ублажению плоти: поваляться на пляже, попробовать что-нибудь вкусненькое. От этого они получают удовольствие. А мы — производители. Мы получаем удовольствие, когда что-то создаем. Я так любил в выходной день приезжать на стройку, трогать колонны, стены. Восторг неописуемый! И везде пытался найти творческий процесс. И архитектуру сам придумывал. Свою фирменную.

Вы не представляете: я строил банки, высотные здания, не имея строительного образования! Но я выучил наизусть все СНиПы, нормы, марки бетона — просто сыпал этими названиями. И среди моих клиентов благодаря нужным связям были и Центробанк, и Сбербанк. И вы не поверите: никто из заказчиков никогда даже и не спросил меня, что я оканчивал. Наоборот! Выпускники МИСИ со мной еще советовались! Реконструкция знаменитых Сандуновских бань, интерьер Гостиного Двора (купол — это было еще до меня), гостиница «Тверская», высотное здание Центробанка на Химкинском бульваре, офисное здание Областного центробанка на Донской — 24 этажа — все это наши проекты. Правда, гостиницу «Тверскую» нам помогала строить и турецкая компания.

Е. Г.: Напомните читателям, кем был Артем Тарасов.

— Первый официальный миллионер Советского Союза! У него все начинали — и Потанин, и Гусинский, и Смоленский. А потом мы с ними стали друзьями. И я как-то его спросил, с чего все начиналось. Оказалось, банки запретили снимать наличные — только заработные платы. Приходилось устанавливать такие гигантские зарплаты — чтобы снимать наличные и покупать за них компьютеры.

Д. Г.: Но вы сами на каком-то этапе решили оставить бизнес и миллионером не стали?

— Ведь как говорят: настоящий мужчина должен построить дом, родить сына и посадить дерево? У меня три сына, деревьев я тоже насажал, а уж сколько домов понастроил! Так что считаю, что моя миссия выполнена и можно позволить просто заниматься любимым делом. В моем случае, естественно, просто искусством.

Е. Г.: А по строительству не скучаете?

— Скучаю. Но не по бюрократии! Так что я принял решение: всех денег не заработаешь, а здоровье не купишь ни за какие деньги. И я сказал себе: «стоп».

Кино не для челюстей

Д. Г.: И все же в чем вы видите секрет своего успеха?

— Полагаю, в вере. В вере в успех. Я никогда ни в чем не сомневался. Одна доля секунды сомнения — и у вас ничего не получится! Так что человек я целеустремленный и, поставив цель, твердо верю в то, что так оно и будет. Хотя баловнем судьбы себя не считаю. Считаю, что нахожусь где-то посередине: все-таки я со своей стороны много и упорно работаю над тем, чтобы желанного успеха добиться. Но это дает свои результаты, то есть я не просто бьюсь как рыба о лед.

Я снимал в Америке фильм, и никто не верил, что я уложусь в 25-дневный график. Тем более что съемки проводились в январе в Оклахоме с ее переменчивым климатом. За два дня до начала съемок действительно выпал снег, но он успел растаять, а потом все дни стояла идеальная погода. И мы уложились не в 25, а в 23 дня! И через два дня опять выпал снег. И великий продюсер Грэй Фредериксон спросил меня, кому я молился. А я объяснил, что нужно просто верить. И быть порядочным и честным.

Е. Г.: Но киноискусству, в отличие от строительства, вы все-таки профессионально учились?

— Да, я против пустых развлекаловок, и потому подошел к делу со всей серьезностью, и учился в нью-йоркской киноакадемии на продюсера и режиссера. От моей дипломной работы все были в восторге. Правда, еще до этого успел снять три фильма в России. Четвертый снимался уже в Америке.

В моих фильмах заложена большая философия, а заодно и выражение моей политики. Мои фильмы — не просто чтобы глаза смотрели, а челюсти жевали попкорн, пока все остальное — и голова, и сердце — в отключке. Мои фильмы требуют работы мысли. Хотя, конечно, стержень в каждом фильме — это любовь. И в жизни у кого ее нет — тот несчастный человек.

Два пути

Д. Г.: Когда и как вы попали в еврейскую общину?

— Примерно полтора года тому назад. У меня было два пути: еврейский и христианский. У отца моего тоже есть еврейские корни. Наряду с русскими и румынскими-цыганскими. Вот так все сложно. Но почему-то вспоминать я стал свою бабушку. Поехал, сделал 11 памятников всем родственникам. И осознание наступило на могиле бабушки. А тут случайно появился друг Энди Либерман, который пригласил меня в синагогу. Тут уж я понял, что это — мое.

Е. Г. : Позвольте несколько не совсем стандартных вопросов. Если бы сегодня вы встретили себя двадцатилетнего, чтобы вы себе (ему) сказали?

— Слушайся бабушку! Хотя на самом деле вопрос очень сложный и философский. Вы знаете, что в жизни перед человеком стоят две безумно сложнейшие задачи. Не каждый их даже решает. Половина умирает, не справившись ни с одной. А тот, кто решит, хотя бы одну из них — счастливейший человек.

Д. Г.: И что это за задачи?

— Найти самого себя! И найти свою вторую половину.

Д. Г.: И вы себя нашли?

— Честно говоря, пока даже не знаю. Скорее всего, я еще в поиске. Зато найти вторую половину мне помог Всевышний.

Е. Г.: А если сконцентрироваться на вопросах бизнеса: от каких трех основных ошибок вы бы на своем личном опыте оградили сегодня предпринимателей в России?

— Первая ошибка — мой недостаток. Я почему-то во всех людях хочу видеть порядочных личностей. И хотя, с одной стороны, это помогает мне жить, но с другой — очень мешает, когда натыкаешься на разных мошенников, которые этим доверием и добротой пользуются. Хотя по опыту: Всевышний никого из них не оставляет безнаказанным! Но это первая ошибка, от которой я хотел бы оградить всех на собственном опыте: не доверяйте всем подряд! Доверяй, но проверяй! Знаю случаи, когда лучший друг подчистую обкрадывал своего друга детства. Потому что от денег люди могут сойти с ума.

Что еще посоветовать? Наверное, опять: веры в успех. Если ее нет, то лучше вообще не соваться. Но в моем случае мне повезло. И я считаю, что без доли везения ни у кого ничего не получается. Везение, помноженное на упорный труд.

И нужно замечать помощь Творца. Как-то я рассказал свои истории с предвидением главному колдуну России (у меня до сих пор хранится его визитка как реликвия — этот человек уже ушел из жизни), а он сказал, что в них нет ничего особенного: «Ты просто случайно вошел в информационное поле земли, и тебе подсказали». Я, глупый, сначала прыгал от счастья, а потом вдруг подумал: «А Кто подсказал? Что значит «подсказали» во множественном числе?»

Как правило, Творец посылает человеку Свою помощь как минимум дважды. Знаете анекдот про наводнение? Когда один глупец забрался на чердак. Дом затопило, вода дошла до него, и вдруг он видит — лодка. «Садись, спасайся!» — «Нет, меня Б-г спасет!» Потом — еще одна лодка. А он стоит на своем: «Меня Бог спасет!» Утонул. Потом приходит с претензией на тот свет. «Что же Ты меня не спас?!» — «Не спас? А кто дважды отверг Мою помощь?»

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>