ВАДИМ ЖОРОВ: «Важны не звания, а мозги»


Вадим Жоров (фото Eli Itkin)

Он не стал офицером израильской армии с солидной пенсией или программистом со стабильной зарплатой, зато к 30 годам создал сеть компаний в сферах туризма, услуг, недвижимости и интернета. Из рядового продавца — в крупные бизнесмены. Создатель российско-израильской компании Alfa Russia Israel Group стремится к новым рубежам

«Я папе говорил, что хочу вернуться»

— Как и многие бизнесмены на постсоветском пространстве, вы начинали с нуля. Поэтому сначала расскажите о своей биографии.

— Я родился в Могилеве в 1984 году. Мой дедушка служил в армии, в артиллерии. Ошер Зеликович, типично еврейское имя. Прошел всю войну. Первая семья дедушки погибла. После войны он даже дома не нашел. Он умер до моего рождения, от него остались медали, которые я с отцом достаю каждый год в День Победы.

Бабушку звали Соня. Мама умерла, когда мне было три года.

Вся наша семья еврейская, но так получилось, что к традициям ближе всего я. Йом-Кипур — это святое для всех. Совсем недавно я приобщил отца к тфилин. В 1995-м мы с отцом, тетей и братом уехали в Израиль. Папа работал главным технологом на домостроительном заводе, но в Могилеве в 90-х экономическая ситуация была ужасная. Евреев мало осталось, все уехали. Было плохо, стрельба, воевали, крышевали. Отец боялся за брата, ему было 23 года. Он был спортсменом, занимался бизнесом, магазинами.

— Где вы поселились по прибытии в Израиль?

— В Рамат-Гане. Там жили родственники, готовые помочь с устройством, определить меня в школу. Мне было 11 лет, я всех друзей оставил, родные дворы, любимых учителей. Было трудно. Принимали на тот момент репатриантов очень плохо. В классе учился еще один русскоязычный мальчик. Нас обижали, мы были чужими. Я сегодня понимаю все, что происходило тогда. Было тяжело с языком, я папе говорил, что хочу вернуться.

Слава Б-гу, этот период мы прошли. Отец пошел на стройку, новых репатриантов без иврита никуда не брали, получал минимальную зарплату, чтобы содержать семью, Тетя получала пенсию. Брат пошел содержать себя, был уже взрослым. Он за полгода до отъезда женился. Они приехали за месяц до нас. Потом отцу предложили переехать в Нетанию — работать на такой же стройке, но зарплата будет чуть выше, и там живем уже 20 лет. Там мне чуть больше понравилось. Квартира получше, 100 кв. м, в школе много русскоязычных, появились друзья.

— А что в плане успеваемости?

— В школе я был не из лучших, ботаном-отличником не числился. Друзья были не всегда законопослушные. Сформировали группу, стенка на стенку ходили. Я занимался в секции бокса лет семь, стал чемпионом Израиля, ездил на международные соревнования. Отец постоянно приводил себя в пример: «Учись, чтобы не работать тяжело, как я».

— И вы, не самый прилежный ученик, решили воплощать отцовский наказ?

— Я понимал, что мне надо как-то развиваться, иметь в жизни перспективу. В школе велись разговоры: выгонять меня или оставить. За один день я сменил поведение. Получил аттестат зрелости с высокими оценками. Математику люблю до сих пор. Папа был доволен.

Потом я начал думать: пойти учиться или сначала отслужить в армии? Пошел в колледж, два года отучился, стал младшим инженером-электронщиком и пошел в армию. Служил по специальности. Вместо трех лет отслужил два, потому что в семье начались финансовые трудности. В 21 год я уже совмещал службу с подработкой, в 15.00 меня отпускали. Отец на одну зарплату и тетину пенсию снимал квартиру, обувал, одевал. Это было очень тяжело. Он повторял: «Офицеры — уважаемые люди, на пенсию выходят в 45 лет, покупают квартиры. Вадим, ты должен стать офицером». А я был человеком доминантным всегда, 18-летние командиры в армии на меня, 21-летнего, впечатления не производили.

— А кто производил?

— В армии это сделал друг Миша Долинский, он еще в школе объяснял учителю физики, в чем он ошибается. В армии поняли, что он гений. Мы служили на одной базе. Миша как-то говорит: «Пошли пообедаем». И ведет меня в офицерскую столовую. Я удивился. Он меня успокоил. Офицером он не был, но был руководителем проекта, и в подчинении у него были лейтенанты, капитаны. Сегодня этот парень продал свой стартап компании «Майкрософт» за $200 млн. Не звания важны, а мозги.

«Хочешь билборд — обращайся в горисполком»

— Вы демобилизовались. Что потом?

— После армии пошел работать. Был продавцом обуви в мультибрендовом бутике «Factory 54». Понял свой потенциал в продажах. На полставки зарабатывал больше, чем иные люди — на полную ставку. Я умею вызывать доверие.

Сейчас, посещая Москву, я на Кутузовском часто заходил в один магазин обуви. И продавец ни разу не подошел ко мне! Я спросил себя: «Как же магазин держится?» Через три месяца он закрылся.

Решил попробовать себя в чем-то более сложном. Среди клиентов обувного был директор фирмы «Дивани Центр», торговавшей мебелью. И он предложил мне работу. Тем же продавцом, но сделки там были большие. Автоматически зарплата за счет комиссионных становится выше. И в течение короткого времени стал лучшим продавцом. Зарабатывал 20 000 шекелей уже в 24 года, начал чувствовать себя уверенно, помогал отцу. Через год стал директором филиала в Ришон-ле-Ционе. Зарплата опять повысилась.

— Короче говоря, стабильный карьерный рост. Но вы не остановились на достигнутом.

— Мне позвонил хозяин «Factory 54» и предложил руководить филиалом в Герцлии. Я согласился, потому что всегда ставил перед собой новые цели. Поднял магазин, развил. До сегодняшнего дня там работают сотрудники, которых еще я набирал. Сеть большая, я стал одним из успешных директоров. Понял, что умею не только продавать, но и руководить. Работал с сотней подчиненных, начальниками отделов, складов.

— Вы приобрели опыт управления бизнесом в разных странах. Чем отличается израильское бизнес-мышление от российского?

— Израильское мышление интереснее. Оно другое, и в этом я вижу именно достоинство.

В Белоруссии остался дядя, точнее, муж троюродной сестры. Он занимался недвижимостью. Я спросил его, может ли он помочь мне открыть бизнес. «А ты сначала покажи, что хочешь, мы посмотрим». Я с утра до ночи сидел, готовил бизнес-планы, чтобы они понравились моему дяде. Забраковали один, другой. Третий план был связан с рекламными щитами. Дядя сказал: «Это нормальный бизнес, приезжай». Я приехал и столкнулся с бюрократией. Хочешь установить билборд — обращайся в горисполком, другие инстанции. Везде нужно заносить, везде к тебе не относятся всерьез, а мне было 25 лет. Через четыре месяца я сдался. Это не для моего характера.

Вернулся в Израиль. Когда уезжал в Белоруссию, расстался с девушкой после длительных отношений. С работы ушел, машину продал. Возвращаюсь — ни девушки, ни работы, ни машины. Брать меня на работу не захотели, смотрели косо.

— После роста — падение.

— Я как будто на семь лет назад вернулся. Был в легкой прострации. Но сегодня понимаю, что это был курс молодого бойца. А потом приятель по мебельному магазину открыл свой магазин. Пошел к нему продавцом. Я подумал: ну, бизнесменом мне не быть. Решил работать, наслаждаться жизнью, завести семью, заниматься спортом. Как 99,9% населения мира. Потому перешел в международную мебельную сеть Natuzzi. Работал восемь часов, получал 8000 шекелей. Было легко.

Затем меня познакомили с парнем, у которого была риелторская контора в Герцлии. Он предложил мне подработку. Дали мне квартиру — продавай, сдавай, делай с ней, что хочешь. Через какое-то время я начал искать рекламные ресурсы, развивать бизнес. Начальство оценило, я стал руководителем компании. Но я себя по-прежнему не видел в качестве бизнесмена. Работа — хорошо, деньги — хорошо, а учиться надо. Пошел учиться на программиста. Решил, что к Мише моему пойду работать, он уже тогда был руководителем проекта в «Майкрософте», которых потом и купил его стартап.

— Почему? Вы не похожи на человека, который способен вот так спокойно сидеть и работать в офисе.

— Я хотел стабильности. Сегодня продажи есть, а завтра нет. Знаю 55-летних экс-продавцов, их никто уже на работу не берет. Отучился два семестра. Пришел к начальнику риелторской конторы: уважаемый босс, я готовлюсь к экзаменам, месяц не смогу функционировать. И мне было сказано: «Выбирай». Я выбрал учебу. Было трудно, я подрабатывал продажей мебели. Потом пришел начальник гендиректора сети, увидел меня с учебниками: «Ты хороший продавец, но это нас не устраивает». Меня уволили. Я оказался без денег, без работы, безо всего. Переломный момент.

«Пока есть Иерусалим, туризм будет»

Вадим Жоров (фото Eli Itkin)

Вадим Жоров (фото Eli Itkin)

— Как вы вышли из очередного кризиса?

— Я своим сотрудникам говорю: жизнь — это черные и белые полосы. Надо готовиться и к тому и к тому. Я студент, купил машину, помогаю папе. Позвонили несколько клиентов: «Вадик, помоги нам найти квартиру на краткосрочную аренду». Пришел к своему бывшему начальнику: «Давай я буду как фрилансер обслуживать людей и платить комиссию». Ответом было следующее: «Только попробуй сдавать квартиры. Я на тебя в суд подам».

Но я не испугался. Ко мне и собственники недвижимости начали обращаться. Начал потихонечку рекламировать самого себя. Бесплатные сайты, партнерские соглашения. Через полгода нанял сотрудника, который руководил арендой в Герцлии, а сам переехал в Нетанию.

— Почему именно туда?

— Это туристический город. Начал изучать тель-авивскую тематику, перешел туда. Потом взял сотрудника. Стал заниматься продвижением в интернете и так далее. Это был первый бизнес, который я создал от начала и до конца. У нас работают 20 сотрудников, есть пять филиалов, региональные директора, отдел маркетинга. Мы сдаем квартиры для любого кармана — это и $1500 в месяц, и 20 000. Обслуживаем туристов, медицинский туризм. У нас адекватные цены, круглосуточное обслуживание, мы лояльны.

— Но могут быть нелояльными сами клиенты.

— Мы исходим из того, что 5% заказчиков нас подведут. Принимаем это в расчет. Когда мы увидели, что клиенты начали интересоваться покупкой недвижимости, я создал отдельную компанию Alfa Real Estate. Она занимается именно продажами квартир, от 2 млн шекелей и выше. Закрыли десятки сделок по продаже под руководством моего партнера Дениса Штейман. Увидели, что у многих клиентов есть еще и спрос на гидов, экскурсии. И мы расширили спектр услуг — краткосрочная аренда, продажа, а теперь и туризм. Alfa Services предлагает транспротные услуги и экскурсии для клиентов. Встречаем в аэропорту, отвозим на Мертвое море, в Эйлат, Назарет. Стали привлекать клиентов извне группы. В ее обязанности входит встреча, трансферы, гиды. Сейчас открылось отделение по помощи в репатриации и получении паспортов, продлении виз и так далее.

— По какому принципу вы открываете новые компании?

— Мы приняли решение, что нет смысла в определенных районах брать их у собственников. И мы стали снимать квартиры в долгосрочную аренду, делать ремонт, покупать мебель. Некоторые квартиры начали покупать. Создали отдельную компанию Golden Key LTD по управлению этими квартирами — газ, электричество, побелка. Ее руководитель — мой партнер Антон Бурачевский. Отлично развиваемся, планы на будущее есть.

— Каким именно образом вы к этим планам приходите?

— Делаем анализ. Увидели, что есть большой процент людей, которые обращались, но квартиры не снимают. Проверили, куда они уходят, и поняли, что они снимают номера в отелях. Не все ходят на пять дней снимать квартиру, выгоднее снять отель, где тебя кормят. Мы создали еще одну компанию — Alfa Travel. В пакет услуг входит размещение в отелях, авиабилеты, экскурсии, трансферы.

Потом стало понятно, что конкурировать с крупными компаниями тяжело. Мы много денег тратили на рекламу. Я решил создать свою рекламную компанию Alfa Media, которая занимается созданием и продвижением сайтов, под руководством Эффи Костыковского. Тем самым уменьшить в разы расходы на рекламу. Там работают 16 человек, дизайнеры, программисты.

— Учитывая, что ваши клиенты в массе своей россияне, как изменение туристического климата в России изменилось на вашем бизнесе? Многие предрекали, что вместо Турции и Египта, которые оказались закрытыми для российских туристов, люди поедут отдыхать в Израиль.

— Надо помнить, что Израиль дорогой. На мой взгляд, 10% из тех, кто посещали Турцию и Египет, перестроятся на Израиль. А остальные… Мы изучали рынок: сейчас самые популярные альтернативные направления — Болгария, Черногория, Испания. Чувствую, что у людей бюджет на квартиры поменьше. Раньше на проживание туристы выделяли долларов сто в день, сегодня настаивают на $70–80. Мы работаем тяжело, чтобы продержаться на том уровне, на котором находимся. Через наши ресурсы в 2016-м было зарегистрировано больше обращений, чем в 2014-м, до кризиса.

— Можно задать вопрос о национальном составе ваших клиентов?

— Евреев в туристическом потоке — процентов 50. Люди просто ходят отдохнуть на Мертвом море, увидеть Иерусалим. Отсутствие виз и языкового барьера однозначно помогает. Зимой, когда есть спад, я своих сотрудников всегда успокаиваю: «Пока есть Иерусалим, пока есть море, туризм будет».

— В начале нашей беседы вы сказали, что ваш отец начал надевать тфилин по вашей просьбе. А как вы сами приобщились к этой заповеди?

— Когда я продавал мебель, часто приходил хабадник: «Давай, надень тфилин». И когда наступали трудные моменты в жизни, он внезапно пропадал. Я звонил ему: «Где ты, давай приходи». Потом умер мой старший брат, я читал кадиш, сидел шиву. Приходили мэр, члены горсовета Нетании, все верующие. Объяснили мне смысл обычаев. И я стал регулярно надевать тфилин.

— По какой причине вы создали российско-израильскую компанию Alfa Russia Israel Group? Поиск новых рынков?

— Я уже реализовал себя на уровне услуг для русскоязычных израильтян. И мне бы хотелось развить новые проекты, где спроса больше. Месяц тому назад мы открыли отдел, сотрудники которого занимаются продвижением сайтов на иврите. Это непросто. В Израиле есть одна поисковая система — Google. В России две, в Китае две, в Индии две. Люди ходят дешевые, обычные сайты. Мы меньше зарабатываем на сайтах, больше зарабатываем на обслуживании.

Следующий рынок краткосрочной аренды — российский. Конкурентность больше, но и спрос выше. У нас есть умение развиваться на израильском рынке, привлекать клиники. У меня есть партнеры-москвичи, успешные ребята. Есть свой офис, создали сайт, пошли обращения. Думаю, что наша команда выстрелит хорошо.

— Последний вопрос: как вам еврейская Москва?

— В Москве меня приятель привел в Хоральную синагогу. Очень понравилось, как люди себя ведут, как поют. Потом приятель уехал в Израиль. Недавно в самолете летел с раввином Берлом Лазаром. Он познакомил меня с учредителями еврейского бизнес-клуба «Соломон». Я вступил в клуб, сейчас помогаю еврейскому детскому дому в Москве. Еврейская община столицы мне очень нравится, нравится соблюдать традиции и чувствовать себя «настоящим евреем». В Москве евреи — больше евреи, чем в Израиле.

От продавца — до директора

 Вадим Жоров родился в 1984 году в Могилеве. В 11 лет переехал в Израиль. Окончил школу, получив профессию электронщика. С 2004 по 2006 год учился в колледже. Параллельно служил в армии. После демобилизации работал в сети магазинов «Factory 54», продвинувшись по карьерной лестнице от продавца до директора филиала. С 2009 по 2012 год работал в сети «Дивани центр», где тоже занял пост директора филиала.

В 2012-м открыл бизнес в сфере краткосрочной аренды жилья. Многочисленные компании Жорова были впоследствии объединены в группу Alfa Russia-Israel Group.

В 2014 году Жоров баллотировался на пост депутата городского совета Нетании. В 2015-м женился. В 2016-м стал членом бизнес-клуба «Соломон», принимает активное участие в еврейском бизнес-сообществе.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>