ТРЕВОР АССЕРСОН: «Израильская открытость и британская тщательность»


Тревор Ассерсон (фото: Eli Itkin)

Выпускник Оксфорда основал в Израиле уникальную адвокатскую контору, которая помогает бизнес-структурам разных стран вести дела в рамках британской судебной системы — точной и неподкупной. Как благодаря ошибке таксиста выходец из ассимилированной семьи стал религиозным, какую газету не читают в лондонском Сити, и может ли юрист победить Майка Тайсона.

- Вы родом из Великобритании, это интервью мы ведем на иврите. Может, вы еще и русским владеете?

— Увы. Когда мне было 16 лет, в школе открылись курсы русского языка. Я записался, прослушал первый урок, а потом заболел. Лежал в постели два месяца. Когда вернулся в школу, смысла продолжать обучение на курсах не было, соученики ушли далеко вперед. Но я читал русскую литературу в переводах — и Достоевского, и Толстого, и Солженицына. Современную поэзию тоже читал. Когда Бродский посещал Оксфорд, я приобрел сборник его стихов и попросил автограф.

Меня очень интересует все, что связано с Россией. Ее географическое местоположение весьма уникально — эта страна расположена на востоке, но является частью Европы. Такое ощущение, что россияне еще не решили, к какой части мира себя отнести.

- Чем вызван ваш интерес к России?

– Прежде всего, мой дедушка родом оттуда. Он был очень интересной, впечатляющей личностью. Приехал в Англию после погромов, начал работать на заводе, дослужился до начальника. В 60 лет у дедушки родился сын — мой отец. Дедушка хотел, чтобы его дети выросли настоящими англичанами. Поэтому папа получил образование в престижном интернате. Я тоже с 13 лет учился в интернате, ровно с теми же целями.

Еще меня потрясла способность русского народа переносить нечеловеческие страдания. Недаром падение Наполеона началось после того, как он пошел войной на Россию. Аналогичным образом падение Гитлера началось с операции «Барбаросса». Он нарушил пакт о ненападении и потерял все, что у него было.

- Включая половину Польши.

– На Западе многие относятся ко Второй мировой как к войне, в которой главными игроками были Великобритания и Германия. Но это в корне неверно. Это — война между СССР и Германией, на определенном этапе которой подключились британцы и американцы. Все слышали про Сталинград, но не всем известно, что перелом в войне наступил после битвы на Курской дуге. Кто об этом знает на Западе?

- На вашем рабочем столе лежит стопка книг, и это явно не юридическая литература.

– Сейчас я самостоятельно изучаю период холодной войны. Читаю биографию Генри Киссинджера, человека, который стал одной из видных фигур той поры. В университете я изучал историю Европы. Период революций, начиная с Английской революции, идеи которой были с восторгом приняты во Франции, и заканчивая событиями 1917 года. Карл Маркс и многие его последователи-большевики немало лет провели в Англии. Я жил неподалеку от кладбища, на котором был похоронен Маркс. Даже посетил его могилу несколько раз.

Чемодан презервативов

Тревор Ассерсон (фото: Eli Itkin)

Тревор Ассерсон (фото: Eli Itkin)

Давайте вернемся к вашей биографии. Вы родились…

– В абсолютно ассимилированной еврейской семье. Учился в школе, где каждое утро начиналось с церковной церемонии. Не хочу хвастаться, но христианскую теологию я знаю лучше многих христиан.

Когда мне было 18 лет, я познакомился с людьми, которые участвовали в борьбе за советских отказников. Они посещали демонстрации, несколько раз ездили в Советский Союз, нелегально провозили еврейскую литературу, Тору, молитвенники. Отказникам также помогали материально, привозили джинсы, шубы.

- И двухкассетные магнитофоны.

– Вспоминаю забавную историю: мой приятель, религиозный еврей, решил узнать, что котируется в СССР, исходя из минимального размера и максимальной стоимости. Ему ответили: «Презервативы Durex». На границе советские таможенники просят моего приятеля раскрыть чемодан. А тот под завязку набит контрацептивами. Их тысячи штук!

­Представляю, как были шокированы пограничники.

– Парень им подмигнул: «Я рассчитываю на активный отдых». Таможенники поинтересовались, сколько времени господин турист собирается пробыть в Советском Союзе. Мой приятель ответил: «Неделю». Они удивились еще больше, но пожелали успешного времяпрепровождения.

- Вам лично приходилось общаться с отказниками?

– Натан Щаранский после освобождения из тюрьмы поехал в Великобританию, где выступил в Альберт-холле — это один из крупнейших лондонских залов. Там было столько евреев… Прямо как на церемонии субботнего кидуша, разве что вина и селедки не было. Но ощущение единства присутствовало в полной мере.

- Как и когда вы стали религиозным?

– У Маймонида есть «Путеводитель растерянных». Я до сих пор считаю себя «растерянным». Мне было 22 года. Я решил посетить Израиль, пригласил хорошую знакомую, и мы поехали вместе. Путешествовали по стране, пересаживаясь с автобуса на автобус. Как-то раз моя спутница разговорилась с религиозным евреем из Америки. Когда пришла его очередь выходить, он написал на клочке бумаги номер телефона и протянул нам: «Приезжайте на шаббат в Кфар-Хабад».

Я понятия не имел, что это за шаббат такой и где находится Кфар-Хабад. Но мы решили воспользоваться приглашением. Поехали на автобусе, потом на такси. Вдруг таксист смотрит на часы: «Скоро наступает шаббат, я высажу вас у ближайшего дома, разбирайтесь сами». И уехал.

– И как вы сориентировались в незнакомом месте?

– Делать нечего: я постучался, показал записку с номером телефона: «Не знаете ли вы, как пройти к этому человеку?» А хозяева ответили, что через пять минут начинается шаббат (опять это непонятное слово!) и что времени на поиски нет. Говорят: «Входите, будете нашими гостями. У нас все готово — должны были приехать родственники, но у них не получилось».

- Все, что ни делается, к лучшему?

– Абсолютно. Тот человек, который вручил в автобусе записку, наприглашал кучу народа, поскольку недавно женился и хотел исполнить заповедь о гостеприимстве. В его квартире было очень тесно, места всем не хватило. А мы в результате провели субботу в комфорте. Наши хозяева были родом из Великобритании, из Манчестера. Назвали свою фамилию, и я удивился: у меня двоюродный дядя с такой фамилией! Хозяева тоже удивились, вытащили из книжного шкафа свадебный альбом. А там среди гостей — мои родители и другие родственники.

- Мир тесен.

— На исходе субботы хозяин подарил мне тфилин и цицит, объяснил, что к чему. И мы продолжили путешествие. Потом еще раз поехали в Кфар-Хабад. Наши новые друзья говорят: «Вы возвращаетесь в Англию, там есть человек, с которым вам стоит познакомиться». Продиктовали имя, адрес. Оказалось, что это в пяти минутах ходьбы от квартиры моих родителей!

– Прямо как в известной истории про еврея из местечка, который поехал в Прагу за кладом.

– Да, и узнал, что клад на самом деле находится у него дома, под печкой. Речь шла о раввине Шломо Левине. Он тоже бааль-тшува, родом из ЮАР, довольно известен в еврейском мире. Я поддерживаю с ним связь по сей день. Левин ставил мне хупу.

Поступиться стейком

Тревор Ассерсон (фото: Eli Itkin)

Тревор Ассерсон (фото: Eli Itkin)

- Вы вернулись в Англию, а дальше что? Надели кипу?

— Изменения в жизни начали происходить постепенно. Я тогда изучал историю в Оксфорде и каждый вечер ужинал в столовой университета, она выглядела как в книгах про Гарри Поттера. Моим любимым блюдом был свиной стейк.

В Оксфорде были очень жесткие правила. Обычные студенты имели право носить укороченную мантию. Те же, кому за успехи в учебе присуждалась стипендия, носили длинные мантии. У меня была длинная. По возвращении из Израиля я опять туда пришел, в своей длинной мантии. Подали пресловутый стейк. Я взял вилку, нож и внезапно подумал: «После всего того, что произошло, может, мне не стоит это есть?» За столом мы сидели дружной компанией. Я обратился к сокурсникам-неевреям: «Кто хочет мой стейк?» На меня взглянули как на ненормального. Хотели все.

Через несколько лет я уже был полностью религиозным. После окончания университета подрабатывал на заводе, который выпускал шоколадные батончики «Марс».

- С дипломом историка.

– Вот-вот. Я накопил денег и решил стать адвокатом. До начала нового учебного года оставалось несколько месяцев, и я предпочел провести их в ешиве.

Я поступил в ешиву «Двар Йерушалаим», она тогда располагалась в ультраортодоксальном иерусалимском районе Меа Шеарим. Потом вернулся в Оксфорд, отучился, получил диплом юриста и приглашение стажироваться в Freshfields, это одна из самых известных адвокатских контор в Англии.

- Повезло!

– Мне прислали контракт, а там написано, что в пятницу рабочий день длится до 17:00. Я к тому времени соблюдал шаббат. Позвонил будущим работодателям, отрапортовал: так, мол, и так, в пятницу готов работать до 14:00 или до 15:00. В результате приглашение на стажировку мне отменили.

- И что вы сделали?

— Обратился в другую контору, менее престижную, но с еврейскими владельцами. И там меня приняли. Через два года, по окончании стажа, я устроился на работу в Herbert Smith, крупнейшую в Европе фирму в сфере судебных разбирательств. Потом произошло еще одно важное изменение в моей жизни — я решил оказывать адвокатские услуги малообеспеченным людям. Поступил в юридическую клинику, клиентами которой были бездомные и нищие. Наши услуги оплачивало государство, и весьма скромно. Мои родители решили, что я сошел с ума. А я был идеалистом, одно время даже состоял в Лейбористской партии. Я проработал на этой должности пять лет, а потом уехал в Израиль — искать себе жену.

- Неужели в Лондоне не хватало девушек?

— В Англии тогда было сложно найти еврейскую девушку с широким кругозором, религиозную, но выросшую за пределами ортодоксального гетто типа Стэмфорд-Хилл. В Израиле я начал учиться в ульпане, среди иммигрантов из СССР. С некоторыми из них подружился, мы поддерживаем отношения по сей день. Через год женился. Параллельно получил разрешение на работу адвокатом в Израиле, прошел стаж в адвокатской конторе Herzog, Fox, Neeman. Ее старшим партнером был Яаков Неэман, который впоследствии стал министром юстиции. В мои функция входили судебные разбирательства. Но иврит давался со скрипом, и мы с семьей вернулись в Англию.

- Как развивалась ваша адвокатская карьера? На новом месте работы вы, как я понимаю, помогали далеко не бездомным и обездоленным.

Я вернулся к коммерческому праву. В течение двух лет был главой глобального отдела судебных разбирательств в Bird & Bird, одной из крупнейших юридических фирм Великобритании. Одним из самых известных моих клиентов был Дон Кинг, известный боксерский промоутер. Он заключил договор со своим английским коллегой, но тот присвоил все деньги. Я подал иск, после чего пресса на протяжении полутора лет освещала этот судебный процесс. Я также представлял интересы Кинга, когда Майк Тайсон, чемпион мира в супертяжелом весе, обвинил его в краже 100 миллионов долларов. Мы подали ответный иск — против адвоката Тайсона, который выдумал всю эту историю с кражей. Моя идея сработала, в результате адвокат был вынужден прекратить сотрудничество с боксером. Продолжать процесс самостоятельно Тайсон не хотел, и между ним и Кингом было заключено внесудебное соглашение. Я всегда шучу: «А вы знаете, что я победил самого Тайсона?»

В Лондоне иерусалимские воспоминания отошли на второй план?

— Я всегда хотел вернуться в Израиль, и жена меня поддерживала. Когда старшей дочери исполнилось 12 лет, мы поняли, что надо поспешить с переездом,. Иначе девочке будет сложно адаптироваться. Мы прилетели и первым делом, чуть ли не с чемоданами в руках, отправились записывать детей в школу. Но как быть с работой?

- И как?

— Через пару дней я повстречал адвоката американского происхождения, мы разговорились. Он рассказал, что в Израиле есть адвокатская контора, в которой работают такие же иммигранты из Америки. Делопроизводство ведется по-английски, целевая аудитория — израильские фирмы, которые ищут выход на американский рынок.

Я подумал: а ведь это отличная идея, но зачем ограничиваться клиентами-израильтянами? Можно открыть полноценную адвокатскую контору, где бы работали выходцы из Великобритании, Австралии, ЮАР и представляли интересы фирм из самых разных стран. Тем более что к тому времени интернет набирал обороты, расстояния стали сокращаться.

Взяток судьи не берут

- Правда ли, что английская система правосудия очень высоко котируется?

— По статистике, 40% договоров между крупными структурами осуществляются в рамках британского законодательства. Британские законы точно сформулированы и не терпят компромиссов. Сейчас я изучаю трактат «Бава мециа». Там есть, например, ситуация, при которой виновник выплачивает половину суммы ущерба. Вероятно, Мишна хочет показать человеку: да, с одной стороны, ты — хозяин бодливого быка; с другой — случайностей не бывает, и это Б-г сделал так, что твой бык нанес вред имуществу. В британском правосудии такого нет: виновен — плати по полной, невиновен — не плати.

Как насчет квалификации британских судей?

– Судьи работают профессионально. В Великобритании стать судьей очень почетно, это пик юридической карьеры, поэтому в судьи идут лучшие адвокаты с двадцатилетним, тридцатилетним стажем. В США другая ситуация: там выборная система, упор ставится не столько на профессиональные, сколько на личные качества будущего судьи. Наконец, Лондон — очень приятный город. Никто не откажется провести там свободные часы.

Среди наших клиентов — китайская корпорация, которая подписала договор с индийскими коллегами. Опять же в рамках английских законов. В моей практике было дело, фигурантами которого являлись греческая и армянская коммуникационные компании. Обе стороны предпочли вести процесс в Великобритании. Мы представляем интересы российской компании, которая сотрудничает с израильской фирмой, изначально прописав в договоре, что решающим для партнеров является английское законодательство.

- Израильтянам тоже по душе лондонские суды?

— Есть израильские компании, которые ведут дела с США. Их американские партнеры не полагаются на израильское правосудие, потому что вообще не понимают, как можно прочесть эти закорючки справа налево. Израильтяне в свою очередь опасаются американских судов. Но и те, и другие готовы решать дела в Великобритании.

Следует учесть, что в мире бизнеса английский является языком международного общения. На нем составляются документы и ведется переписка, даже если для той или иной стороны английский не является родным языком. Как я уже говорил, у британских адвокатов и судей больше опыта. Взяток они не берут, зарплата судьи превышает зарплату премьер-министра.

- По возвращении в Израиль кто был вашим первым клиентом?

— Правительство Чехии, которое подало иск против европейского банка на сумму 500 миллионов долларов. Клиентов я изначально предупредил, что наш офис находится в несколько необычном месте. Чехи, вероятно, ожидали, что прозвучит адрес на окраине Лондона, но я произнес: «Тель-Авив». Они очень удивились. Я пояснил, что доступен по телефону и электронной почте, а также готов в любой момент вылететь на деловую встречу. И мы стали работать. За ними потянулись и другие клиенты, которые поняли, что такой вариант вполне возможен. С тех пор прошло десять лет.

– И как, удалось выйти на глобальный уровень?

– Недавно мы приняли в штат китайского адвоката, который имеет британскую лицензию. Благодаря ему нашими клиентами стало несколько крупных китайских компаний. Я веду дело одного известного израильского миллиардера против южноамериканской компании. Сумма иска составляет 1,5 млрд долларов. В Англии помогаю нескольким компаниям, которые требуют с правительства сотни миллионов стерлингов. Параллельно представляю интересы первой жены Романа Абрамовича. Мы также представляем два крупнейших банка в Израиле.

- В последнее время хватает жалоб на антиизраильскую направленность западных СМИ, включая британские. Насколько такие обвинения оправданы?

- Приведу конкретный пример. В конце 80-х началась интифада. Британские СМИ освещали происходящее абсолютно однобоко, обвиняя Израиль. Надо иметь в виду, что корпорация «Би-би-си» получает деньги от правительства в обмен на сбалансированную картину мира, так это прописано в ее хартии.

В свое время я представлял интересы двух британских политиков, которые обвиняли «Би-би-си» в непропорциональном выделении времени разным политическим партиям. Поэтому я хорошо представлял, что надо делать. Я нанял студентку, уплатил ей из своего кармана и попросил, чтобы она четыре месяца подряд мониторила теле- и радиопередачи «Би-би-си», посвященные Ближнему Востоку.

- А потом?

— Потом я составил подробный отчет с перечислением конкретных событий и стилем их подачи на «Би-би-си». Никакой реакции не последовало, разве что в еврейской газете отчету уделили десять строчек. А потом эту крошечную заметку четверо адвокатов, не сговариваясь, переслали одной известной английской журналистке, и начался ажиотаж. Ко мне обратился израильский МИД за помощью. Такая деятельность стала моим хобби.

- А результаты?

— С тех пор «Би-би-си» частично исправилась. Переоценивать влияние СМИ на умы не надо. Есть такая поговорка: «В лондонском Сити не читают газету «Гардиан». Это известное леволиберальное издание, настроенное крайне антиизраильски. Деловые круги ее не читают, на Израиль они смотрят через призму бизнеса: какие возможности здесь есть, насколько развиты высокие технологии, что происходит в инновационных сферах.

- Как вы набираете сотрудников?

— С нами плотно работает организация «Нефеш бе-нефеш», которая занимается помощью иммигрантам из англоязычных стран. Обычно «Нефеш бе-нефеш» ищет рабочие места для своих подопечных. Но у нас обратная ситуация — мы обращаемся к ним в поисках потенциальных сотрудников, новых репатриантов с юридическим образованием. Глава департамента недвижимости, например, получил степень магистра в престижном британском университете, работал с известнейшими компаниями. Когда американский инвестиционный фонд решил приобрести здание в Лондоне за 70 миллионов стерлингов, его представители обратились к нам.

- Но конкуренты-то у вас явно есть.

— Мы самая крупная контора такого рода. У нас работают около 40 сотрудников, специалистов в сфере английского права по вопросам бизнеса, имущества, судебных разбирательств и так далее. Ближайшие конкуренты, филиал американской адвокатской конторы, насчитывают 9–10 человек. У нас работают религиозные и светские. Все они могли комфортно жить за границей, но предпочли Израиль по идеологическим причинам. Люди с жизненной философией готовы бороться за каждого клиента и предоставлять сервис на самом высоком уровне.

Наш принцип звучит так: «Невозможно» – это не ответ». Надо искать пути решения. Именно по этим законам живет весь Израиль. 100 лет тому назад здесь была пустыня. А сейчас смотришь в окно — стеклянные башни, стартапы, ведущие компании. Мы соединяем воедино израильскую открытость и английскую тщательность.

Юрист из Оксфорда

Тревор Ассерсон родился в 1956 году. Получил образование в Оксфордском университете, впоследствии изучал право в Лондонском юридическом колледже. В 1984 году получил лицензию юриста в Великобритании. В 1992 получил лицензию юриста в Израиле.

До основания Asserson Law Offices на протяжении 20 лет Ассерсон работал в крупнейших юридических фирмах Великобритании. В частности, он провел семь лет на посту главы международного отдела судебных разбирательств в Bird & Bird.

Британия в центре Тель-Авива

Адвокатское бюро Asserson Law Offices предлагает услуги квалифицированных специалистов в английском праве международным институциональным клиентам и состоятельным частным лицам. Уникальная бизнес-модель юридической фирмы обеспечивает высокое качество обслуживания, при котором услуги являются одновременно более доступными, более гибкими и более конкурентоспособными по ценам, чем у большинства британских фирм.

В то время как главный офис Asserson Law Offices находится в центре Лондона, большинство юристов работает из офиса в центре Тель-Авива. Это позволяет привлекать адвокатов из лучших юридических фирм Лондона, а также существенно снижать затраты, что, в свою очередь, положительно влияет на стоимость услуг для клиентов.

Клиентура адвокатского бюро включает известные компании из России, США, Европы и Южной Америки. Asserson Law Offices работает для компаний представленных на бирже, банков, стартапов и весьма состоятельных частных лиц. Клиентам предлагаются услуги на нескольких языках, включая русский. Подробности — на сайте www.asserson.co.uk

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>