Глава ешивы Филадельфии снова посетил Москву и отметил позитивные изменения. С какой заповеди начинается возвращение к традициям предков, сложно ли пройти булавочный экзамен по Талмуду, и где проживают основные спонсоры еврейской общины России.

– Вы сын знаменитого раввина Яакова Каменецкого, легендарного главы ешивы «Тора ведаат» в Америке, родившегося в Слободке, а затем побывавшего и в Кременчуге, и в Каунасе…
– Да, отцу много довелось скитаться во время Первой мировой войны. Еще одной важнейшей его остановкой была Ломжа. Я родился уже позже, в Литве. А оттуда мы уехали в 1937-м, когда мне уже было 12 лет. Я успел год поучиться в ешиве в Вилькомире (польское название литовского города Укмерге – прим. ред.). Это не было какое-то село или деревня – это был уездный город. Его раввином был тесть р. Каанемана, раввина города Паневежиса.
– Почему вы оттуда уехали?
– Папа искал вакансию раввина и нашел ее в Торонто. Правда, денег на переезд всей семьи у него не было, но помогли щедрые местные евреи. Так мы оказались в Канаде, потом в Торонто. А те, кто остался в Литве, погибли в Катастрофе.
– Какие воспоминания остались у вас о литовском периоде?
– Мои воспоминания – это моя ешива. А потом самым сильным впечатлением в моей жизни стала учеба в Лейквудской ешиве (США, штат Нью-Джерси — прим. ред.) и в ешиве «Нер Исраэль» у р. Яакова-Ицхака Рудермана. Его жена была двоюродной сестрой моего отца.
– В Лейквуде вы учились у раввина Аарона Котлера.
– Да, это был истинный лидер поколения! Он всегда был погружен в изучение Торы. Непосредственно в Лейквуде он бывал лишь по субботам и воскресеньям, давал уроки, а потом в понедельник возвращался в Нью-Йорк – до пятницы. Но впечатлений хватало на всю неделю.
Р. Котлер говорил с нами обо всем. Уделял внимание этике, рассказывал истории о праведниках прошлых поколений. При этом актуальных тем он никогда не затрагивал, хотя был очень вовлечен во все эти вопросы. В остальное время уроки давал машгиах (попечитель прим. ред.) ешивы, р. Натан Вахтфогель.
– Сколько же учеников там было тогда?
– Всего двадцать. Это сегодня там учатся сотни.
– Вы успели пройти весь Талмуд целиком? Так, чтобы можно было проткнуть булавкой любую букву на любой странице, а вы бы сказали, какая буква продырявлена с другой стороны?
– Нет, этот булавочный экзамен могли пройти только единицы. Возможно, мой папа был одним из них, но и он никогда ничего об этом не рассказывал.
– Какие книги по еврейской этике вы бы посоветовали изучать в первую очередь?
– «Путь праведных» («Месилат йешарим») Рамхаля, «Врата раскаяния» («Шаарей тшува») рабейну Йоны. И учить их нужно глубоко, вдумчиво. Исправлять себя, свое поведение необходимо каждому. Я сам изучал «Танию» (сочинение раби Шнеура-Залмана, основоположника учения Хабад — прим. ред.).
– Вы почти ежегодно приезжаете в Москву. Какие у вас впечатления от местной еврейской жизни?
– Я встретил здесь удивительных людей, желающих, чтобы еврейский народ становился все более и более возвышенным и духовным. Жаль только, что, несмотря на наличие очень богатых российских евреев, львиная доля спонсоров еврейской жизни по-прежнему находится в США.
Два года тому назад я побывал в Еврейском музее [и центре толерантности]. Там были редчайшие книги из библиотеки Шестого Любавического ребе Йосефа-Ицхака Шнеерсона.
Раньше на территории бывшего СССР жили мои родственники. Несколько лет тому назад они эмигрировали – кто в Чикаго, кто в Бостон. Некоторые стали религиозными.
– Кстати, какую заповедь вы бы порекомендовали тем, кто делает первые шаги в иудаизме? С чего начать вести религиозный образ жизни?
– С шаббата! Человек, понимающий, что такое шаббат, понимает, что такое Творец Вселенной. Вообще, осознание того, что у мира есть Творец, переворачивает всю жизнь.
Если человек искренне хочет соблюдать всю Тору, он на это вполне способен. Сложности могут возникнуть с окружением. И мы видим, сколько евреев возвращается к соблюдению Торы, принимая на себя ее бремя. Всей Торы — без послаблений.
Что делать смешанным семьям?
– Это очень сложный вопрос. Все зависит от случая. Не исключено, что существует возможность прохождения гиюра для супруга или супруги. Отталкивать никого не следует: в Америке есть сотни тысяч евреев, не знающих, что они евреи.
– Какое впечатление оставил этот визит в Москву? Можно ли сравнить еврейскую общину России с американской, семидесятилетней давности?
– Не мне судить. Были семьи, которые иммигрировали в Америку верующими. Потом они прекращали соблюдать заповеди, сделав ставку на светское образование. Но наше окружение составляли в основном религиозные евреи. Семьи, прибывшие из заграницы, верные Всевышнему, его заповедям и Торе. А ешива «Тора ведаат» влияла на всю среду.
Москва продолжает меняться к лучшему. Слава Б-гу!