Полномочный представитель еврейского государства летает эконом-классом, работает дома за столом, принадлежавшем Голде Меир, и в свободное время читает книгу о каббале и квантовой физике. Почему перенос американского посольства в Иерусалим служит примером для других стран, как бороться с антисемитизмом, и кто находится в Топ-2 израильской дипломатии. 

Вас часто можно встретить на различных еврейских мероприятиях – в Хоральной синагоге, в Жуковке и так далее. Какое место занимает в вашей жизни религия?
– Я родился в Риге, отец меня брал в синагогу на Рош ха-Шана, на Йом Кипур. Братья ходили туда печь мацу. В 1973 году мы благополучно репатриировались в Израиль. Это, так сказать, первый этап моей идентификации. Я себя считаю типичным израильтянином в этом плане. Даже светские люди в израильском обществе видят иудаизм неотъемлемой частью богатой истории и вековых традиций нашего народа.
В официальном плане, исполняя обязанности посла, я всегда настроен позитивно по отношению к инициативам еврейской общины. Мы не проводим официальные мероприятия в субботу и еврейские праздники. Посольство закрыто, единственным, очень редким исключением может быть то, что связано с безопасностью.
– Как посольство взаимодействует с различными еврейскими организациями? Вы же знаете анекдот про двух евреев и три мнения.
– Мы очень довольны, когда община саморегулируется. Это не наше дело, кто себе какую базу выстраивает вокруг культурной, социальной или религиозной деятельности общины. Мы стараемся не ущемлять никого и всем уделять равное внимание.
Недавно мы положительно откликнулись на инициативу ФЕОР по проведению замечательной выставки «Невозможное возможно» в Еврейском музее и центре толерантности, в которой большую роль играют именно затеи и идеи израильских стартапов. Мы помогли в ее подготовке, я был рад принять участие в открытии и с теплым чувством рекомендую всем посетить ее. Могу дать другой пример: сейчас готовится мероприятие к 100-летию израильского театра «Габима», который был основан здесь, в Москве, актером и режиссером Наумом Цемахом при содействии Константина Сергеевича Станиславского. Первым художественным руководителем стал Евгений Багратионович Вахтангов, который принес театру мировую славу. Я благодарен за поддержку выступлений «Габимы» нашим друзьям – фонду «Генезис» и Российскому еврейскому конгрессу, это сотрудничество позволило реализовать такой сложный проект.
Мы будем рады видеть российских зрителей на спектаклях «Габимы» в Театре им. Вахтангова 21, 22 и 24 апреля.
– С какими просьбами к вам обращаются представители общинных структур?
– Обычно меня приглашают принять участие в общинных мероприятиях, чтобы я выступил или помог получить ту или иную поддержку посольства Израиля. Мы всегда рады откликнуться. Ответ может иногда разочаровать, потому что просьба оказалась несовместимой с рамками нашей бюджетной деятельности или по другим причинам. Но, как правило, обращения к посольству не остаются без ответа.

– Дональд Трамп заявил о переносе американского посольства в Иерусалим. Как официальный Израиль относится к этому решению?
– Мы видим в этом решении президента США исторический шаг, сравнимый с рядом событий, которые мы отмечаем в юбилейные годы 2017–2018. Речь идет о 120-летии первого Сионистского конгресса в Базеле, 100-летии декларации Бальфура, 70-летии принятия резолюции ГА ООН о разделе подмандатной Палестины, 50-летии воссоединения Иерусалима и, конечно, о 70-летии основания Государства Израиль, которое мы вскоре будем отмечать.
Так что, несомненно, для нас это важнейшее решение американской администрации и лично президента Дональда Трампа, которое следует оценивать не только в политическом, но и в историческом контексте. Иерусалим всегда был единым и неделимым, кроме 19 лет иорданского контроля (1948–1967 гг.), и с момента основания Государства Израиль стал вновь его столицей, в которой расположены все государственные учреждения: резиденция президента и офис премьер-министра, Верховный суд, Кнессет (парламент), официальные ведомства, включая Министерство иностранных дел. И, конечно, мы помним о вечности и святости Иерусалима для еврейского народа еще со времен царя Давида. Факт, что в наших молитвах мы ежедневно упоминаем Иерусалим и Сион и поем о нем в нашем государственном гимне «Атиква».
Поэтому всем, кто продолжает упрямо утверждать, что столица Израиля – наш замечательный Тель-Авив, дружеский совет: окончательно осознать, что единый Иерусалим не только историческая, но и современная столица еврейского государства.
Считается, что секулярный Тель-Авив был построен практически как антитеза религиозному Иерусалиму.
– В России есть Москва и Санкт-Петербург, в Чехии – Прага и Брно. В очень многих странах вы найдете города, которые выросли по своему экономическому или культурному развитию иногда больше, чем столица. Но столица определяется в историческом и духовном русле самим народом каждого государства, а ее статус всегда будет несравнимо выше, чем у других городов.
– В недавнем официальном сообщении российского МИД вместо распространенного словосочетания «официальный Тель-Авив» был упомянут «Западный Иерусалим». Приятная неожиданность?
– Мы знакомы с новой российской позицией, и она не требует дополнительных разъяснений. Надеемся, что следующим шагом может стать перевод российского посольства в Иерусалим.
– Можете обозначить желаемый вектор?
– Позволю себе метафору: мы видим за окном, как на смену зиме приходит весна, много солнца, тает снег. Хотелось бы, чтобы и в этом вопросе произошли положительные изменения.
– Дипломат, наверное, не может взять и написать: «Друзья, не могли бы вы признать Иерусалим нашей столицей – желательно, к четвергу». Как выглядит процесс принятия того или иного решения?
– Есть вопросы стратегического и чрезвычайного характера, которые обсуждаются на самом высоком государственном уровне. Наша роль – исполнять, иногда настойчиво, решения израильского правительства и, конечно, углублять и расширять связи между нашими странами, реализовывая  те обязанности, которые были приняты – иногда израильской стороной, иногда российской.
– Например?
– Мы подписали соглашение о пенсиях, а сейчас мы работаем над его реализацией. Велись переговоры несколько лет, в конце концов соглашение было подписано в прошлом году. Мы благодарны российской стороне. Все это было проработано, надо было привлечь различные ведомства каждой страны, подготовить экспертов, перевести документы и т. д.
Сейчас наступил этап осуществления обязательств по выплате пенсий, и я предполагаю, что нам его надо будет сопровождать.
– Перефразируя известную фразу, покой вам только снится. Как Израиль борется с проявлениями антисемитизма в разных странах? Есть какие-то правила, механизмы?
– Естественно, израильтян чрезвычайно интересует вопрос антисемитизма в мире. Недавно в Иерусалиме состоялся Международный форум по борьбе с антисемитизмом – с участием главы президентского Совета по правам человека Михаила Федотова и президента РЕК Юрия Каннера.
Посольство изучает исследования, подготовленные в России профессиональными структурами по мониторингу антисемитизма, например, опубликованные недавно обзоры Информационно-аналитического центра «Сова» и Российского еврейского конгресса. Антисемитизм – это проблема не только евреев, но и любой страны, которая ставит перед собой цель бороться с этим феноменом. Кстати, конкретно с Россией мы ведем работу, которая еще не закончена. Нам очень хотелось бы, чтобы Российская Федерация приняла рабочее определение антисемитизма, поддержанное большинством стран ОБСЕ. Чтобы не было ситуаций, когда юдофоб говорит: нет-нет, мы никаких евреев обидеть не хотели, нас неправильно поняли.
При этом ситуация в России гораздо лучше, чем в очень многих странах мира. То, что было в советские времена, осталось далеко в прошлом. Слава Б-гу.
Предположим, меня оскорбили по национальному признаку. Идти в посольство жаловаться?
– Позиция у нас проста. В первую очередь мы полагаемся на реакцию общины. Если община способна за себя постоять, вмешательство посольства не требуется. Мой опыт за год с плюсом работы в России в этом плане положителен.
– В перестроечное время представители израильских структур открытым текстом предлагали советским евреям уехать. Изменилась ли эта позиция сейчас?
– Мы всегда подчеркивали, что Государство Израиль было создано и существует для всех евреев, где бы они ни жили.  Это один из базовых, фундаментальных принципов, на которых было создано Государство Израиль. Можно сказать, алия – это краеугольный камень сионизма и реализации национального самоопределения еврейского народа на земле своих предков. Алия также является гарантией суверенитета еврейского государства. Кстати, в преддверии Песаха давайте вспомним о библейской «алие» – исходе сынов Израилевых из египетского рабства в Землю обетованную.
Евреям было тяжело в начале 90-х. Я тогда работал в посольстве, помню, какие длинные очереди стояли в отдел репатриации. Для нас, конечно, первичным был организационный вопрос – помочь людям совершить алию. Нас менее интересовало, бегут ли они из распавшегося Советского Союза по политическим или экономическим причинам. Да, были люди, которые выбрали другой путь и уехали не в Израиль, а по другим направлениям. Но все-таки мы ожидаем евреев, которые хотят «куда-то перебраться», именно в Израиле.
– Что происходит с репатриацией сейчас?
– Соблюдается положительная тенденция, ежегодно несколько тысяч человек репатриируются из России, Франции, Украины, США и других стран.
– Вы лично ставите мысленный плюсик себе в карму, узнав об очередном уехавшем?
– Алия – это один большой плюс. Сегодня, в отличие от прошлого, вряд ли есть российский еврей, который не слышал про Израиль, не думает о нем и не понимает, что, если ему захочется, он сможет туда уехать. Мы здесь находимся, чтобы дать ему возможность реализовать мечту. Тот факт, что у нас каждый месяц сотни людей получают право на израильское гражданство, является наглядной иллюстрацией этого принципа.
Чем вы занимаетесь в свободное время, какие у вас хобби?
– В этом смысле я чувствую себя ущемленным. Люблю Москву, люблю свою работу. Но свободного времени не хватает. Больше всего люблю по выходным, особенно когда плохая погода, сесть и раскрыть книгу. Последняя книга, которую я начал перелистывать, сложна для осмысления. Ее мне подарил Эдуард Шифрин на прошлой неделе. Вернемся к началу нашего разговора – история иудаизма, включая каббалу, меня всегда интересовала. И не менее интересовала наука. Когда человек пишет о религии и квантовой физике, я решил все другие книги отложить.
– Я вас как-то обнаружил в эконом-классе самолета. Вы там почему оказались?
– С одной стороны, у посла есть статус. Все государства стараются дать своим послам улучшенные условия, и я в этом смысле не жалуюсь. С другой стороны, наши правила очень просты: будучи бюджетной организацией, мы предоставляем возможность поездки в бизнес-классе главам дипмиссий только на дальних направлениях, которые превышают 4 часа. Так что на Фестиваль еврейского фольклора в Биробиджане я очень комфортабельно летел в бизнес-классе.
– Кто для вас является примером для подражания в сфере дипломатии?
– В историческом плане это Абба Эвен, а среди современников, несомненно, Биньямин Нетаньяху. И это не лесть. У нашего премьера, помимо богатого международного политического опыта, есть хорошие профессиональные начала. Он работал заместителем посла Израиля в Вашингтоне и послом в ООН и знает, как говорят на иврите, «обе стороны монеты». И политическую картину как глава государства, и профессиональную суть работы дипломата. И в этом – его явное преимущество по сравнению со всеми предшественниками.
Поделитесь ближайшими планами посольства Израиля.
– В этом году мы празднуем 70-летие создания еврейского государства. Планируется целый ряд мероприятий. К примеру, помимо упомянутых выше гастролей «Габимы», осенью мы планируем отметить историческую дату в отношениях между Израилем и Советским Союзом: в сентябре 1948 года в Москву прибыла первый посол, легендарная Голда Меир. У нас есть разные идеи, которые мы уже обсуждаем и с министерством иностранных дел России, и с Институтом востоковедения, и с Хоральной синагогой. Планируется «круглый стол» вместе с израильскими и российскими экспертами и историками. Постараемся привлечь кого-то из потомков Голды Меир.
Второе мероприятие, наверное, проведем в синагоге. Помните эти известные снимки Голды Меир с десятками тысяч советских московских евреев, которые ее тепло встретили? Знаменитый исторический обмен репликами между Голдой Меир и Полиной Жемчужиной? В моей резиденции, кстати, находится редкий артефакт – деревянное кресло, которое было изготовлено еврейской общиной для Голды Меир и которое находилось в Хоральной синагоге. И письменный стол, которым я пользуюсь, верно служил нашему первому послу в Москве Голде Меир.