НИР БАРКАТ: «Израильская армия — хорошая школа для бизнесмена»


Мэр Иерусалима Нир Баркат (фото: Илья Иткин)

Иерусалим — это город, в котором причудливо перемешаны Восток и Запад. Лавки, где можно купить кальян и рахат-лукум, соседствуют с многоэтажными офисами, а пение муэдзина вплетается в звуки тяжелого рока из ближайшей дискотеки. Мэр Иерусалима Нир Баркат — типичный западник. Деловой костюм, выверенная мимика, ни грамма лишнего веса. Вторая по счету каденция пополнит банковский счет Барката на целых пять шекелей. Больше ему и не надо: по версии журнала Forbes, Нир Баркат является самым богатым израильским политиком, состояние которого оценивается в полмиллиарда шекелей ($140 000 000).

— Ваше детство прошло в иерусалимском квартале Гиват а-Мивтар. Какие наиболее яркие воспоминания связаны у вас с этим временем?

— О, ярких воспоминаний и острых ощущений в те годы было предостаточно! Шестидневная война шла буквально в километре от нашей квартиры. За несколько дней до того, как начались военные действия, мы с друзьями рыли окопы. Наш район ожесточенно бомбили, такое не забывается. А когда мне исполнилось 13 лет, началась война Судного дня.

Благодаря отцу — профессору физики я впервые увидел компьютеры. Тогда они занимали целые комнаты в университете и даже целые этажи. Увиденное потрясло меня. С одной стороны, радиодетали, какие-то непонятные проводки, лампочки. С другой — эта огромная груда железа выдает результаты вполне интеллектуального труда. Поэтому компьютер, тогда еще недоступный для простых мальчишек, я сначала полюбил на расстоянии. А первый персональный компьютер появился у нас в конце 70-х. Мы с братьями выучили язык BASIC… или Assembler, не помню уже.

У папы была хорошая интуиция, он чувствовал, что из меня получится предприниматель. Поэтому несмотря на то, что он мог отдать меня в одну из самых престижных иерусалимских школ, отец послал меня в ОРТ.

— Иными словами, в профтехучилище.

— Да. На отделение электроники, потому что предприниматель должен досконально разбираться в сфере, в которой работает. Компьютеры — это не только программирование, но и железо.

Папа прежде всего заботился о том, чтобы мы — у меня есть двое братьев — гармонично развивались. Когда мы демобилизовались из армии и начали заниматься бизнесом, отец дал нам два напутствия. Первое: «Чтобы с вас снимали высокие налоги». Второе: «Чтобы в дополнение к основной работе вы трудились на благо общества и получали за это шекель в год».

Первое напутствие я понял: высокие налоги снимают с высоких же прибылей. А смысл второго дошел до меня через несколько лет, когда я начал работать в сфере высоких технологий. Слишком громко сказано, никакой сферы высоких технологий тогда и в помине не было. Мы одними из первых разработали программу-антивирус, неплохо заработали…

— Сбылось первое отцовское напутствие.

— Да. А потом я понял, что папа имел в виду под шекелевой зарплатой. Разбогател? Помог своей семье? Помоги всем остальным — за символическое жалованье. Если вы занимаете общественный пост, не нуждаясь в зарплате, вы полностью отдаете себя людям.

Вашей финансовой и общественной карьере предшествовала служба в армии. Не тяжело ли было профессорскому сыночку?

— Когда меня призвали, я сразу же решил: «Буду офицером». Стал, возглавил роту из ста солдат, мы почти год безвылазно находились в Ливане, воевали на подступах к Бейруту. Надо было постоянно импровизировать, учитывать изменения на местности, уметь заразить азартом всех остальных. Ведь, когда командир кричит «В атаку!», солдаты должны не просто бежать на врага, а делать это с воодушевлением и эффективно.

Потом был университет. Я отучился на факультете компьютерных наук и тут же записался на факультет менеджмента. В результате учебу я не окончил.

— Почему? Дискотеки-гулянки?

— Во-первых, 70 дней в году я проводил на резервистских сборах, вдвое больше рядового солдата. Во-вторых, уже тогда занимался бизнесом. Мы с приятелями открыли компанию BRM и создали сопутствующий рынок программного обеспечения. Женился, появился ребенок. На каком-то этапе в голову начали закрадываться мысли: «Меня учат менеджменту, но менеджментом я прекрасно занимаюсь и так». Не один я такой недоучка — был у меня приятель, тоже учебу бросил. Создал фирму Check Point, которая на сегодняшний день является одним из лидеров в области защиты данных.

Израильская армия — это хорошая школа для начинающего бизнесмена. Я это понял в BRM. Есть солдаты, они же подчиненные, мы им ставим цели, направляем. Впрочем, одно отличие все же имеется. В Ливане у нас не было клиентов, которых надо было обхаживать.

Мэр Иерусалима Нир Баркат (фото: Илья Иткин)

Мэр Иерусалима Нир Баркат (фото: Илья Иткин)

 

— Раз мы заговорили о сущности бизнеса, хочу задать вопрос, который интересует, думаю, не одного и не двух потенциальных Цукербергов и Ротшильдов. Можно ли стать успешным бизнесменом с нуля?

— Предпринимательская жилка — это врожденное. Можно, конечно, ее развить, но основной фундамент передается на генном уровне. При отсутствии фундамента бизнесом заниматься не стоит.

В основном бизнесмены являются людьми, которые производят… я бы это назвал «что-то из ничего». Не было компании, создали компанию. Была убыточная компания, стала процветающей. Подкатегория бизнесменов — это инноваторы. Они инициируют новые процессы. Я бы назвал себя бизнес-инноватором. Я изучаю имеющуюся ситуацию, ищу перспективы и создаю структуры, которые бы эти перспективы реализовывали. Есть бизнесмены, умеющие покупать-продавать, есть бизнесмены, умеющие создавать. Секрет успеха заключается в способности делать и то и другое.

— А секрет молодости? Вы прекрасно выглядите, стройный, подтянутый.

Я люблю спорт и автоспорт. Мы с братом многократно участвовали в ралли «Париж — Дакар». Очень люблю бег, едва ли не каждый день преодолеваю 10–15 километров. Жалею, что во время традиционного городского марафона я пробегаю лишь половину трассы, это 20 с чем-то километров. Нет времени на тренировки. Зато несколько лет тому назад в честь своего 50-летия я пробежал марафон от и до.

Несколько раз в неделю оставляю автомобиль в домашнем гараже и бегу в мэрию. Кроме того, посещаю бассейн, тренажерный зал. Есть прямая связь между спортом и мыслительными способностями: если один день не позанимаюсь спортом в любом его виде, сразу ощущаю, что хуже работает голова. Когда на прием приходят люди бизнеса, напоминаю им, что деловой человек, который не следит за собой, рано или поздно поплатится за это карьерой.

Я стараюсь не волноваться, не принимать происходящее слишком близко к сердцу, потому что психологическое здоровье является основой всего. Затем по важности идет пища — полезная, здоровая, разнообразное меню. Жена следит за моим рационом.

— Овощи, фрукты, нежирное мясо, рыба?

— Я предпочитаю не столько есть, сколько ловить рыбу. Обычно езжу в Тверию, сажусь на набережной поближе к профессиональным рыбакам, выпытываю профессиональные секреты. Когда меня спрашивают о бизнес-планах на будущее, я отвечаю анекдотом из рыбацкого фольклора.

Жил-был человек. Каждое утро он садился на берегу моря, закидывал удочку, вылавливал пару рыбешек, шел домой и жарил на завтрак. Это повторялось ежедневно. Как-то раз встречает его владелец рыбного магазина: «Мужик, да ты что?! Давай ты будешь ловить рыбу сетью и мне продавать». — «А потом что?» — интересуется рыбак. — «Я тебе буду деньги платить, ты купишь сеть побольше, наловишь еще рыбы, опять продашь». — «Ну, а потом?» — «Наймешь других рыбаков. Станешь богатым, сможешь, ни о чем не беспокоясь, сидеть на берегу моря и ловить рыбу для себя самого». — «Гм, так именно этим я и занимаюсь», — улыбнулся наш герой.

Так вот, желания зарабатывать дополнительные деньги у меня нет. Необходимую для комфортной жизни рыбу я уже поймал, теперь помогаю это сделать другим.

В прошлом году вы посетили Россию. Кроме официальных целей визита вас что-то связывает с этой страной?

— Мои предки родились в Российской империи. Папу назвали в честь прадедушки Шнеура-Залмана Банковича, который был раввином Гомеля. В прошлом году я давал интервью израильскому журналисту-хабаднику, тот воодушевился: «У вас явно хабадские корни, потому что Шнеуром-Залманом звали основателя любавического хасидизма». Журналист не поленился, просидел несколько часов в государственном архиве. В результате обнаружил, что летом 1920 года в газете «Давар», которая выходила в подмандатной Палестине, было напечатано объявление о свадьбе госпожи Муси Банкович, нашей дальней родственницы. А Муся, как объяснил мне хабадник, — это одно из самых распространенных у любавических хасидов имен.

Я встречался с Сергеем Собяниным. Есть две вещи, которые мы активно будем продвигать, — туризм и медицина. Уровень израильской медицины в дополнительной рекламе не нуждается. Мы планируем не только принимать у себя российских пациентов, но и отправлять иерусалимских врачей в командировки для обмена опытом с московскими коллегами.

Конечно же, приоритетной является связь между еврейскими общинами израильской и российской столиц. Я люблю повторять, что, когда дело касается Иерусалима, каждый еврей — миноритарный акционер. У московского, лондонского и любого другого еврея такие же права на этот город, как и у меня.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>