НЕСИЯ ФЕРДМАН: «Я могу помочь открыть двери и включить свет»


Несия Фердман

Мы познакомились лет 10 назад. Тогда она жила в Москве, работала директором яркого развивающегося проекта в неформальном еврейском образовании в области иудаики и еврейской традиции, была совсем молодая, очень смешная, очень искренняя и вечно занятая. В редкие свободные часы мы до хрипоты обсуждали вопросы философии иудаизма, детей и человеческие отношения. Теперь передо мной — профессиональный коуч, которая делится своими успехами и успехами учеников.

От бухгалтерии — к работе с людьми

— Мы дружим с тобой много лет. И сейчас ты все еще молодая, не боишься быть смешной, вcе такая же искренняя и открытая. И все так же занята. Однако я в столь же редкие свободные часы вижу перед собой другого человека. И дело, мне кажется, не в том, что ты живешь в Иерусалиме, руководишь личным проектом Personal Development Center, счастлива и красива. Ты изменилась внутренне, и ты делаешь что-то совсем другое. Что ты назовешь главным изменением в своей жизни?

— Знаешь, ты права и не права: важно все — и Иерусалим, и личное счастье, и время, и люди рядом. Каждый из этих факторов сильно влияет на то, как я живу и чувствую себя, влияет постоянно, каждую минуту. Но, наверное, самое основное, корень всего — это то, что я нашла свое призвание. Я занимаюсь тем, чем хочу, могу и должна; нет, я даже не занимаюсь, я так живу, как хочу, могу и должна; должна с точки зрения предназначения, хоть это и очень пафосно звучит. Это трудно объяснить, но это хорошо чувствуешь: когда ты находишь свой путь, все вокруг начинает поддерживать тебя.

— Традиционная формула «нашла свое призвание, на мой взгляд, не совсем тебе подходит. Ты кардинально не меняла свою сферу деятельности. Или я ошибаюсь? Поверхностный взгляд со стороны показывает, что ты и 10, и 15 лет назад организовывала и проводила тренинги, работала с людьми в группах и индивидуально, занималась психологией. Что-то изменилось?

— С одной стороны, это так: я не искала себя в другой сфере. После нескольких лет работы по первой специальности — бухгалтер-экономист, я сделала свой выбор — стала работать с людьми. И с 25 примерно лет занимаюсь только этим: получила второе высшее — психологическое — образование в Киевском университете, во время учебы и после нее посещала все доступные курсы, семинары и мастер-классы по методикам групповой психокоррекции, и я работала-работала-работала, применяя это на практике. Бесценный, хотя и очень тяжелый временами опыт работы в женской еврейской организации с жертвами бытового насилия, восстановительная помощь жертвам теракта 11.09 в Нью-Йорке. В то время мне стали доступны малоизвестные тогда в России и на Украине методы психологической поддержки и вывода людей из кризисных травматических состояний. Тогда же я сделала первый шаг в еврейское самосознание.

Следующий виток спирали — Институт раввина Адина Штейнзальца в Москве. Снова учеба — на сей раз очень глубокое погружение в мудрость веков фундаментальной иудаики, философию жизни и отношений с собой и миром в традиции древней еврейской культуры. И работа: уже самостоятельная адаптация методик групповой работы к задачам обучения не в критических ситуациях, а в ситуациях поиска себя, своего пути. Появлялись и применялись новые методы работы, обучения, мотивации, передачи знаний. Я участвовала в создании Центра неформального еврейского образования «Меламедия», стала его директором. В это время стала заниматься личным психологическим консультированием людей не только в острых кризисных состояниях, а вполне благополучных и успешных, но также нуждающихся в психологической поддержке.

— И что было важнее? Практика? Обучение?

— И то и другое связаны неразрывно. Но все же самым главным был процесс понимания и практика работы над собой, поиск своего пути. Учась задавать вопросы другим, я задавала их себе. И именно тогда поняла главное: нельзя дать человеку готовый рецепт. Каждый задает свои вопросы и находит свои ответы. И находит их в себе. И только такой ответ — из себя, изнутри — верен. И я не могу знать истины для другого. Потому что каждый человек уникален. Это высказывание Гилеля стало с тех пор главным слоганом моей жизни.

— И дальше ты стала…

— Я нажала кнопку «стоп». Поняв, что я достигла потолка и почувствовав, что расти сама здесь уже не могу, я остановилась и буквально начала все сначала. Уехала в Иерусалим, начала свою работу вне организации, открыла свой центр и стала учиться коучингу. Я поняла, что хочу помогать людям не просто что-то узнать, а менять свою жизнь в нужном им направлении — коучинг оказался для меня правильным методом: он не про обучение, а про помощь конкретному человеку. И не обязательно человеку в проблеме или катастрофе — любому человеку, в том числе успешному и благополучному.

Пообщавшись и познакомившись со всеми ведущими коучами/авторами систем в Израиле, прочитав все, что было доступно в книгах и интернете, я сделала выбор и стала подробно изучать коактивный коучинг — школу, менее всего известную на русскоязычном пространстве. Он привлек меня помимо общих подходов коучинга именно сотворчеством, совместной деятельностью клиента и коуча, где оба активно участвуют в процессе поиска вопросов и ответов. Я прошла через авторский коучинг сама — это перевернуло мое представление о себе. И только после этого стала применять коучинг в работе.

Осознанность и ответственность

Несия Фердман

Несия Фердман

— Итак, ты теперь коуч? Скажу честно, большинство людей представляют себе коучинг несколько не так, как выглядит твоя деятельность сейчас.

— Все так, классический коучинг — методика, в принципе, индивидуальной работы с клиентом над его проблемой; и это я делаю до сих пор с большим удовольствием. Но меня всегда вдохновляла групповая динамика — это то, что никак не изменилось в моих подходах. Я стала применять методы коучинга в групповой работе. Сначала понемногу, на уровне базовых принципов и подходов. Например, я всегда прошу на групповой сессии задавать вопросы, уточнять, перебивать. Я прошу каждого участника даже большой группы идти к своей цели и брать на себя ответственность за ее достижение, даже в рамках одного тренинга или семинара.

Я очень много и часто стала использовать формы работы в малых группах и парах на основе коучинговых методик слушания и задавания вопросов. Понемногу стала обучать на тренингах методам коучинга. И случилось чудо: во взаимодействии с группами людей, в поиске ответов на разные (незапланированные мной) вопросы, в совместных оценках и обсуждениях стали рождаться новые приемы, новые методы и алгоритмы. Сначала раз в полгода. Теперь примерно 1 раз в 15 минут (смеется). Некоторые из них являются одноразовыми — то есть работают только для конкретного человека, но многие оказываются системными и продолжают жить уже в новых группах.

— Давай чуть конкретизируем ситуацию. Сейчас для Москвы и москвичей ты предлагаешь три формы работы, собственно, три проекта. И все три стартовали в этом году: открытые тренинги из серии «Инструменты коучинга», выездной семинар «Пробуждение силы» и Школа коучинга. Можешь вкратце объяснить, чем они отличаются друг от друга и что в них общего кроме тебя?

— Проще начать с общего. Все проекты направлены на то, чтобы дать людям в руки новые понятные инструменты коммуникации. Это инструменты коучинга, которые я считаю самыми экологичными формами взаимодействия, так как они категорически отрицают любую возможность внедрения в чью-то голову своих мыслей, своих знаний, а лишь позволяют углубить понимание каждого, показывают, как полезно быть внимательным, учат широте взгляда на себя и на то, что вокруг, учат видеть новое и по-новому.

— То есть это развернутая система обучения новым способам коммуникации.

— В том числе. Различие, например, в том, что открытые тренинги больше направлены на навыки коммуникации с другими людьми, «Пробуждение силы» — это про диалог с самим собой, а «Школа коучинга» — это уже новые способы взаимодействия с миром. Такая матрешка получилась. Мы же люди, и мы проявляемся в этом мире только во взаимодействии. Мы общаемся всегда: с другими, с собой, с обществом и системами в целом, с космосом. Даже произнося одну фразу, мы меняем что-то вокруг. Не говорю уже о том, что, если мы создаем бизнесы, работаем с большим количеством людей, принимаем решения, затрагивающие других людей, — мы меняем мир! Да подумать о семье, о близких, о детях… здесь наше влияние поистине безгранично.

— Открой нам здесь секрет, пожалуйста. Что самое главное, каков главный принцип экологичной коммуникации?

— Осознанность и ответственность. Четкое понимание того, кто ты, кто рядом с тобой, что ты делаешь, к какой цели сейчас движешься. И полная ответственность за результат своих действий.

— И тогда получается, что обучение эффективной коммуникации — это прежде всего осознание и осмысление себя самого?

— Однозначно. Если ты не понимаешь, кто ты, что и зачем ты делаешь, если ты не отвечаешь за себя и ситуацию — твоя коммуникация будет в лучшем случае неэффективной; в худшем — вредной и опасной. Это то, что я поняла, и то, что я передаю другим. Об этом очень сложно рассказать — у меня нет много общих правил и общих рецептов. Поэтому я не пишу статей «10 простых способов сделать другого счастливым». Я обучаю этому в непосредственном общении, передаю опыт «от сердца к сердцу». И это не только мой опыт — это опыт каждого в группе, каждого участника. И я постоянно учусь сама — у каждого ученика, в каждом диалоге.

Знаешь, важно понять еще один секрет: когда ты честно ищешь ответ на важный вопрос — ты всегда осознаешь себя. Потому что твой ответ — это тот, который родился у тебя, как твой ребенок, твой продукт. И он уже был в тебе — иначе бы ты не задавал этот вопрос. Поэтому я не даю тебе ответ — я только создаю условия для того, чтобы ты смог его найти и найти в себе. Эти условия и есть инструментарий коучинга. И главный мой инструмент — абсолютная вера в то, что каждый может найти все СВОИ ответы на свои вопросы. Я просто обеспечиваю поддержку, иногда освещаю пространство вокруг, иногда не даю сдаться и отчаяться — ответы каждый находит в себе. И каждый находит свой ответ.

— Как ты это делаешь? Этот вопрос задает тебе, мне кажется, каждый, кто сталкивается с тобой в работе.

— Очень просто. У каждого осознанного человека, как правило, есть главный вопрос — как достичь своей цели? И мы вместе проводим инвентаризацию ценностей, ресурсов, возможностей и уже на этой базе строим алгоритм использования их или наращивания в достижении цели. Правда, часто оказывается, что есть необходимость правильного выбора цели — опять же именно своей цели, а не социальных норм, и здесь снова работает погружение в себя, в мир своих возможностей. В эффективной коммуникации принципиально важным является научиться понимать и ценить себя — иначе ты никак не сможешь понимать и ценить других, а поняв себя, ты сможешь научиться уважать другого.

— Вот простым это не выглядит совсем.

— Зато это очень увлекательно для каждого. Самое увлекательное путешествие — вовнутрь себя; самое важное открытие — открытие и принятие себя, ведь там, внутри, все — и любовь, и сила, и уважение. К себе и другим. Я просто могу помочь тебе открыть двери и включить свет. Могу помочь увидеть себя во всей полноте. Ты знаешь, это такое счастье — видеть, как человек узнает себя.

Мыслители из штетлов

— На кого рассчитаны твои программы? Есть ли кто-то, кого ты не примешь к себе?

— Мои программы нужны всем! (Хохочет.) Просто есть такие, кому не стоит тратить время и деньги на участие в моих проектах — это люди, которые не хотят или пока не готовы ничего менять, не готовы действовать. Для них это однозначно не будет вредным, но и полезным не будет — просто получат еще одну порцию знаний, которые не будут использованы. Но таких я не знаю; наверное, мне везет. Есть одно общее качество у тех, кого я жду на своих программах и на кого я рассчитываю и нацеливаю их: это люди, которые хотят больше. Больше возможностей, больше результатов, больше людей вокруг, больше открытий, больше вызовов, больше успеха. Это не про амбиции — это про умение жить на полную катушку.

На тренинги «Инструменты коучинга» можно приходить всем — и студентам, и зрелым руководителям. Я убеждена, что это будет полезно любому — получить прикладные, конкретные инструменты, которые легко использовать в любой практической ситуации, и инструкцию по их применению. Да и на «Пробуждение силы» ограничений, в общем-то, нет — уточнить или определить свою цель, выйти из тупика, лучше узнать и оценить себя, может быть, нужно в любом возрасте и в любом статусе. Практика показывает, что обычно на семинаре оказываются люди, которые находятся в начале нового этапа и зачастую в ситуации достигнутого успеха — им есть чем гордиться и хочется двигаться дальше. Это может быть и совсем юная девушка, только что получившая диплом (красный, конечно), и суперуспешная бизнесвумен: новый этап у обеих, и обе хотят сформулировать новую цель и двигаться к ней эффективно. Путь-то каждый ищет свой.

— Ты планируешь проводить «Пробуждение силы» в Москве или Подмосковье?

— Нет. Сегодня это принципиально для меня — я провожу этот семинар в Иерусалиме. Я не могу точно объяснить, почему так, но место имеет значение, я это точно знаю. Да и разрыв рамки в таких ситуациях полезен. Москва все-таки очень сильный фон дает, создает свой контекст.

— Ты не любишь Москву?

— Я обожаю Москву! Я прожила и проработала здесь 11 очень ярких, очень важных для меня лет. И люди, и город определили для меня многое из того, что есть сейчас во мне. Москва для меня — это темп, это динамика, это сила. Москва — это активность, целеустремленность, прорыв. Москва — это место силы и место сильных, мне она всегда напоминает автомобиль: или ты за рулем — или он тебя переедет. Но здесь очень трудно остановиться — это как горная река, а на «Пробуждении силы» остановиться необходимо.

Иерусалим — другой совсем. Для меня это дом, семья, это любовь. Это мир и гостеприимство. Это вечность и покой. В Иерусалиме всегда хорошо всем, мне кажется. Я всегда говорю, что живу в Иерусалиме — это для меня не совсем то же, что «я живу в Израиле».

— А родной город?

— А родной город мой — Казатин, это такое крошечное место недалеко от Киева. Его даже на карте нет. Это детство мое, это мама. Я всегда говорю, что я из Казатина, не пытаюсь придумать что-то столичное. Когда-то рав Штейнзальц писал, что все великие еврейские мысители были родом из штетлов. Казатин — это мой штетл. Может быть, это сделает меня великой? (Смеется.)

— Мы не поговорили про Школу коучинга и ее учеников. Или там тоже программа для всех?

— Вот тут я ввожу некоторое ограничение. В школу я приглашаю и принимаю только людей взрослых, имеющих уже опыт самостоятельного построения и поддержания серьезных отношений. Это люди, которые уже знают по себе, что такое успех и что такое неудача, это люди, которым уже есть чем делиться друг с другом. Важно, что эти люди имеют опыт построения систем — бизнесов, организаций, семьи. Они уже умеют брать на себя ответственность за процесс. И это обязательно люди, у которых есть высокая самооценка и самоуважение. При приеме в Школу коучинга я провожу индивидуальное анкетирование — мне важно познакомиться с каждым, ведь это групповой процесс — и каждый участник его формирует, в Школе — больше, чем где бы то ни было.

— И с чем люди выходят с программ? Что у них в руках?

— С тренингов — с инструментарием и инструкциями по применению в конкретных ситуациях. С «Пробуждения силы» — с планом конкретных действий по достижению поставленной и выверенной цели, более того, с известным им способом составления такого плана, его корректировки и согласования. Бонусом обычно оказывается формулировка «И что сидим? Погнали!».

Выпускники Школы — с освоенными методиками работы со всем спектром ресурсов. Полным. Методиками и алгоритмами определения и корректировки целей, оценки всего имеющегося потенциала, ревизии ресурсов и выбора путей, принятия решений. Выходят каждый со своим индивидуальным алгоритмом и даже знанием о том, как его строить самостоятельно. В принципе, на Школе я учу коучингу, но только 10% выпускников принимают решение заниматься коучингом профессионально, большинство берет метод на вооружение для реализации в собственной жизни и в профессии.

Но мы же все понимаем: результат очень сильно зависит от самого человека — я могу предоставить возможности и предоставляю их по максимуму, во всяком случае, стараюсь. А каждый сам определяет, что он берет и как ему это использовать. Для меня самое главное — видеть, как человек применяет эти методы к своей собственной жизни. Заешь, это чудо. Когда человек берет на себя ответственность за свою жизнь, осознанно определяет алгоритм своих действий — и ты можешь это наблюдать и быть частью этого. Это правда чудо.

— Несия, последний вопрос. Есть ли в твоей жизни человек, которого ты считаешь самым успешным твоим учеником? Самым успешным твоим проектом? Которым ты гордишься и которого ты можешь назвать примером эффективности твоего метода?

— О, это совсем несложно. Такой человек есть, и ты его неплохо знаешь. Это Несия Фердман. Я — самый главный свой ученик, главная экспериментальная площадка своей методики, я — человек, который действительно реализует принципы моего коучинга в жизни, и я горжусь его результатами. Самое главное, что этот человек знает, куда он идет; знает, как ему выбрать путь; знает, в чем его ресурсы и как безграничны его возможности… но самое главное — он хочет больше.

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>