МОСКВА: Летние детские лагеря


Лагеря

Родиной еврейских детских лагерей, что не удивительно, стали Соединенные Штаты, первые кемпинги появились там в 20-х годах прошлого века. Поначалу лесные и приозерные палаточные городки мало отличались от американских, а главных задач у них было две — дать детям мегаполисов летнюю передышку от агрессивной городской среды и интегрировать детей еврейских эмигрантов из Восточной Европы в американскую действительность. Еврейскими же эти лагеря были лишь по составу участников. Но уже в 30–40-х, когда число их дошло до нескольких сотен, четко обозначилась основная миссия: обучение детей традиции и культурному наследию еврейского народа.

В 50-е лагерное движение охватила новая идея: сформировать из еврейской молодежи лидеров будущего — отныне за город едут не только отдыхать, но и учиться и создавать связи на всю жизнь! И поездки эти считаются важной частью еврейского неформального образования. Тогда же зарождаются и религиозные лагеря, где подростки получают то, что не всегда доступно им в повседневной жизни, — круглосуточное погружение в атмосферу иудаизма с кашрутом, соблюдением шабата, утренними и вечерними молитвами. Рав Берл Лазар вспоминает, что главным желанием его отца, инициировавшего в середине ХХ века всемирную систему лагерей «Ган Исроэль», было показать детям, что соблюдение заповедей — это не тяжкий труд, а прежде всего радость, что дети могут играть и учить Тору, играть и соблюдать мицвот.

В России же «лагерная революция» произошла лишь в начале 90-х благодаря поддержке иностранных фондов и миссионерскому труду зарубежных вожатых. Советские еврейские дети, у которых поездка в лагерь ассоциировалась с овсянкой, тоской тихого часа и строевой дисциплиной, обнаружили, что лагерь может быть тем местом, которое покидают со слезами на глазах, и — главное! — где тебя окружают единомышленники.

«После второго класса я побывал в советском пионерлагере и принял решение больше никогда в подобные места не ездить. А в еврейский лагерь попал, когда мне было уже 18 лет. Без этого я бы, наверное, так и не открыл для себя еврейский народ и Израиль. Там я увидел, что мадрихи-израильтяне такие же люди, как мы, даже носы у нас похожи. В 90-е годы еврейство не ассоциировалось у меня с чем-то живым и веселым, но в лагере я словно очутился в другом мире, в маленьком Израиле. И сейчас мы хотим того же в наших лагерях — чтобы ребята не только изучали тексты, но и веселились, получали удовольствие, чувствовали свою общность с окружающими», — вспоминает рав Элиша Хенкин, директор «Мидраша Ционит».

Но что намного важнее — лагеря оказались мощным толчком для возрождения еврейского самосознания в бывшем Советском Союзе. Вслед за детьми к корням пришлось возвращаться и взрослым.

«Много лет назад родители отправили меня в еврейский лагерь, не особо задумываясь о том, как это может изменить меня. Сами они тогда совсем ничего не знали о еврейской жизни, ну а сейчас понимают, что такое шабат, в какой последовательности зажигают свечи на Хануку, и для меня это очень ценно. Мне кажется, мы стали тем поколением, которое возвращает традицию и еврейскую культуру в семью», — говорит Лариса Ертагаева, директор Лагеря Kaits Fest и руководитель отдела неформального образования московского отделения агентства «Сохнут».

Ну а в наше время еврейский детский отдых переживает своеобразную эпоху Возрождения: в ассортименте лагеря религиозные и светские, творческие и спортивные, лингвистические и исторические, страноведческие и научные, на русском, немецком, английском или иврите. С некоторыми — в них еще можно успеть этим летом! — мы познакомим вас в этом номере.

«УМНЫЙ ЛАГЕРЬ МАРАБУ»: ТАМ, ГДЕ ВСЕ ДЕТИ ЛЮБЯТ МАТЕМАТИКУ

Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов

Один из организаторов «Умного Лагеря Марабу» — журналист и писатель Сергей Кузнецов много лет занимается вопросами детского образования, и как отец троих детей, и как главный редактор светского интеллектуального еврейского проекта «Букник». Последние два года живет с семьей в Париже, и потому Сергей решил сделать для собственного сына и детей знакомых эмигрантов летний лагерь, где они смогут восполнить школьные пробелы.

Зачем нужен «Марабу»?

И в России, и в Европе сейчас есть много прекрасных лагерей, нацеленных на развитие у детей творчества. Ну а мы решили сделать лагерь, ориентированный на интеллектуальное развитие ребенка в самых разных областях: от математики, физики, астрономии до гуманитарных наук.

Когда мы разрабатывали лагерь для наших детей и для детей русскоязычных друзей из Европы, оказалась, что наша концепция очень похожа на то, что мы придумали бы, если бы делали образовательный лагерь для детей светских евреев из России. И для тех и для других хорошее образование является безусловной ценностью. К тому же высокообразованные русские (независимо от их национальности), попав в эмиграцию, часто оказываются в ситуации, в чем-то похожей на ситуацию высокообразованных евреев в России. Вот и получается, что «Умный Лагерь Марабу» не то для русских из Европы, не то для евреев из России.

Но несмотря на то, что к нам едет много детей из еврейских семей, а среди преподавателей много евреев, наш лагерь нельзя назвать еврейским: у нас нет кашрута или религиозной составляющей, а по составу участников лагерь интернациональный.

Не только для умников

Концепция лагеря предполагает, что в него поедут дети, которые любят учиться, однако мы отказались от предварительного отбора. Ведь родители, отправляя ребенка в «Марабу», а не в спортивный или креативный лагерь, делают определенный выбор, а значит, наши ценности совпадают с ценностями их семьи, и потому мы рассчитываем, что к нам не приедут дети, которые не хотят ничему учиться.

К тому же наши преподаватели готовы работать с любыми учениками. Куратор направления точных наук Ян Раух всегда спрашивает родителей, уверенных, что их дети не любят математику: «А бывают люди, которые не любят музыку?» Можно не любить классику или рок-н-ролл, но при этом слушать попсу или рэп. То же и с математикой: обязательно найдется такая, которая ребенку понравится, ее нужно только показать.

Ну а в гуманитарной части нашей программы два человека с совершенно разными подходами — Ася Штейн и Линор Горалик — читают с ребятами русскую классику. И мы не отбираем детей, которые ее любят — дети вообще редко любят классическую литературу до того, как им объяснили, как и за что ее можно любить. Достаточно, чтобы им вообще нравилось читать.

Лесная школа

Разумеется, мы не сошли с ума и не будем заставлять детей учиться 24 часа в сутки. У нас нет уроков в классической форме, нет домашних заданий, нет отметок. Математика и естественные науки занимают первую половину лагерного дня, но занятия проходят не у доски, а в окружении природы. После обеда есть время для активных игр, спорта, плавания, а после ужина начинается гуманитарная часть. Вечером можно понаблюдать в горах за звездами в рамках курса астрономии. Ну а в дополнение к основной программе мы хотим организовать несколько экскурсий в местный заповедник и замок, ведь лагерь находится в Корконошском национальном парке в Чехии.

Несоветский лагерь

Я ездил в советские пионерлагеря, там были не интересные мне дети, не интересные мне виды коллективных действий, плохо организованное расписание, полное отсутствие интеллектуальной пищи кроме местной библиотеки. Поэтому сейчас мы делаем то, чего не было в пионерлагерях моего детства: у нас насыщенная программа, дети близки друг другу по ценностям их семей, дети живут в маленьких комнатах, а не в спальнях на 20 человек.

У меня был и положительный детский опыт: с 7-го класса я учился в знаменитой 2-й физико-математической школе в Москве. Хорошо помню атмосферу общения с близкими мне по духу учителями и учениками, и именно это мне хотелось бы перенести в «Марабу».

Дети компьютерной эры

Родители часто спрашивают о проблеме зависимости детей от гаджетов, но я ее не вижу. Мы убеждены, что на наших уроках будет достаточно интересно, чтобы дети не лезли в телефон каждую минуту, к тому же у нас работают опытные учителя, которым хватит умения удержать внимание детей, сохранить дисциплину на занятиях. Когда я слышу про компьютерную зависимость, всегда думаю, что зависимости вообще в природе человека, и бороться с ними можно, в частности, вырабатывая какую-то полезную зависимость. Если дети будут любить учиться и работать больше, чем играть в телефон, то они будут много учиться и много работать. Но для того, чтобы это возникло, нужно, чтобы они открыли для себя, что учиться или работать по-настоящему интересно и увлекательно. Помочь им в этом — одна из задач «Умного Лагеря Марабу».

ЛАГЕРЬ «МИДРАША ЦИОНИТ»: ЕВРЕЙСКИЙ ВЕТЕР СТРАНСТВИЙ

Элиша Хенкин

Элиша Хенкин

Еврейский путь директора «Мидраша Ционит» рава Элиши Хенкина начался с лагеря движения «Эзра»: попав туда в 18 лет, юноша из светской мариупольской семьи получил первые знания об иудаизме и осознал, что готов к репатриации. После обучения в израильской ешиве, работы в израильской школе и «Сионистском колеле» в Москве рав Элиша приехал в Киев, где среди прочего руководит еврейскими лагерями, в которых, возможно, кто-то открывает для себя Израиль — так же, как когда-то он сам.  

О рождении проекта

В 2008 году из-за кризиса закрылись почти все еврейские молодежные организации, и мы в «Мидраше» решили, что это неправильно. Мы объединили мадрихов из разных организаций и договорились вместе с ними построить что-то новое. К этой работе мы привлекли и студентов, посещавших наши ханукальные семинары. Вот так и родилась идея лагерей «Тхелет». При этом опыт проведения подросткового лагеря у нас был благодаря лагерям «Бней-Акивы», которые проходили в СНГ с начала 90-х. Кстати, многие родители, которые были участниками «Бней-Акивы» в прошлом, с ностальгией вспоминают те года и уже своих детей с радостью отправляют к нам, в лагеря «Тхелет» как продолжателя традиции «Бней-Акивы», «Эзры» и т. д. Ну а сегодня в Грузии мы предлагаем подростковый, студенческий и семейный лагеря, большей частью которые мы готовим в сотрудничестве с Еврейским Агентством «Сохнут».

О правилах

Некоторые считают наш подростковый лагерь религиозным, поскольку у нас есть кашрут и соблюдаются религиозные традиции — встреча субботы, субботние трапезы и молитвы. Но я утверждаю, что это не совсем так, поскольку у нас не закрытое заведение, где девочки и мальчики разделены и царит строгая атмосфера — именно таким обычно представляется религиозный лагерь. Молитва у нас не обязательна для всех, ее можно заменить разговором о молитве и жизни с кем-то из преподавателей. А мальчики и девочки хотя и живут на разных этажах, в отрядах и в столовой находятся вместе, и это для нас принципиально! Поскольку не принято в современной русскоязычной традиции разделять девочек и мальчиков, им это непривычно.

О страноведении через призму еврейства

В 2014 мы были в Литве, а в этом году едем в Грузию. А раз уж дети находятся в другой стране, нельзя ее не показать. В Грузии мы запланировали множество экскурсий — в Тбилиси, Кутаиси, на завод минеральных вод, в пещеру Прометея, в город влюбленных Сигнахи — и к каждой из них будем готовиться. Например, перед поездкой в Кутаиси поговорим о советском сопротивлении, о стремлении советских евреев выехать в Израиль, о письме грузинских евреев в ООН. На самих же экскурсиях дети самостоятельно познают город — ходят «по станциям» или участвуют в квесте.

О занятиях в лагере

Каждое утро мы начинаем с изучения какой-то темы. В Грузии поговорим о коленах Израиля, о Вавилонском плене, об Ассирийском плене. Почему именно об этом? Существует мнение, что грузинские евреи — потомки тех евреев, которые попали в ассирийский плен в первый галут. Существует также внутригрузинская легенда о том, что грузины — это потомки евреев, перешедших в христианство. Вот мы и будем обсуждать — существуют потерянные колена или нет.

В лагере есть мастерские, где можно поделать что-то своими руками. Например, в Грузии мы будем готовить местные блюда, работать с глиной, изучать виноделие.

Ну а игровая часть лагерной программы, по задумке мадрихов, в этом году будет сделана по фильму «Голодные игры» — мы как будто окажемся в тех временах, которые наступили после завершения кино — добро победило, для человечества настала новая эра.

О хеврутах

Мы придумали формат «хеврут»: ребята у нас изучают источники не коллективно, как в других лагерях, а один на один, разделившись на пары. Они работают с текстами, которые связаны с темой дня, а это может быть как текст из Талмуда, так и из Лермонтова, который много писал о Грузии.

Мы хотим, чтобы к нам в лагерь ехали дети, которые чувствуют связь с еврейским народом, переживают за него. Если этой связи нет — ребенку у нас будет скучно, ведь ему придется много говорить на еврейские темы.

О лагере без политики

К нам приезжают ребята из Украины, Белоруссии, Молдовы и России, и мы не боимся, что политические разногласия между странами отразятся на детях. Ведь мы собираемся говорить прежде всего о еврейском народе, а не о других, о нашей стране Исхода, а не о других государствах. В прошлом году мы проводили подростковый лагерь летом, когда уже шла война, и из-за этого у нас не было ни одного конфликта.

ЛАГЕРЬ KAITS FEST: ФЕСТИВАЛЬ ЕВРЕЙСКОЙ И ИЗРАИЛЬСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Лариса Ертагаева

Лариса Ертагаева

Лариса Ертагаева впервые поехала в лагерь в 12 лет, когда выросла, вернулась вожатой, а затем и директором лагеря, получив работу своей мечты. По образованию социолог, окончила МГУ и ВШЭ. Три года назад возглавила отдел неформального образования в московском подразделении еврейского агентства «Сохнут». До сих пор дружит с теми, с кем познакомилась в лагерях еще ребенком, верит, что это навсегда.

Для кого этот лагерь

Лагеря агентства «Сохнут» предназначены для ребят, которые интересуются еврейской и израильской культурой. Они считаются светскими, к нам одновременно приезжают мальчики и девочки, однако у нас есть все возможности для соблюдения шабата и кашрут. Мы никого не принуждаем к соблюдению, но предоставляем такую возможность. Бывает, дети впервые пробуют соблюдать шабат именно в лагере, ведь вожатые всегда готовы им в этом помочь.

Мы хотим, чтобы после смены у детей появилось желание узнавать что-то новое о культуре Израиля, о самой стране, а также о традициях еврейского народа. Около трети нашей команды израильтяне, и дети все время их о чем-то расспрашивают, например, об увлечениях израильской молодежи или службе в армии.

Возрастное равенство

На занятиях мы не делим ребят по возрасту, это помогает детям с разными интересами учиться взаимодействовать друг с другом. Мы решили уйти от привычных для лагерей возрастных групп, поскольку старшие ребята обычно доминируют, а дети помладше чувствуют себя несколько ущемлtнными, им хочется, чтобы к ним относились как к большим.

Избавление от «гаджетозависимости»

Мы не забираем у детей планшеты и телефоны, в свободное время они могут ими пользоваться. Но его остается так мало, что уже на третий день ребята даже не смотрят в сторону гаджетов. Доходит до казусов: бывает, они забывают даже позвонить родителям, а те в панике звонят нам, чтобы узнать, почему с сыном уже три дня нет связи. А мы говорим: «Так вот же он, сейчас пробегает мимо нас!»

Лагерный день от «а» до «я»

Обычно лагерный день начинается с утреннего сигнала и радиопередачи, которую готовят сами ребят. Затем все идут на «бокер-тов» (зарядку), занимаются по желанию разными видами спорта или танцами. После завтрака — групповые занятия по еврейско-израильской философии, истории, личностям или традиции. В первый день лагеря ребята сами решают, к какой группе они хотят присоединиться, мы даем полную свободу выбора. Днем можно поспать, поплавать в бассейне, сыграть в футбол или сходить на творческий мастер-класс. Ну а после обеда работают творческие мастерские, где обучают, например, израильским танцам, созданию мультиков, ведению дебатов или оказанию первой медицинской помощи (этот класс вел вожатый, отслуживший в израильской армии). После ужина — массовые мероприятия с еврейским компонентом. Однажды мы проводили ролевую игру по тематике советских отказников, и потом некоторые ребята рассказывали, что, хотя и слышали об этом от родителей, думали, это какая-то очень давняя история, удивлялись, что все это было совсем недавно.

Лагерь, который не отпускает

У нас очень сильна преемственность, многие наши воспитанники, вырастая, едут в лагерь в качестве мадрихов. Среди вожатых есть как студенты, которые приезжают во время каникул, так и люди, которые специально берут отпуск на работе или даже в армии, чтобы поработать в лагере — это настоящие фанаты своего дела. Лагерь очень затягивает, это возможность реализовать себя, завести новых знакомых, а также поработать с новым поколением.

Режим безопасности

Перед началом смены служба безопасности осматривает всю территорию лагеря, во время смены она охраняется, а детям запрещено выходить за ограду. У нас чрезвычайно высокие стандарты безопасности, но это накладывает и определенные ограничения: например, мы не ходим с детьми в походы и не разрешаем им без экстренной необходимости покидать ночью свои комнаты.

Лагерь как терапия

Иногда именно в лагере сложные дети неожиданно находят себя. К нам когда-то приехал мальчик, которому из-за проблем с учебой и поведением пришлось сменить несколько школ. А у нас он стал уверенным в себе, получил признание коллектива. Именно такие истории перемен заставляют наших вожатых не спать ночами, работать на износ. Они и придают смысл нашей работе.

J-CAMP: ТЕРРИТОРИЯ ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ

Елена Захарова

Елена Захарова

Административный директор лагеря J-Сamp Елена Захарова занимается проектами в области детского еврейского образования уже 20 лет, а с 2005 года официально представляет организацию «Таглит» в СНГ. В резюме — дипломы математика, актрисы, работа в Израильском культурном центре и управление собственным event-агентством. На работу с детьми Елену вдохновил ее школьный классный руководитель — ныне главный столичный защитник детских прав Евгений Бунимович.

Об идеальном лагере

В 2011 году мы совместно с фондом Генезис решили придумать такой лагерь, в который нам хотелось бы отправить собственных детей; с настолько качественной программой и условиями, что в него с удовольствием поехали бы даже дети состоятельных родителей, побывавшие в лагерях разных стран.

Что касается традиционного еврейского содержания, с одной стороны, у нас есть кошерное питание, раввин, машгиах, с другой — нет утренней молитвы. Для нас еврейская культура — понятие широкое, и религиозная составляющая — лишь ее часть. Иногда меня спрашивают — а что означает «еврейский лагерь»? Я объясняю так: в школах обсуждают, что такое хорошо и что такое плохо, на примерах из Пушкина, Лермонтова, Достоевского, ну а мы говорим на важные для ребят темы, опираясь на примеры из еврейской и современной израильской культуры, истории, традиции.

О разделении труда

В большинстве лагерей мадрихи как бы умеют все — петь, танцевать, играть на барабанах и так далее. Но мы считаем, что вожатый — это отдельная профессия, для которой нужны определенные навыки, например, у большинства наших ведущих высшее психологическое и педагогическое образование. А учитель танцев, живописи или спортивный тренер — это совсем другая специальность. Поэтому вожатые у нас отвечают за групповую динамику — ведут группу, а педагоги занимаются образованием в своих узких профессиональных рамках.

О неформальном образовании

Дети — это такие же люди, как мы, только маленького роста. Мы не обучаем их в формате школьного урока, а исследуем вместе с ними ту или иную тему и находим в ней личный интерес. Например, у всех людей есть собственная «точка входа» в еврейство. Кто-то родился в религиозной семье, всегда соблюдал шабат и ел кошерную пищу, у кого-то интерес появился благодаря еврейской литературе, культуре, родственникам или поездке в Израиль, ну а кто-то просто влюбился в еврейского мальчика или девочку. Поэтому мы рассказываем обо всем так, чтобы каждый человек мог найти то, что именно ему близко и интересно.

В прошлом году мы посвятили два дня волонтерству. Одни ребята поехали играть с детьми в детский дом, другие устроили концерт в онкоцентре, кто-то отправился на чаепитие в дом престарелых, кто-то работать в приют для животных, а кто-то — убирать еврейское кладбище. То есть каждый ребенок мог найти собственную «точку входа».

О сотрудничестве вместо соперничества

Мы не любим и не делаем никаких соревнований. Кажется, что всем хочется соревноваться и побеждать. Но на самом деле для многих это ужасный стресс, слезы и море негатива. А мы хотим, чтобы в лагере человек развивался, рос и чувствовал свою силу, поэтому мы показываем, что проще добиваться цели не соревнуясь, а сотрудничая.

О лагерном танце

Среди наших любимых развлечений — J-танец, который мы придумали еще в 2011 году. Мы исполняем его несколько раз в день, движения уже выучили даже родители. Бывает, мы включаем мелодию танца по радио, чтобы собрать всех детей, которые разбрелись по территории лагеря. Услышав музыку, они вдруг выползают из разных щелей и бегут на площадь, чтобы потанцевать.

О счастливых детях и родителях

В родительские дни мы делаем большую развлекательную программу, чтобы взрослые и дети не уходили в лес на шашлыки, а имели возможность хорошо провести время вместе. Очень важно, чтобы людям друг с другом было хорошо, ведь тогда КПД всего в жизни повышается. Как говорит наш педагогический директор Дима Зицер, главная задача родителя — самому быть счастливым. Потому что у счастливых родителей растут счастливые дети.

Об уроке свободы

Мы хотим, чтобы дети вынесли из лагеря любовь, счастье, друзей, хорошее настроение. Хочется верить, что кроме еврейства ребята в нашем лагере пробуют на вкус и такие вещи, как свобода, выбор, собственное мнение, ведь именно это формирует человека. К сожалению, современная система образования дает человеку очень мало выбора: в школе за ребенка решают, что ему изучать, дома — что ему есть. Мы же хотим дать детям инструменты для осознания себя в этом мире, они помогут им делать собственный выбор, выбирать собственную дорогу. Мы хотим дать человеку уверенность в себе, ощущение, что он может, если захочет, сделать в жизни шаг к тому, что ему в жизни важно и ценно.

ЛИЦА ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ: ВОЖАТЫЕ

Егор Одинцов. J-Camp

Егор Одинцов

Егор Одинцов

24 года, живет в Москве, женат на красавице. По первому образованию стоматолог, по второму — кинематографист. Работает кинопродюсером, участвует в создании фильмов исторической тематики, организовывает 1-й Московский еврейский кинофестиваль.

Вожатым обычно мечтает стать любой ребенок, который приехал в по-настоящему интересный лагерь, ведь вожатым иногда быть даже увлекательнее, чем ребенком. Для многих эта работа хобби, летнее развлечение на время студенческих каникул, но в нашем лагере все серьезно — все без исключения вожатые проходят подготовку в Школе педагогического искусства. Но, несмотря на это, в первые дни работы в качестве вожатого я волновался, словно держал в руках что-то большое и хрупкое и боялся уронить. Ведь мы имеем дело с очень тонкой материей — человеческой личностью, а тут главное — не навредить. Важно понять, что мы не должны никого ничему учить, нужно лишь создать гармоничные условия для развития ребят.

Чтобы поехать в лагерь, мне приходится брать отпуск на основной работе. Меня мотивирует встреча с хорошей компанией, а также возможность саморазвития и самоанализа — ведь все это часть педагогической работы.

Виталий Тихий. «Тхелет»

 

Виталий Тихий

Виталий Тихий

 

36 лет, живет в Харькове. Окончил Харьковский государственный экономический университет и Институт стран Азии и Африки МГУ. В 1999 году прошел курсы мадрихов в агентстве «Сохнут». Директор курсов подготовки ведущих в области неформального еврейского образования «Хилазон колледж», мадрих студенческого лагеря «Тхелет», директор подросткового «Тхелета».

 

Когда я только начал работать в лагере, моей напарницей была молоденькая девочка из Израиля, которая тоже приехала в качестве вожатой впервые и не понимала ни слова по-русски. Так что начало оказалось очень стрессовым, но в итоге все вышло отлично, мы быстро подружились с ребятами.

Однажды ради поездки в лагерь мне пришлось притвориться больным и пропустить зимнюю сессию, а потом сдавать хвосты во время зимних каникул. По иронии судьбы, как только я сдал последний экзамен, действительно тяжело заболел воспалением легких.

Как-то моя воспитанница — девочка лет девяти — сделала мне потрясающий подарок, который запомнился мне навсегда. Проснувшись рано утром, я увидел возле двери своей комнаты граненый стакан, в котором были зеленые листья и три живые улитки, рядом лежала трогательная детская записка: «Витаику». Ради таких моментов и стоит терпеть вечное вожатское недосыпание и недоедание!

Илья Кикоин. Kaits Fest

Илья Кикоин

Илья Кикоин

 

27 лет, родился в Минске. Репатриировавшись в Израиль, отслужил в армии. Сейчас работает звукорежиссером в театре и в ночных клубах. Несколько раз в год ездит работать в московские, белорусские и украинские лагеря агентства «Сохнут».

 

В детстве я ездил ребенком в сохнутовские лагеря, мне это очень нравилось. После репатриации в Израиль я надолго выпал из системы неформального образования. Но, поскольку мне всегда было интересно работать с детьми, с радостью откликнулся на предложение моих друзей-мадрихов и прошел курс подготовки в школе вожатых.

Я отслужил в израильской армии, и детям очень интересно все, что с этим связано, мне всегда задают миллион вопросов. Я провожу курсы самообороны и обучаю воспитанников практическим вещам, которые узнал в боевых частях: как правильно ставить палатку; как приготовить себе обед, не имея под рукой ни сковородки, ни кастрюли; как правильно маскироваться и как ходить, чтобы тебя не было слышно; как оказывать экстренную помощь в полевых условиях.

Очень важно получать удовольствие от того, что делаешь. Ведь, когда ты счастлив на работе, это передается и детям, они заряжаются твоей энергией. Стать хорошим мадрихом можно, только если у тебя к этому лежат душа и сердце. Я хочу показать детям, что это такое — жить в Израиле. Хочу, чтобы они больше узнавали о стране, чувствовали себя евреями, ну и, разумеется, хорошо проводили в лагере время.

 

Борух Белов. «Ган Исроэль»

Борух Белов

Борух Белов

 

24 года, является волонтером московской школы «Месивта», которую когда-то окончил. Учился в ешивах в России, Америке и Израиле. Работа с детьми у Боруха в крови: у него 12 братьев и сестер, сам он один из старших.

Вожатым я решил стать еще в школе, когда в старших классах участвовал в разных программах для детей. И в первое же «послешкольное» лето, уже обучаясь в ешиве, прошел курсы для вожатых и поехал в лагерь. С тех пор, с 2008 года, не пропустил ни одной смены в «Ган Исроэль». Помню, в первый день в качестве вожатого переживал из-за огромной ответственности, которая на меня возложена. Ведь мне поручили младший отряд, и мне приходилось не только помогать детям справляться с заданиями, но и заботиться о том, чтобы они получали только положительные эмоции.

В моем понимании главная задача вожатого состоит в том, чтобы стать ребенку не только другом, но и в некотором роде наставником, примером. Ну и, конечно, сделать так, чтобы дети могли отлично провести время и завести новых друзей.

Одним из самых ярких моментов в моей лагерной биографии стала победа моего отряда в общелагерном соревновании в конце смены. Я был рад, что хорошо выполнил свою работу и помог своей команде победить, и одновременно был горд за ребят, которые приложили много усилий, чтобы стать первыми.

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>