МЕРАБ ЕЛАШВИЛИ: «Первые деньги я заработал в восемь лет»


Мераб Елашвили (фото: Eli Itkin)

Президент компании «ГМР. Планета Гостеприимства» встретился с основателями еврейского делового клуба Solomon и рассказал о детстве без отца, трагически погибшего во время разгула антисионистской кампании, постепенному приходу в большой бизнес, тайной и явной благотворительности, а также урокам, которые предприниматель может извлечь из кризисной ситуации

Спасибо за хорошее и плохое

— Поскольку наш деловой клуб — еврейский, давайте поговорим о еврейской составляющей в вашей жизни. Считается, что грузинские евреи и в советское время были гораздо более религиозными, чем ашкеназские. С чем это было связано?

— С общим микроклиматом. Я родился 41 год тому назад в Грузии, в поселке Кулаши. Во времена моего детства там жили 500 еврейских семей. Это место издревле считалось еврейским, ведь 90% населения составляли евреи. Раньше, говорят, в поселке было более 10 000 евреев, поэтому Кулаши еще называли Маленьким Иерусалимом. В поселке был раввин, шохет. К нам легендарный Ицхак Коган приезжал. Считалось, что в Кулаши живут большие мудрецы, там царила атмосфера Торы, знаний и мудрости.

Если вы прочтете мои первые интервью из 90-х, когда еще не было в моде открыто подчеркивать еврейство, я всегда говорил: да, я еврей, и у меня такие-то ценности. Я горжусь, что принадлежу к великому народу. Мой 15-летний сын носит кипу во многих местах. Я как-то осторожно поинтересовался у него: не боишься, что кого-то твоя кипа будет раздражать? А он не задумываясь ответил: «Я горд, что являюсь евреем». Для меня это было радостным моментом в жизни, ведь я с детства прививал ему это чувство.

— Итак, вы родились в еврейском поселке. Кем были ваши родители?

— Мой отец трагически погиб, когда мне было три с половиной года. Дело в том, что наши родственники занимались коммерцией, как все в то время, подпольным образом, были цеховиками. Как-то раз в Кулаши нагрянули сотрудники ОБХСС с рейдом. Хотели арестовать цеховиков, но собралась протестующая толпа.

Через два дня папа шел на работу. Прямо на улице подъехал милицейский воронок, его погрузили и отвезли в тюрьму, где стали избивать, требуя: «Расскажи, у кого из ваших есть цеха!» Отец отвечал, что ничего не знает. Избиение продолжилось. После усилий со стороны родственников папу из тюрьмы перевели в больницу, но было уже поздно, он умер прямо на операционном столе. Был 1977 год.

— Ужас.

— Отцу было всего 23 года. Он рано женился. Родились дети. У меня есть брат и сестра. Папа словно предчувствовал что-то, хотел по максимуму в этой жизни успеть. И нам передал свою энергетику. Мы люди верующие. Хорошее ли, плохое ли происходит в жизни — за все спасибо Всевышнему.

— Каково это — расти без отца?

— С пяти лет я в синагоге по папе читал кадиш. Раввин учил нас с братом Торе. Так мы и выросли, с детства испытывая уважение к религии. Очень помогали бабушки с дедушкой. В 1978 году дедушке удалось перезахоронить папу в Иерусалиме на Масличной горе. Если вы помните, в 1969 году 18 грузинских семей, в том числе и несколько семей из Кулаши, отправили письмо в ООН с просьбой, чтобы им помогли уехать в Израиль. Границы временно открылись. Массовый выезд евреев в Израиль начался в 1970-х годах. В 1978-м многие из Кулаши уезжали, и мы тоже должны были уехать, но дедушка передумал везти в новую страну семью с маленькими детьми, тогда в Израиле было не самое спокойное время. Поэтому могилу отца я увидел лишь в 1992-м.

Основы иудаизма вы узнавали в синагоге. А как проходила учеба в обычной школе?

— В школе я учился неплохо, но поведение оставляло желать лучшего. Я был гиперактивным ребенком, поэтому особой усидчивостью не отличался.

— Можно конкретный пример?

— Ага, я сейчас вам расскажу, а сын потом прочтет и возмутится: «Меня ты критикуешь, а сам вон как себя вел!» (Смеется.) Приходилось нередко за себя постоять. В Грузии антисемитизма было меньше, чем в других республиках СССР, но жидами иногда обзывали. Слышишь по-грузински слово «урия» — и лезешь драться.

— На каком этапе вы поняли, что хотите стать бизнесменом?

— Предпринимательская жилка у меня была с детства. Лет в восемь я заработал первые деньги. Тогда местные бабульки в ведрах разносили черешню, инжир, клубнику. Ведро — пять рублей. Мы жили в частном секторе, в большом доме, во дворе которого рос инжир. Как-то я собрал полное ведро этих ягод и продал его своей бабушке, придумав, что возле калитки пожилая женщина предлагала хороший инжир, и я купил его, заплатив свои деньги, чтобы она долго не ожидала, пока я родственников найду. Конечно, бабушка поняла мою хитрость, но ругать не стала, а только улыбнулась, глядя на предприимчивого внука.

Мой дедушка занимался бартером — отправлял из Грузии орехи и воду «Боржоми» в Японию, а оттуда отгружал технику: автомобили «тойота», холодильники и швейные машинки. Мне всегда было интересно, как дедушка работает. В 14 лет я ему заявил: «Можно я товар у тебя куплю и сам продам кому-нибудь»? Дедушка уступил мне определенное количество, я нашел каналы сбыта.

Тогда в Грузии считалось, что хороший еврейский мальчик должен стать врачом. Но дедушка сразу сказал: «У Мераба коммерческая жилка». И он был прав, я с детства хотел стать хозяином самому себе.

— Как протекала ваша жизнь после окончания школы?

— В 1991-м я поехал в Германию, там за 5000 марок купил машину, чем весьма гордился. Права получил в 16 лет, мне тогда по знакомству приписали лишние два года. В Тбилиси поступил в университет на факультет менеджмента. До Кулаши было 350 км, и я возил товары из Тбилиси к нам в поселок и наоборот. Поэтому деньги в кармане водились. Дома ведь остались мама и сестра, надо было им помогать.

А через два года нам из Грузии пришлось бежать.

— Из-за политики Гамсахурдиа?

— И без него были сложности. Небезызвестный Джаба Иоселиани организовал бандитскую группировку «Мхедриони», они расправлялись с обеспеченными людьми. Дедушка скончался в 1992-м, а через несколько месяцев нам на забор приклеили бумажку: «Если не заплатите пять миллионов, не вернем тело Иосифа». Мы сначала подумали, кто-то шутит. Направились с дядями в синагогу. Кладбище было прямо напротив нее. Молитву «Минха» прочли, сыновья кадиш сказали, и пошли на кладбище. Видим: дедушкина могила в целости и сохранности, а могила женщины, которая недавно умерла и похоронена неподалеку, — разрыта и в могиле пусто. Бандиты похитили труп женщины по ошибке.

У могилы — с автоматом

— Кому он понадобился?

— Этим нелюдям у дедушки при жизни ничего не удалось забрать, и тогда они решили выкуп за мертвого получить. И мы, его сыновья и внуки, две недели с автоматами охраняли могилу родного человека. Был громкий скандал, подключили Израиль, там эта история вызвала большой резонанс: в Грузии уже не только живых, а и мертвых похищают! Женщину потом нашли — ее труп свиньи доедали на площади возле церкви. А дедушку мы через две недели перезахоронили в Израиле.

Когда мы улетали, в аэропорту ко мне подошел боевик из «Мхедриони». Дуло на меня наставил: «Ты — сволочь, трус. Куда бежишь? Я тебя пристрелю сейчас»! Видно было, что он находился под воздействием наркотиков. А я, молодой, эмоциональный, и говорю: «Стреляй, негодяй! Но ты не сможешь, ты ведь трус!» И тут мама закричала: «Не убивайте моего сына!» Вот так мы попрощались с Грузией.

Но в этой грустной истории есть и положительные моменты, которые сформировали мой характер. Нельзя вычеркнуть из памяти детские годы, друзей, порядочных людей, которые по-доброму к нам относились.

— Осадок от произошедшего у вас остался до сих пор?

— К Грузии у меня смешанные чувства. После переезда в Россию я примерно лет 10 в Грузию ездить отказывался. Но это были эмоции — нельзя отказываться от места, где родился и вырос. Евреи поселились в Грузии 26 веков назад и всегда мирно уживались с местным населением, жили общинами, работали на совесть. В 90-х большинство евреев покинуло страну. Однако позже Грузия стала призывать всех по разным причинам покинувшим ее, в том числе евреев, возобновить связи со страной. Ощущалась нехватка в бизнесменах, инвесторах, предпринимателях евреях, они же созидатели, там, где они, все бурлит, кипит.

— Сейчас у вас есть деловые связи с Грузией?

— Наш благотворительный фонд «ГМР — Планета Добра» занимается восстановлением еврейских объектов в Кулаши. Вообще о благотворительности говорить не нужно. По еврейским законам, этим делом надо тайно заниматься, но сегодня, к сожалению, если ты громко не скажешь о благотворительности, других не подтолкнешь. Если Творец тебе деньги дает, надо делиться с нуждающимися. Цдаку с душой отдавать, ведь Б-г дал средства, чтобы перераспределить их.

И поверьте мне, Грузию я очень люблю, эта страна много значит для меня. Я до сих пор считаю и думаю по-грузински, несмотря на то что с 19 лет живу в России. Среди друзей и знакомых у меня много грузин. Порядочность от национальности не зависит.

Мне часто задают провокационный вопрос, какую страну я больше всего люблю и считаю своей родиной? В моем сердце живут Грузия, Россия и Израиль. В Грузии я родился и вырос, там прошло мое детство. Израиль — мои корни, земля предков, там живут родственники и друзья, там похоронен отец. В России я живу и работаю. Скажу так: моя маленькая, но при этом главная родина — это мой дом, где спокойно душе и царит гармония, где моя семья, дети, мама.

От успеха до дефолта

— Итак, вы оказались в России. Расскажите о своих первых шагах в новой, незнакомой стране.

— Когда я приехал в Россию, начал с того, что брал на складах технику и продавал оптом: 20 магнитофонов взял и продал. Потом стал открывать киоски. Через год понял, что надо дальше двигаться. В 1994-м занялся импортом. Привозил ковры из Бельгии, пледы Из Испании, кастрюли из Китая, с 1996-го — обувь и текстиль. Открыл склады, в Лужниках создал точки дистрибуции. Бизнес стал большим по тем меркам. Мне тогда было всего 22 года. Я всегда говорю, вы не должны быть большими, чтобы начать, но вы должны начать, чтобы быть большими.

— Чтобы создать успешный бизнес, вы занимались исследованием рынка?

— Исследование рынка было здесь (показывает на голову). Мы занимались также продуктовым бизнесом. Завезли «Нутеллу», «Киндер-сюрпризы». У продуктового склада очередь стояла, люди фурами товар забирали. Параллельно был и другой бизнес: текстиль, ковры. Наша группа тогда занимала 25% коврового бизнеса в России. Выручка приходила в наличных, мы даже не знали, что с таким количеством денег делать. Не хватало опыта, мудрости.

— Короче говоря, к вам быстро пришел успех.

— И тут начался дефолт. Сфера импорта как таковая попросту умерла. У нас пять-семь складов в Лужниках, все деньги — в товаре, а он больше никому не нужен. Пальто стоило $200 по курсу 5 рублей за доллар, стало стоить $40. А себестоимость — $150.

Как-то я поехал в Бельгию, еще до кризиса, и увидел там американскую сеть «Сбарро». Эта концепция итальянской кухни, включающая различные овощи, пасту и легендарную пиццу, мне очень приглянулась. Поначалу американцы не хотели с нами подписывать договор на франшизу — они не верили мне, слишком молодому. К тому же владелец сети не желал сына отправлять в холодную и страшную Россию.

В конце концов первую точку «Сбарро» я открыл на трех вокзалах в 1997 году. Она до сих пор там работает. Бизнес в сфере импорта и продуктовую дистрибуцию пришлось свернуть. Поначалу сидел и думал: «Куда я попал? Раньше наличные каждый день шли, а в «Сбарро» надо копейки подсчитывать». Потом открыл вторую точку на Манежной площади. За аренду в месяц платил $100 000. Ремонт стоил больше миллиона. В апреле мы открылись, и бизнес пошел на ура. А через четыре месяца — августовский кризис. То, что я продавал за $2, надо было отдавать за 50 центов.

— Какие выводы вы можете сделать, пройдя кризисные ситуации?

— Главный вывод — не надо останавливаться и отчаиваться. Человек рождается без ничего и уйдет ни с чем. Но всегда следует откладывать на черный день или в другое направление. Не надо все деньги инвестировать в бизнес. Кризис — это опыт в любом случае. Спасибо Б-гу.

И я переключился на ресторанный бизнес. Первая точка уже в 1998-м была рентабельна, но мне все еще казалось, что это полная ерунда. В месяц выручка составляла $250–300 000 с одной локации. Сегодня, чтобы добиться таких показателей, надо очень постараться. После кризиса наступил коллапс, мы вошли в минус. И тогда сотрудники добровольно отказывались от зарплаты: «Мы все понимаем, мы вас поддержим». Русский народ очень сильный духом. И я благодарен этому народу за все. Вообще Россия — страна толерантности.

Как стать миллионером в Израиле

— Легко дался переход от импорта продукции к ресторанному бизнесу?

— Эту сферу я поначалу не знал. Начинал со «Сбарро». Затем у меня рефлекс сработал — раз я зашел в этот бизнес, надо дальше развиваться. Мы начали создавать собственные бренды. Ресторан ближневосточной кухни «Восточный Базар», потом открыли и закрыли ресторан вавилонской кухни «Баш на Баш». Там подавали хумус и фалафель. Мне очень хотелось сделать аналог израильской сети «Ицик Агадоль», но российская публика эту концепцию не восприняла. В 2012 году купил сети русской домашней и японской кухни — «Елки-Палки» и «Маленькая Япония». Затем открыл сеть паназиатской кухни Yamkee — фабрика лапши, также у нас есть ресторан средиземноморской кухни Viaggo, который работает в Шереметьево, магазины «Кулинария» и кофейня «Кофесто».

Сегодня холдинг «Г.М.Р. Планета Гостеприимства» объединяет около 300 заведений. Компания работает более чем в 50 городах России и за рубежом, включая Центральную Европу. Ежедневно рестораны холдинга посещают свыше 70 000 гостей. Мы активно развиваем франчайзинговое направление бизнеса.

— В чем смысл делиться с другими своим брендом?
— Например, находясь в Москве, я не могу управлять бизнесом в Иркутске лучше местного предпринимателя. Поэтому покупай франшизу, плати какой-то процент за бренд и технологию, получай широкую поддержку и обучение и зарабатывай деньги. В дополнение ко всему я возглавляю Российскую ассоциацию франчайзинга (РАФ). Сейчас в ассоциацию входят более 75 компаний, 99 брендов, 18 000 франчайзи.

Еще одно направление бизнеса — хостелы. PRIVET Hostels — самый крупный и современный в СНГ, а BEAR Hostels завоевал престижную премию в области туризма «Звезда Travel.ru» в номинации «Лучшие отели Москвы и Санкт-Петербурга – 2015» по итогам народного голосования.

— А в Израиле?

— У меня по этому поводу брала интервью израильская финансовая газета «Глобс». Журналист спросил, можно ли в Израиле стать миллионером. Я ответил: «Чтобы стать в Израиле миллионером, надо приехать туда миллиардером». В Израиле очень сложно делать бизнес. Но и там есть талантливые ребята, которые смогли добиться успеха и стать миллионерами.

— Сколько человек занято в вашем бизнесе? Вы управляете им самостоятельно или полагаетесь на менеджеров?

— Сфера деятельности холдинга лежит в области гостинично-ресторанного бизнеса, недвижимости, дистрибуции, логистики, ретейла, услуг, сервиса и интернет-бизнеса. У нас работают порядка 5000 человек. Я активно погружен в бизнес-процессы. Рестораны — они как дети, которые требуют ежеминутного внимания и заботы.

— Сейчас, конечно, не 1998 год, но о кризисе говорят все чаще и чаще. Вы разделяете опасения других бизнесменов?

— С точки зрения экономики во время кризиса 1998 года страшнее было. Сейчас геополитическая ситуация непростая, и это далеко не экономический кризис.

Меня волнует, что молодежь уезжает, страну покидают хорошие кадры. Слава Б-гу, что государство стало больше обращать на это внимание.

Кризис помогает расставить четкие приоритеты, взглянуть на вещи с другой стороны. Из положительных моментов: предприниматели более активно хотят сдать помещения под бизнес. Если вчера ты не мог за 300 000 арендовать понравившееся место, сегодня можно за 150 000.

— Можете ли вы дать прогноз: что произойдет с российским бизнесом в ближайшем будущем?

— Года два будет непросто, но ресторанный бизнес выживет в среднем и массовом ценовом сегменте. Горожане все больше выбирают рестораны быстрого питания с акцентом на здоровую и полезную пищу. Преимущество за сетевым бизнесом с демократичными ценами. Покупательская способность населения падает. Единичные точки будут продолжать закрываться. Это подтверждают и различные исследования, где первые позиции занимают рестораны быстрого питания, к которым относится большая часть брендов «Г.М.Р. Планета Гостеприимства». На первое место выходят качественные и натуральные продукты, из которых готовятся блюда без добавления усилителя вкуса. Таким примером может служить международный бренд — итальянское кафе «Сбарро».

— Вы сказали, что исследования рынка проводите исключительно в собственной голове. Но хотя бы с другими советуетесь? У вас есть кумиры, примеры для подражания?

— Активно общаюсь с коллегами по цеху, посещаю новые заведения, читаю об удачных бизнес-примерах в России и за рубежом. Если у кого-то больше денег, это вовсе не значит, что он умнее. И если у кого-то меньше денег, чем у меня, это не свидетельствует о нехватке ума. Ум не связан с деньгами, я очень много видел умных людей, которым в бизнесе попросту не везло. Это не означает, что их не надо слушать.

В том, что касается материального положения, нужно смотреть на того, кто ниже тебя, и благодарить Всевышнего за Его милость к тебе. А что касается духовного развития, здесь все стремление должно идти к тому, кто выше, и молить Б-га, чтобы он даровал разум, способность и силу учиться у этого человека, вбирать в себя его мудрость, чтобы расти в духовных познаниях.

— Последний вопрос — как звучит ваша мечта?

— Говоря о бизнесе — хочу, чтобы у меня была самая инновационная мультибрендовая компания, насколько это возможно в нашей области.

Рассматривая общечеловеческие ценности — хочется, чтобы дети, а их у меня четверо, получили хорошее образование, нашли свое место в жизни, окружили себя достойными вторыми половинами, занимались любимым делом, жили счастливо и не нарушали многовековых традиций нашей семьи. Чтобы я со своей супругой гордился и радовался их успехам и чтобы у нас было много внуков и внучек. А там, если Б-г даст, и правнуков увидим (улыбается). И всем вам желаю мира, добра и здоровья! Поздравляю вас с самым светлым, радостным и волшебным праздником — нашей Ханукой! С праздником победы света над тьмой, духовного над материальным.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>