МАТВЕЙ ЛЕВАНТ: «Адвокат — самая независимая профессия на Земле»


Матвей Левант (фото: Илья Иткин)

Матвей Левант, основатель юридической фирмы «Левант и партнеры», обязан успешной карьерой собственной бабушке. Лучшими бизнес-консультантами он считает раввинов, а кроме достижений в правовом поле, гордится победой в стрелково-гольфовом турнире им. Джеймса Бонда.

— Начнем с родословной. Где родился будущий московский адвокат?

— Исторически наши корни — в белорусской Хатыни. Мама из Донбасса, папа из Смоленска. Я тоже родился в Смоленске. Родился, говоря современным языком, в бизнес-семье. Первым семейным делом была флористика, еще в 80-х. Родители выигрывали конкурсы, отец возглавил движение кооператоров Смоленской области, появился кооператив «Бутон» с филиалами по всему СССР. Деньги в сберкассе хранить было нельзя. Помню, как я чуть не заблудился в веренице чемоданов, набитых наличными.

Дедушка у меня тоже был замечательный. Трудоголик, работал по 20 часов в сутки. Карьеру начал лет в 10 помощником часового мастера. Потом чем он только не занимался, от создания студии звукозаписи, ювелирных мастерских и до открытия свечного завода. Я очень хорошо помню, как дедушка по утрам обливался ледяной водой из ведра. В восемь утра я должен был идти в школу, а в семь дед уже стоял на голове, укрепляя здоровье. Дедушка, дай Б-г ему здоровья, постоянно общался на идише с сестрой. Я ничего не понимал, со временем начал понимать табуированные выражения. Если надо, могу ввернуть красное словцо так, что уши в трубочку свернутся.

Наша фамилия довольно редкая, иногда ее пишут через «и». Недавно я встретил четвероюродного брата Игоря, он — Ливант, банкир в Лондоне. Мы начинаем общий бизнес, международный, интересный, в сфере высоких технологий. В соцсетях находятся родственники, сразу видны общие гены, они проявляются в общих интересах, в приложениях для смартфонов.

Потом была перестройка, приватизация, отец занялся типографским бизнесом. Следующим этапом стала региональная политика, отец был дважды избран депутатом городского совета, первым заместителем главы города Смоленска. Когда меня первый раз поколотили в школе, отец сказал: «В следующий раз ни о чем не думай, бери то, что есть, и бей. Хоть стул, хоть кирпич. Голова у тебя одна, нужно ее защищать». Больше меня в школе никто не трогал.

— На каком этапе вы стали еврейским активистом?

— Я начал активно заниматься еврейской жизнью в 18 лет — меня вдохновил семинар «Джойнт» по восстановлению еврейских кладбищ после очередной волны вандализма, приуроченной ко дню рождения Гитлера.

Впервые оказался в абсолютно еврейской компании, почувствовал, что нахожусь в семье. Когда евреи вместе, ничего скрыть невозможно. Открытость — это единственная нормальная форма взаимодействия и существования евреев в еврейском мире.

Представительница «Джойнта», которая курировала нашу работу, сочла, что я гожусь в лидеры, и попросила возглавить «Гилель». Вернувшись с очередного «восстановления», я сразу зарегистрировал в Смоленске студенческую организацию «Гилель». Дело было в 1994 году, если не ошибаюсь.

С этого все и началось. Потом я побывал в Москве на конгрессе «Гилеля» и привез обратно идею воркшопов, тематических занятий, которые стали проходить у нас 4–5 раз в неделю. От еврейских танцев до кулинарии, от проведения шабата для хеседа до конкурса «Что? Где? Когда?». Недавно, кстати, мы играли в еврейский ЧГК в синагоге на Чистых прудах. Четыре команды по два человека. У меня была великолепная партнерша, студентка журфака МГУ. Мы выиграли по две большие банки красной икры. Одну подарил подруге из Израиля, которой было трудно участвовать в сложной игре на русском языке, с другой банкой навестил родителей.

— Итак, вы были студентом, учились на юридическом факультете…

— Я учился в инязе, одновременно учился на юрфаке, был капитаном КВН Смоленска. Параллельно подрабатывал репетиторством, преподавая английский. Зарабатывал по совокупности больше, чем университетские профессора. Мудрая женщина — это та, которая принимает решения, но обставляет дело так, как будто бы инициатором был мужчина. Всю мою карьеру международного адвоката создала покойная бабушка. Сначала, классе в девятом, когда она почувствовала, что у меня есть склонность к гуманитарным наукам, бабушка сказала: «Ты должен знать английский!» У меня появились репетиторы, я пошел на курсы и впоследствии поступил в иняз. Был очень жесткий отбор, 30 человек на место. На втором курсе бабушка заявила: «Учитель английского — это почетная профессия, но чтобы зарабатывать на жизнь, ты должен знать закон». И я поступил на юридический факультет. Бабушка, кстати, проработала инженером-строителем, ничего общего с юриспруденцией не имела.

Приговор скинхедам

— Бабушкино пожелание вы выполнили беспрекословно.

— Я был послушным ребенком. В особенности по сравнению с моими младшими братьями. Между нами разница — 12 лет, вся моя юность прошла в пеленках, в помощи малышам и родителям. Папа и мама много работали, а мы с бабушкой и прабабушкой занимались воспитанием моих братьев. Их рождение окончательно ликвидировало во мне эгоиста.

Основными родительскими принципами были следующие: не баловать, давать нужное воспитание, все остальное дети возьмут сами. Папа меня мучил спортом — бассейн, спортивная гимнастика, большой теннис каждое лето. В этом году выиграл кубок по двоеборью: гольф и стрельба. С детства люблю шахматы.

Профессиональная еврейская жизнь началась в 2002-м — мы создали Международный правовой фонд для профессиональной юридической поддержки меньшинств в РФ. Так случилось, что большинство еврейских организаций, синагог, образовательных проектов получали нашу поддержку. Бесплатно. От фонда «Холокост» Аллы Гербер до Хоральной синагоги. Первоначально деньги на регистрацию нам дал один еврейский меценат, сумма составила полторы тысячи долларов. Недавно я послал ему письмо, перечислив примерно полсотни структур, которым мы помогли за эти годы.

— Можно конкретный пример?

— Была история — в 2005-м к нам обратился отец мальчика, ученика ешивы. 14-летний парень ехал в трамвае на Китай-городе. К нему подошли три скинхеда, увидели шестиконечную звезду на папке с материалами из ешивы. Издеваясь, воткнули заточку из-под напильника, пробив легкое. И убежали. Их поймали, привели в больницу, мальчик их опознал. К нам обратились через полгода, когда один из адвокатов предложил отцу простить этих ребят. Ему это, конечно, не понравилось, и наши адвокаты сопровождали это дело. В результате преступникам пришлось несладко: двое были осуждены, одного отправили на принудительное лечение. Сейчас мы хотим масштабировать проект, привлечь адвокатов-волонтеров, студентов разных вузов. Мы с радостью принимаем любую профессиональную помощь.

— Адвокат — одна из типичных еврейских профессий. Чем она отличается от других?

— Работа адвоката длится 24 часа в сутки, в любой момент могут позвонить с какой-то проблемой. Адвокат — самая независимая профессия на земле. Адвокат не получает зарплату, не берет в долг у клиента. Он защищает людей и получает за это гонорар. Он обязан быть независимым от государства, он обязан обладать независимым мышлением, чтобы оперировать зависимыми статьями Уголовного кодекса. Адвокат должен оставаться независимым от клиента. Когда я понимаю, что есть риск зависимости в бизнесе, в работе, я оцениваю его как самый высокий — репутационный — риск.

Добавлю, что во время празднования Симхат-Торы раввин Берл Лазар сказал, что следующий еврейский год будет в три раза успешнее этого. Через пару недель я это почувствовал. Более того, по моим собственным ощущениям, показатели у профессиональных бизнесменов вырастут еще больше. У нас появились новые клиенты, крупные дела, масштабные сделки, которые мы сопровождаем.

— Кто является для вас примером в профессиональном и личном плане? Огласите список.

— Генри Маркович Резник. Это человек с безупречным послужным списком, профессионал, уровень компетенции не вызывает сомнений ни у какого другого адвоката. Это светоч, дай Б-г ему 120 лет жизни. Мы познакомились на ужине, где Генри Маркович делился своим опытом с молодыми адвокатами. Я проводил его до автомобиля, и за трехминутную прогулку мы нашли точки соприкосновения — правозащитную деятельность. Генри Маркович предложил мне стать его помощником в Общественной палате, а я с удовольствием согласился.

Раввины и бизнес

Матвей Левант (фото: Илья Иткин)

Матвей Левант (фото: Илья Иткин)

 

— Вы сопровождаете крупные компании, включая транснациональные. Немало российских еврейских бизнесменов участвуют в различных синагогальных мероприятиях, консультируются с раввинами. Не кажется ли вам странным, что за советом коммерсант идет к духовному лицу?

— Раввин, который досконально может разложить любую жизненную ситуацию на составляющие лучше любого психоаналитика, выявить любую проблему, способен справиться с любой бизнес-задачей. Поэтому бизнесмены тянутся к синагоге. Для раввина, собственно говоря, вопросы бизнеса не являются чем-то из ряда вон выходящим. Сфера семейных отношений гораздо сложнее.

Бывает абсолютно легальный бизнес, но с душком. Допустим, казино. Владельцы не нарушают закон о специальной зоне, это игровой бизнес, но будет ли он приносить моральное удовлетворение, а не только прибыль? Это касается и репутации, пресловутой кармы. Именно тут совет религиозного человека предпочтительнее любого другого. Это же касается и конфликтных отношений, сделок, которые ущемляют интересы миноритариев. Даже если в правовом поле они безупречны.

Кстати, одним из партнеров юридической фирмы незадолго после ее становления был религиозный еврей Михаил Соркин, топ-менеджер Мастер-банка, сейчас переживающего далеко не лучшие времена. Именно благодаря ему мы в кратчайшие сроки обзавелись рекордным числом клиентов. Был цейтнот, мы работали по 20 часов в сутки, стали, наверное, чемпионами по потреблению кофе на душу населения в Восточной Европе.

— О еврейской жизни вы знаете не понаслышке. Что ожидает российских евреев? Куда движется община?

— Внутри общины я вижу сплоченность, люди ждут праздников, встречаются, учатся, есть дополнительная мотивация. Раньше евреям не было особенно комфортно в России. Я в школьное время получал тумаки и отдувался за то, что расту в еврейской семье. Сегодня такого нет — евреи с гордостью заявляют о своей национальной принадлежности. Пользуясь случаем, хочу пригласить студентов юридического факультета Еврейского университета на стажировку в Международный правовой фонд и юридическую фирму. Это будет полезно и студентам, и общине.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>