ИСРАЭЛЬ ПАРИПСКИЙ: «На уроках Талмуда меня будили»


Исраэль Парипский (фото: Илья Иткин)

Раввин еврейской общины в Люберцах вспоминает теплоту Одессы, жалуется на столичный снобизм и смотрит на жизнь через призму боевых искусств. Будущей жене он понравился благодаря щели в перегородке, а в 20 лет женился, чтобы не оказаться подлецом.

— Вас характеризуют как человека многопланового…

— Мой главный талант — я стараюсь реализовывать свои таланты. И то, что мне интересно, делаю хорошо. К людям расположен, их к себе располагаю. Еще у меня идеальная мама.

— Давайте тогда и поговорим о биографии.

— Я родился в Одессе в 1982 году. Учился в школе. Шесть лет занимался ушу-саньда. Это контактное боевое искусство, когда разрешается бить, делать броски. Родители отдали меня в секцию ушу потому, что меня били в школе. Бить в школе перестали, зато два раза в неделю били на тренировках. Благодаря спорту я о себе понял много важного, до сих пор смотрю на жизнь через спортивную призму.

— В чем это заключается?

— Это странно прозвучит, но, когда ты находишься в постоянном противоборстве, в спарринге, это помогает себя досконально оценить. В спарринге я выработал концепцию борьбы — отхожу на максимальное расстояние и наношу удар. Я высокий, могу достать противника оттуда, откуда у других не получится. Использую свои преимущества, чтобы достичь преимущества.

О своей национальности я знал. У меня мама по профессии преподаватель музыки и всю жизнь проработала с детьми. Была воспитательницей в пионерском лагере. Время было перестроечное, появилась мода на религию, и пионеры бегали в церковь. Покойный папа меня предупредил: «Ты в церковь не ходи, у нас своя религия». В 13 лет перешел в еврейскую школу, к раввину Бакшту. Там были хорошие условия, маленькие классы. Правда, без девочек.

— Говорят, что религиозная школа либо приближает к иудаизму, либо отдаляет от него.

— В школе у р. Бакшта мне понравилось, хотя на преподавателей в кипах и шляпах я смотрел как на инопланетян. Я увидел, что в религии есть нечто интересное, достойное изучения. Нам преподавали трактат «Поучения отцов», мне понравилось — это настоящая философия. Когда исполнилось 14 лет, я захотел продолжить учебу в Израиле. Но мне сказали: «Ты недостаточно хорошо знаешь иврит, подожди год». И через год я оказался в Иерусалиме, в школе «Ор-Десса».

 

Одноклассник для побудки

Исраэль Парипский (фото: Илья Иткин)

Исраэль Парипский (фото: Илья Иткин)

— Почему вы уехали? Жажда приключений?

— На Украине я привык к светскому окружению, хотелось чего-то нового. Израиль мог стать трамплином для развития. Да и перспектив в Одессе я для себя не видел. В «Ор-Десса» впервые довелось встретиться с людьми, которые стали для меня эталоном. Раньше такого не было. Раввин Ицхак Зильбер, например. Уже позже, на одной из его лекций, он в шутку назвал меня подлецом.

— Ого!

— Мы изучали подробности дарования Торы, сплоченность еврейского народа у горы Синай. Если бы один еврей отлучился, дарования Торы не было бы. И вот р. Зильбер меня спрашивает: «Сколько тебе лет? 20? Женат? Не женат. Ищешь вторую половину? Как не ищешь?! Так ты — подлец!» И в том же году я женился.

— Раввин Зильбер сказал, что надо жениться, и вы взяли под козырек. Вы хасид по духу?

— Мне ближе литовский подход к иудаизму. В хасидизме есть ребе, он за тебя все решает. С другой стороны, хасид не хочет, да и не может занять место ребе. А за меня не решали. И стать такими, как мои учителя, я вполне хотел. Изначально, конечно, очень сильно на меня повлиял Талмуд.

По жизни я не отличник. Пятерки были только по физике и истории. Приехал в Израиль, на уроках спал. Ко мне даже подсадили парня, который меня периодически будил. И вот после очередной побудки я сижу и думаю: «Раз спать запрещают, попробую послушать, что там учитель рассказывает». Вслушался. Вижу, что все вокруг понимают преподавателя, а я — нет. У меня не сходится то, что он говорит. Задаю вопрос, получаю ответ. Задаю еще один вопрос, даже к доске подхожу, рисую что-то, доказываю. Через какое-то время учитель понял, что на мои вопросы надо досконально отвечать.

— А вы больше не спали на занятиях.

— С тех пор уроки Талмуда выглядели так: приходит учитель, раскрывает толстенный сборник комментариев, я задаю вопрос, он ищет ответ. Отличники меня возненавидели, они ж до того были главными знатоками и любимчиками. А Талмуд реально так и построен: ничего на веру не принимай, можно задавать вопросы. Это не химия, где надо все учить и зубрить. Именно это меня и подкупило. Через некоторое время я даже на уроках математики занимался Талмудом. Учитель преподавал математику всем остальным, а я его обучал Талмуду. И понял, что созрел для ешивы.

— Для какой именно? Обычно выходцы из СНГ идут в заведения, предназначенные для русскоязычных иммигрантов.

— В ешиву пошел обычную, «Бейт-Шмуэль». Конвенциональную, не для «баалей-тшува». До того я сдавал экзамены на аттестат зрелости. Получил 100 баллов по Талмуду, но для ешивы это не значит ровным счетом ничего. Я максимум знал, что написано в таком-то трактате, но не более того. В ешиве изучают не тексты, а комментарии к ним.

На экзамене в ешиве со мной произошло чудо. В коридоре своей очереди ждал парень, израильтянин, мы разговорились. Начали, естественно, обсуждать Талмуд. И он мне рассказал об одном заковыристом месте. Потом захожу к главе ешивы, он задает мне вопрос, который совпал с тем, что мне ешиботник в коридоре рассказал. Я потом рассказал об этом главе ешивы, он засмеялся: «За несколько минут беседы в коридоре ты понял всю проблематику вопроса? Ну что ж, молодец».

— Сколько времени вы пробыли в ешиве?

— Проучился я три года. Через какое-то время стал одним из сильнейших учеников. Сказано: «Из бедняков выйдет Тора». Одно из объяснений заключается в том, что у бедняков нет денег на обучение Торе в детстве. Зато, будучи взрослыми, некоторые вещи они осваивают и понимают лучше тех, кто сделал это в раннем возрасте.

 

Любимая работа — разносить флаеры

— Вернемся к титулу подлеца. Как вы создали семью?

— Моя женитьба — это отдельная история, достаточно забавная. Во-первых, в тот же день, когда я принял решение искать вторую половину, подошел один известный шадхан: «Кстати, а ты жениться не думаешь?» Отвечаю: «Буквально сегодня об этом подумал». Составил список качеств будущей невесты.

— Поделитесь-ка…

— На первом месте — чтобы ладила с людьми. Предпоследнее — чтобы была симпатичной.

Тут другая сваха, которая присутствовала при разговоре вспомнила: «Есть у нас такая Двора… Воспитательницей работает, как раз сама попросила, чтобы ей устроили шидух». Как раз накануне встречи меня пригласили на помолвку приятеля. Пришел, в зале стоит массивная перегородка, чтобы мальчиков от девочек отделить. Я сел на стул напротив единственного места, через которое можно было что-нибудь увидеть. И, как оказалось, напротив, за перегородкой сидела Двора и думала: «Какой симпатичный! Если ничего не получится с тем самым Исраэлем, с которым я должна встретиться, попрошу, чтобы познакомили с этим молодым человеком». К ее удивлению, оказалось, что Исраэль — это и есть «тот» парень.

Встретились, на пятой встрече говорю: «А на что мы, собственно, будем жить?» Двора говорит, что сначала неплохо бы определиться, а потом обсуждать детали. И я сделал ей предложение. Это был 2002 год.

— Молодым семьям живется непросто. Жена — студентка, муж — ешиботник. Как вы справлялись?

— В Израиле жена получила две научные степени. Я постоянно искал подработку, сделал все, чтобы Двора могла спокойно учиться. Одним из любимых занятий было разносить рекламные флаеры. Это очень круто: ночь, свежий воздух. На плечах рюкзак, в ушах наушники, интересную лекцию слушаешь, гуляешь. А тебе еще за это и платят! Так я и разносил флаеры, пока одному человеку не рассказал, тот изумился: как? да для такого человека, как ты, есть более достойная работа. И я начал преподавать. Вообще самым ненавистным для меня является рутинное времяпрепровождение. Жена поэтому настаивает, чтобы я всегда учился. Иначе будет депрессия.

Жена завершила образование, и мы поехали в Одессу. В колель к раввину Бакшту. Полтора года я там проучился, затем вернулись в Израиль, родился первый ребенок. Мы купили квартиру в Кирьят-Сефере. Это отличное место, хотя и очень гомогенное. Скажем, в Иерусалиме религиозные люди более открытые.

— Вы лично к какому лагерю принадлежите?

— Я вообще против ярлыков. Не люблю деления на черные кипы, вязаные кипы, религиозных, светских. У меня не было какого-то существенного перелома в жизни после прихода к религии. Я — человек, которому интересен Талмуд и который соблюдает шабат и другие заповеди. Что обещает Тора? Счастья, гармонии в жизни. Кто этого не хочет?

Преподавательская работа в разных странах привела к тому, что дома я появлялся редко. Улетаю, возвращаюсь — а дети в это время растут.

— А родительское бремя ложилось исключительно на плечи супруги.

— Жене такое положение вещей порядком надоело. Я работал в ешиве «Оэль-Яаков», потом предложили возглавить бейт-мидраш в Могилеве. Это показалось мне перспективным проектом. И мы поехали в Беларусь всей семьей. Потом, когда старший сын должен был пойти в первый класс, переехали в Москву. Я проверил предложения, остановился на организации «Тора ми-Цион».

 

80 лет еврейским Люберцам

Исраэль Парипский (фото: Илья Иткин)

Исраэль Парипский (фото: Илья Иткин)

— Как вам в белокаменной?

— Москва мне нравится. Это идеальное место, мой город по духу… если бы не москвичи. Чувствуется снобизм. И жесткость. Я-то привык к одесской ментальности.

Жена понимает, что нынешняя работа — это возможность роста для меня. Я хочу, конечно, чтобы и она делала карьеру. Ее самореализация для меня чрезвычайно важна.

На каком-то этапе я понял, что пора делать следующий шаг, начать работать самостоятельно. Становиться раввином общины. И решил проверить, какие есть варианты. Опросил в Facebook своих знакомых, понял, что все еврейские общины Москвы сконцентрированы в центре города, тогда как молодые семьи живут на периферии. И я узнал о Люберцах.

— Учитывая перестроечный имидж этого места, сочетание слов «евреи» и «Люберцы» звучит забавно.

— Мы нашли документы — оказывается, что последние 80 лет, несмотря на советскую власть, в Люберцах действовала еврейская община. Год тому назад была построена синагога. Пару месяцев тому назад мы официально зарегистрировали общинную структуру. Наша община автономная, но ассоциируется с КЕРООР. Реклама минимальная, к нам приходят и так. Ведь люди ищут осмысленность и причастность. Каждому человеку нужно внимание. И если община это дает, приток евреев будет.

Сейчас организовываем в нашей общине членские взносы. Вопрос не столько денег, сколько дисциплины. Пусть каждый платит столько, сколько считает нужным.

Так есть жизнь за МКАДом?

— Еврейская жизнь за МКАДом точно есть!

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Комментариев: 2

  1. Олег

    16.06.2015 at 12:09

    Прекрасная статья о прекрасном человеке.Успехов Вам р.Исроэль

  2. Цви М.

    16.12.2016 at 08:17

    Исраель,
    Про математику помню конечно, реб Натан много сил потратил на тебя. Хотя потом он сам каким-то образом оказался на уроках талмуда. Про то чтоб у нас учитель открывал толстый сборник не помню, может я и сам спал…а вот про то чтобы ты кому нибудь приёмы ушу показывал этого совсем не припоминаю. Хотя конечно надо было.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>