Творческая натура и бизнес-хватка — сочетание редкое. Игорь Сандлер работал в эстрадных коллективах, включая легендарный «Интеграл», основал продюсерский центр, импортировал йогурты, выпускал тульские пряники с начинкой, открыл еврейский ресторан и стал отцом-основателем кошерного бренда «Тевье-молочник». От фольги на лысине — до скрипки на упаковке.

С детства я рос в еврейской культуре благодаря папе, так что почва была подготовлена. И действительно, куда ни посмотри — во всех ярких событиях (плохих и хороших) — без евреев не обходится: лауреаты Нобелевской премии и олигархи, одесские бандиты и великие музыканты. 

Мое знакомство с традициями началось лет 10 тому назад у раввина Давида Карпова, там я и сделал брит-милу. Потом плавно перебрался в Марьину Рощу к раввину Берлу Лазару — территориально было удобнее. Затем по наводке товарища из синагоги, лет пять назад стал ездить на могилы праведников — сначала в Умань к рабби Нахману, а потом в Нью-Йорк к Любавическому ребе.

Как-то мы разговорились с приятелем Володей Шерманом на еврейскую тему, и вдруг возникла идея открыть еврейский ресторан «Тель-Авив». Для меня всегда интересно новое дело с еврейской «начинкой», тем более что наш компаньон Антон Виннер — известный ресторатор, а Володя Шерман — успешный бизнесмен. 

Почему «Тель-Авив», а не «Иерусалим»? Тель-Авив — светский город, со множеством кошерных ресторанов. Мы хотели показать, что направленность наша широкая, на все слои еврейского населения Москвы. О ресторане много говорили, печатали во всех справочниках. Зимой после шабата мы устраивали молодежные вечера, дискотеки, гуляли до утра, было весело!

Концепция ресторана: сделать популярное еврейское и кошерное тусовочное место (Антон Виннер увлекается каббалой, и мы стараемся соблюдать еврейские традиции), с хорошей кухней, чтобы там встречалась молодежь и бизнесмены, в центре Москвы, с удобной парковкой. 

Моя функция в этом ресторане была, безусловно, культурно-просветительской. У нас проводились шикарные музыкальные программы: я приглашал Алексея Семеновича Козлова, легенду русского джаза — руководителя группы «Арсенал», Сергея Манукяна, Иосифа Давыдовича Кобзона, западных мегазвезд и очень многих еврейских музыкантов — для статуса популярного заведения. 

Откошеровать ресторан, найти машгиахов — тоже входило в мои обязанности. На своем молочном заводе «Тевье-молочник» я уже наладил систему кашрута и знал, что нужно. Поэтому заранее встретился с начальником отдела кашрута МЕОЦ, все обговорили. Мы перепрофилировали старое заведение, сложность кошеровки заключалась в том, что внизу находился ресторан «Урюк» и у них до этого была общая кухня. Потребовалось разносить печки, проводить внутриорганизационные строительные работы. 

Для начала мне пришлось связать машгиахов с нашими поварами, а дальше они уже решали все детали в рабочем порядке, заняло это месяца три. Ресторан работал с июля по декабрь 2011 года в тестовом режиме: отшлифовывали работу официантов, машгиахов, поваров — чтобы все было вкусно и четко взаимодействовало. 17 декабря, в Хануку, было официальное открытие со множеством известных и уважаемых гостей. Ресторан просуществовал до лета 2013 года.

Игорь Сандлер (фото: Eli Itkin)
Игорь Сандлер (фото: Eli Itkin)

Все шло отлично: великолепная кухня, масса хороших отзывов и приятных звонков. Наш арт-директор Илья Киселев через социальные сети привлекал молодежь… Но есть нюанс: все рестораны в основном зарабатывают на банкетах в пятницу-субботу — это основная прибыль, которой мы были лишены из-за законов шабата. Поэтому, чтобы оградить себя от реальных минусов, мы решили ресторан закрыть. 

Сейчас мы открыли кафе на Чистых Прудах при синагоге Шмулика Купермана. Так как кафе молочное, моя задача — обеспечить его молочкой. 

Молочник со скрипкой

Я первый завез в Россию йогурт в 1991 году. Слова «йогурт» вообще никто не знал, не представлял себе, что это такое. А я до этого два года прожил в Англии, где объедался этих фруктовых йогуртов. Привез в Москву две фуры, думал заработать деньги. Всё червяки съели! Я вообще ничего не смог продать! Бегал по магазинам, уговаривал попробовать взять на реализацию. «Да лучше мы кефир с вареньем будет кушать! Сам ешь свои йогурты!» — был ответ. Это сегодня ни один ребенок ни дня без йогурта не проводит. А 20 лет тому назад не знали такого слова.

Создав линию продуктов «Тевье-молочник», я стал первым в кошерной молочной продукции в России. До сих пор у меня нет серьезной конкуренции, здесь я не прогадал. Важно же, чтобы идея была оригинальной и в нужное время оказаться в нужном месте. Если ты чуть раньше пришел на рынок с оригинальной идеей, даже с хорошим посылом и с деньгами, — все, пролет, как я с йогуртами; а чуть позже — ты уже второй-пятый-десятый. 

Коломна — чисто православный город, здесь 30 церквей и 4 действующих монастыря. И когда я тут появился со своим кашрутом, люди приходили в шок. В процессе работы рабочим моего завода пришлось менять менталитет и отношение к евреям. Священники с хоругвями устраивали мне тут «Изыди, дьявол». И ФСБ приходило несколько раз. Священники писали письма, что мы тут готовим на крови младенцев. Первые два года я пережил жесткие ситуации, но в итоге дожал с Б-жьей помощью. 

Игорь Сандлер (фото: Eli Itkin)
Игорь Сандлер (фото: Eli Itkin)

Сегодня супермаркеты забиты — избыток всего. Нужна реклама, яркая упаковка — необходимо привлечь внимание, найти свое лицо, а не своровать у кого-то идею. Все на упаковках изображают картинки деревенского быта: коровы-солнышки-домики-лужайки, я же нарисовал силуэт скрипки. Скрипка — первый инструмент в оркестре. Моя позиция, философия, что молоко — главный продукт. Молоко — это жизнь, это первая пища новорожденного. И цвет упаковки — яркий, желтый, — он привлекает к себе внимание, цвет солнца, излучает тепло. 

Лысый, давай!

Г-сподь часто дает нам возможность быть первыми. Мне несколько раз удавалось взорвать рынок или общественность, как я однажды своей лысиной шокировал шоу-бизнес. Тоже история. С конца 70-х годов я работал в популярной группе «Интеграл». Делали грандиозные шоу. Первая рок-группа в СССР, аншлаги. Самые длинные волосы были в моде, как у хиппи. У кого-то волосы до поясницы, у кого — еще ниже. Все отращивали, хвастали друг перед другом длиной волос. Один раз на гастролях в Анапе мы с гитаристом поселились в приморской гостинице, старой, с тараканами, и под бутылку водки я заявляю, что завтра налысо побреюсь. Он не поверил. Поспорили на три бутылки коньяка. 

Я с утра пораньше проснулся, побежал вниз в парикмахерскую. Налысо побриться стоило 14 копеек. Иду обратно. Навстречу мне Бари Алибасов. Он был художественным руководителем, я — музыкальным. Он на меня смотрит: черты лица знакомые, но вроде другой человек. Волосы — они же меняют человека. И вдруг его глаза расширились: «Ты чего, Сандлер, с ума сошел?! Все шоу мне сорвешь!» Я сказал: «Да что уж там. Три месяца, и я обрасту. Потерпи!»

Вечером — концерт на открытой площадке в большом зале. 4000 мест, аншлаг. А я ногами играл на клавишах, бегал вокруг них, делал целое шоу (люди и так там визжали — что я вытворял с инструментом!). И вдруг в конце концерта весь зал встал и начал скандировать: «Лы-сый! Да-вай! Лы-сый! Да-вай!» Алибасов подбежал ко мне прямо на сцене: «Так! Закрепили образ — никаких обрастаний!» И каждое утро приходил ко мне в номер и выбривал — чтобы лысина блестела. 

А я безумный сладкоежка, собственно говоря, благодаря этому уже в наше время получил два патента на глазированные сырки. Люблю шоколад, конфеты ел килограммами: «Аленка», «Мишка на Севере». Как-то поел конфеты, собралась передо мной целая гора фольги, и появилась у меня вдруг идея: взял ножницы, нарезал эту фольгу на мелкие кусочки, собрал их в кулечек. На следующий день купил в аптеке вазелин и перед концертом намазал лысину вазелином и налепил эту фольгу. А я — в черных очках, в перчатках мотоциклетных кожаных, купил сапоги себе (женские, финские, модные, блестящие, 42-го размера — мужские тогда продавались только кирзовые, солдатские) блестками их облепил. Когда я выскочил на сцену — прожектора-софиты, все блестки отражаются… Потом пресса писала, что в «Интеграле» на клавишах работает инопланетянин, у которого лазеры из головы светят.

Лысина всех повергла в шок, потому что до меня лысыми были только Хрущев, Котовский, зэки и новобранцы. Это сегодня лысым быть модно, брутально, мужественно для женского населения, а тогда я был первым и взлетел в зенит славы благодаря своей лысине. С йогуртами же пролетел, из-за того что был первым. С кошерной продукцией — опять взлетел, но это уже другая история. В общем, вся жизнь — она в полоску: где-то взлетаешь, где-то пролетаешь, и все зависит от Б-га. А наша задача — стараться и делать максимально все, что от нас зависит.