ГЕРМАН ЗАХАРЬЯЕВ: чем щедрее человек — тем больше ему помогает Всевышний


Герман Захарьяев (фото: Илья Иткин)

Герман Захарьяев — человек талантливый. Не каждый бизнесмен может похвастаться докторантурой, ученой степенью и первой кандидатской диссертацией, посвященной хасидизму, готовит к изданию книгу «Этнокультурное многообразие Азербайджана» — первое комплексное исследование в российской науке. Не каждый меценат помогает не только своей общине в России, но и евреям других стран: Азербайджана, Израиля и США. Герман занимается бизнесом для заработка и спортом для души, разбирается в российской коммерции и израильской политике, помогает науке и культуре, управляет благотворительным фондом горских евреев и дарит свиток Торы ашкеназской иерусалимской ешиве, поддерживает израильский филармонический оркестр. Его разностороннее духовное богатство — ключ к успеху.

Родословная

Я родом из Красной Слободы — еврейского местечка, расположенного в Кубе, в Азербайджане. Горские евреи поселились там около 290 лет назад, бежав от очередных погромов с территории Ирана. В те времена в Кубинском ханстве правил Гусейн-Али-хан, старейшины общины обратились к нему за помощью, и он выделил им земли на противоположном берегу существовавшего поселения, а в случае нападения велел разжигать костры, чтобы его люди могли прийти на помощь. Постепенно стали распространяться слухи о местечке, где хан защищает евреев, и народ в поисках спокойной жизни начал заселять поселок. Расцвет произошел во времена Фатали-хана, сына Гусейн-Али-хана. Люди в основном обосновывались семьями — несколько домов на одну семью назывались «мэхэлэ» (квартал), и у каждого такого квартала была своя синагога. До революции во времена расцвета поселка там было 9 кварталов и 13 действующих синагог и ешив, а уместилось все это на 200 га земли. Люди привыкли жить компактно, вся семья — в одном доме. Так, у нас в четырех комнатах жили 11 человек: папа, мама, шесть братьев и три сестры. И всем было комфортно.

При Советском Союзе из 11 синагог в Красной Слободе осталась только одна действующая. Горские евреи никогда не скрывали своего еврейства, всегда носили «Маген Давид», везде говорили «мы — евреи» и гордились этим, как, впрочем, и сегодня. Всем мальчикам в обязательном порядке делали обрезание, но бар-мицвы в современном понятии тогда не было — проводилось в узком семейном кругу, в присутствии раввина и только для первенца. Если у семьи было сложное материальное положение, раввин давал немного денег, чтобы люди могли накрыть хотя бы скромный стол.

Мой дедушка, мамин отец, был очень верующим человеком, соблюдал традиции и всегда, молясь, говорил, что в этом году мы здесь, а в будущем, дай Б-г, будем в Иерусалиме, на земле Израиля. Б-г дал ему возможность прожить четыре месяца в Израиле и умереть на Святой земле. Мне было всего полтора года, и я помню его лишь по фотографиям, но мама много рассказывает о нем.

На 200 га земли все друг друга знают, здороваются, говорят на родном языке — джуури. Многие уехали в разные страны, в том числе и в Москву, но только малая часть продолжает хранить язык, в том числе и наша семья. Я всегда говорю своим детям и молодежи нашего Фонда: «В первую очередь вы должны знать язык родителей — тогда вы не забудете наши обычаи». Чуть больше года назад на сайте Фонда (www.stmegi.com) мы начали вести цикл видеоуроков джуури, чтобы люди не забыли наш уникальный язык — это диалект фарси, но включает много слов на иврите и на арамейском.

Мой отец получил высшее образование в Баку и работал по профессии, журналистом в районной газете «Заря» («Шафаг»). Конечно, в советские времена не было свободной журналистики, писать приходилось о том, чего требовала партия, поэтому он писал о достижениях региона в сельском хозяйстве, об ударниках труда, о местных партийных лидерах. Но для души мог писать свободно обо всем и делал это благодаря поэзии. Отец успел издать несколько десятков своих стихотворений, мы как раз недавно их все напечатали. Он скоропостижно скончался в 1978 году в возрасте 38 лет, мне тогда было 7 лет, и маме пришлось воспитывать нас в одиночку. Она действительно мать-героиня, ведь все, что мы имеем сегодня, — результат тех трудов, которые мама в нас вложила. Дай Б-г ей здоровья!

В Москву первым из нашей семьи приехал мой старший брат Соломон, он в 1983-м поступил на учебу и остался по распределению, а после развала Советского Союза все мы тоже стали переселяться в Москву.

Школа жизни

Герман Захарьяев (фото: Илья Иткин)

Герман Захарьяев (фото: Илья Иткин)

В аттестате у меня только четверки и пятерки. В характере моем заложены дисциплина и старательность, пунктуальность и обязательность, мне всегда это помогало и в учебе, и в работе. Сколь себя помню, еще с детского садика, а потом в школе и институте я был на первых ролях, люди тянулись ко мне, доверяли решение своих проблем, мне приходилось договариваться с учителями, завучем, директором… Меня уважали — наверное, потому, что и я ко всем проявлял уважение, ведь все в этом мире взаимосвязано.

У нас в Красной Слободе антисемитизма как такового не наблюдалось, в классе учились 32 ученика, и все были евреями. И так до конца 1990-х. Потом все разъехались — кто в Москву, кто в Израиль, кто в Америку. Но у всех нас остались в Красной Слободе дома — их старались не продавать, а наоборот, на месте старых часто строили новые. Мы, например, и сейчас каждое лето стараемся ездить на родину, и всегда — на 9 Ава. По горскому обычаю в этот день следует ходить на кладбище. Какая связь, спросите вы, между разрушением Храма и кладбищем? А таким образом мы скорбим по нашим близким, которые погребены не на Святой земле и не удостоились увидеть повторное построение Храма. Это большая мицва, поэтому наш Фонд СТМЭГИ уже на протяжении шести лет осуществляет проект, который призван помочь малоимущим пожилым евреям из Израиля (а в этом году и из США) приехать в Азербайджан на могилы предков. Мы оплачиваем авиаперелет, предоставляем проживание, для всего этого у нас есть координаторы и в Израиле, и в Нью-Йорке.

Спортом я занимался еще с детства. Вставал в шесть утра, бегал, подтягивался, купался в речке, потом завтракал, а к восьми шел в школу. Увлекался разными видами спорта: бегом, штангой, боксом, рукопашным боем. Даже когда переехал в Москву и много работал, всегда находил хотя бы час на спортзал, занимался стабильно четыре раза в неделю. Спорт придает уверенность, укрепляет характер.

Кто-то по вечерам любит ходить в кино или бегать на дискотеки, но дискотеки я никогда не любил, да и времени не хватало. У меня все конкретно: работа, спорт и, естественно, семья, семейные праздники. Сегодня вся наша семья живет в Москве, и вечерами нам не бывает скучно, мы собираемся на дни рождения, бар-мицвы, свадьбы…

Человек не должен воспринимать замечания как нечто плохое. Наоборот, это повод начать работать над своими ошибками. Мой принцип: выслушать и сделать выводы. Выслушиваю я всех, и иногда кто-то дает действительно полезный совет в том направлении, о котором я даже не думал, а иногда скажет что-то, и это подведет меня к новому решению.

Когда я занимался оптовой торговлей в Москве, наши клиенты приезжали со всех регионов России в основном утром, поэтому я был на работе в шесть утра, а мой сотрудник, отвечавший за склады, приходил к девяти, иногда и позже. Однажды я не выдержал: «Почему же ты приходишь на работу после меня? Если устал, скажи мне, и я отпущу тебя на месяц отдохнуть. Но на работе надо быть всегда, когда есть смысл». Он все правильно понял и уже на следующий день был вовремя. Некоторым людям нужно говорить, что правильно, а что — нет.

Большой бизнес построен на партнерстве и на доверии, когда каждый из партнеров отвечает за свой участок. По поводу продвижения бизнеса советуются в первую очередь всегда с партнерами, и если нет согласия — отказываются от намеченного. Я всегда советуюсь с партнерами — и многому у них учусь. Один из моих основных партнеров — это человек, с которым мы вместе уже более 25 лет, с нашего первого коммерческого магазина в Красной Слободе.

Сегодня мне часто предлагают принять участие в бизнесе, который далек от меня. Например, в постройке ТЭЦ или финансировании каких-то технологических инноваций… Я часто не хочу погружаться в это, потому что считаю: каждый должен заниматься тем, в чем действительно хорошо разбирается. Конечно, всегда можно научиться чему-то новому — но для чего, если ты и так уже занимаешься самым востребованным бизнесом? По-моему, разумнее будет направить все усилия именно на это.

Бизнес есть бизнес

Свой первый рубль я заработал, когда мне было семь лет. Хотя, может, это меня нужда заставила, именно тогда я потерял отца. Но я считаю, что бизнесменами все же рождаются — как и учеными, учителями или музыкантами. Б-г дал каждому свое направление, всем людям разное.

В 1980-е годы не было коммерческих магазинов, но в Азербайджане знали: если нигде нельзя найти ничего из текстиля, то в Красной Слободе можно найти все. Многим евреям помогали родственники, которые присылали из-за границы посылки с большим количеством разной одежды и обуви. Мы были еще подростками, но если знали, что у кого-то есть, скажем, лишний костюм, то покупали его подешевле, а продавали подороже. Это были наши первые шаги в коммерции.

До 1988-го, живя в Красной Слободе, я уже зарабатывал от 200 до 500 рублей в месяц и, как принято у евреев, всем своим помогал, как мог. И сегодня рядом со мной много школьных друзей и соседей по поселку, раз в неделю мы стараемся собраться вместе для приятного общения.

Расширяя бизнес, я в первую очередь брал на работу своих, красно-слободских. Вообще любая работа, и тем более крупный бизнес, строится исключительно на доверии, поэтому легче доверять человеку, о котором знаешь все, знаешь его родителей, друзей и часто даже учителей — в широком смысле этого слова.

Мы всегда говорили, что Б-г — судья, даже если человека не поймали на плохом поступке. Когда сотрудник нечист на руку в бизнесе, этим самым он переходит некую красную черту, но я не всегда сразу избавляюсь от такого человека. Если дело в особенностях характера, стараюсь менять людей местами — нахожу каждому подходящую должность. Например, как-то у меня был сотрудник, который отвечал за финансовые обороты одной из моих фирм. Я стал замечать, что несколько месяцев подряд при сверке цифры не совпадали; никакого разумного объяснения он дать не смог, поэтому я перевел его на другую работу — менее ответственную. А через год вернул на старую должность — и, как выяснилось, наказание пошло впрок, сегодня этот сотрудник работает много лучше. Если бы я его тогда уволил, его репутация в общине оказалась бы запятнанной, но я чувствовал, что на самом деле на этого человека можно положиться, и дал ему шанс. И таких примеров много.

Я не видел ни одного «разумно достаточного» бизнесмена. Потому что бизнес — это течение, и все в нем идет своим ходом. Чтобы прокормить семью, и ста рублей, образно говоря, хватает. Бизнесмены всегда идут дальше, думают о завтрашнем дне, ведь они отвечают не только за себя, но и за окружение, за целый штат людей. Бизнес всегда должен развиваться в правильном направлении, а не ограничиваться «разумной достаточностью».

Есть бизнесмены, не терпящие публичности: они думают только о бизнесе, не занимаются благотворительностью, боятся прослыть богатыми. А есть другие — те, кто живет и наслаждается тем, что у него есть, и дает насладиться другим. Это зависит от конкретного человека, от его характера и мировоззрения.

Моя философия: не нужно отделять благотворительность от бизнеса, все взаимосвязано. Чем щедрее человек — тем больше ему помогает Всевышний. И без разницы, сколько я зарабатываю: если Б-г дал мне возможность зарабатывать, значит, я должен помочь нуждающимся. И с Б-жьей помощью наш Фонд уже долгое время именно этим и занимается.

Семья и дети

Герман Захарьяев (фото: Илья Иткин)

Герман Захарьяев (фото: Илья Иткин)

В 1970-е годы в Красной Слободе, по статистике, жили 20 000 человек, и все евреи. В основном большими патриархальными семьями. В первую очередь девушек выдавали замуж за своих. Родители парня присматривали подходящую невесту, советовались с ним, а потом шли разговаривать с ее родителями. Чтобы с ней пообщаться наедине до свадьбы — такого не было. Сегодня все по-другому.

Когда я женился, мне было 24, я жил в Москве, занимался бизнесом — перспективный молодой человек. Невесте было 18. Сейчас у нас четверо детей, старшая дочка учится в старших классах. Учиться она пойдет, наверное, в педагогический. А мальчик, надеемся, в МГИМО. Он хорошо учится, ходит на ораторские курсы. Мы хотим, а Б-г будет направлять. Если спросишь детей, кем они хотят быть, они скажут: «Как отец!» У вас не так?

У меня ненормированный рабочий день. Могу работать с восьми утра и до двух ночи. Жена понимает, что я тружись для семьи, для будущего детей. Вообще я считаю, что в супружеской жизни, как и везде, должно быть взаимопонимание — это главное. Если в семье нет взаимопонимания, у такой семьи нет будущего, а если и есть, то несчастливое.

Ну а для детей, конечно, главное — мама. Я даже иногда через жену передаю какие-то замечания, чтобы лишний раз самому не упрекать их. Ведь мать никогда не станет плохой для детей. Воспитание в первую очередь идет от нее.

Фонд СТМЭГИ

Фонд СТМЭГИ создан в 2001 году. С тех пор цели и задачи остались неизменными — это сохранение культуры и традиций горских евреев. В этих двух словах — культура и традиции — заложено очень многое: история, религия, обычаи, язык, искусство, литература, музыка и многое другое. Но мы расширили внешние направления деятельности. Сегодня кроме России у нас есть свои представительства еще в трех странах — в Израиле, Азербайджане и США. Эти представительства уже ведут самостоятельную деятельность, у них свои проекты по приоритетным направлениям, свой бюджет.

В идеале для горско-еврейской общины имело бы смысл создать единую организацию с попечительским советом из наших крупных бизнесменов. Работы для нее много — например, строительство синагог и общинных центров. На данный момент каждый горский еврей помогает индивидуально, поэтому происходит неправильное распределение средств. К примеру, кто-то обращается за помощью сразу к троим людям, потому что знает их всех, но при этом он не нуждается в столь обширной поддержке, а еще кто-то не знает никого, но при этом ведет серьезную деятельность и поддержка ему необходима. Поэтому, вместо того чтобы кто-то обращался сегодня ко мне, завтра — к другому горскому еврею, потом — к третьему, будет лучше, если мы направим его в наш общий фонд, чтобы он смог получить ровно по своим потребностям. Кроме того, с помощью такой организации можно будет начать строить общинные центры и синагоги для горских евреев в разных городах и странах. Один из таких центров уже начал строиться в городе Акко при поддержке нашего Фонда СТМЭГИ.

Мы ведем огромную работу для улучшения имиджа горских евреев в Израиле. Одно из последних наших достижений в этой сфере — начало трансляции цикла радиопередач о горских евреях на радио РЭКА. Уже состоялось три передачи. Они звучат на русском языке и предназначены для широкой публики.

Осенью мы надеемся войти во Всемирный еврейский конгресс с вопросом по горским евреям, сейчас это наша стратегическая задача.

Я решил стать вице-президентом РЕК по горско-еврейским проблемам, чтобы охватить не только Москву, но и всю Россию. С этого года я также являюсь вице-президентом Евроазиатского конгресса — эта организация работает в 24 государствах. Мне не нужна слава, важно разобраться с проблемами.

В прошлом году при помощи Фонда СТМЭГИ, РЕК и Министерства абсорбции Израиля в Ариэльском университете был создан первый научный Центр по изучению еврейских общин Кавказа и Средней Азии.

Хорошо, что есть много общин. Пусть люди работают! Все евреи в душе — лидеры, и когда одному еврею что-то говоришь, он скажет: «Что я — глупее тебя?» Но сколько организаций открылось за последние пять лет?! Когда евреи-бизнесмены пытались что-то сделать для еврейства… Пускай! Лишнего в таком деле не бывает!

Большая политика

В каждом течении (хасиды, митнагдим) — своя политика в соответствии с пониманием их учителей. Вроде все читают Тору, но каждый объясняет ее ученикам по-своему. Главное — правильно донести до простого человека Слово Торы.

Раньше бизнесмены в Америке «вставали в очередь», чтобы сделать пожертвования для синагог и ешив, бери — не хочу. Сейчас ситуация изменилась: собирать пожертвования стало очень тяжело, приходится ездить в другие страны, в том числе и в Россию. Я лично был в Иерусалиме в знаменитой ешиве «Мир». Когда увидел этот комплекс и сколько людей там занимается, то, честно, был поражен. Тысячи людей круглосуточно учат Тору, причем делают это везде — и в подвалах, и в коридорах. Оттуда выходит та энергия, которая нужна всему миру.

Израильская политика — это очень много демократии и очень много бюрократии. Даже сами политики признаются, что у них бюрократия «на высшем уровне». Отсюда — невозможность оперативно реагировать на ситуацию. Многое хотелось бы там поменять с Б-жьей помощью. В израильский бизнес я не вкладываю — вкладываю в людей, в благотворительность, науку и культуру и о политике пока не думаю. Но за ситуацией слежу с большим интересом.

Если Израиль видит угрозу со стороны Ирана, значит, такая угроза существует. Еврейскому менталитету свойственно смотреть на несколько шагов вперед.

Израиль как гостеприимный народ хочет дружить с мусульманскими и арабскими странами. Когда образовалось государство Азербайджан, Израиль протянул ему руку помощи. Не могу сказать, что финансовой, но стратегической — точно. Сегодня между двумя странами прекрасные отношения, идет сотрудничество в энергетической, военной и гражданской сферах. Многие министры, правительственные и гражданские делегации едут из Азербайджана в Израиль и в Азербайджан из Израиля. Есть ли в этом доля моего участия? Я всегда в чем-то участвую.

Как образовался Израиль, мы знаем — в первую очередь помог Советский Союз. А потом, когда СССР отдалился от Израиля, это произошло в значительной степени по вине Голды Меир. Она сказала, что если все евреи из Советского Союза переедут в Израиль, то Израиль будет быстрее прогрессировать, что очень не понравилось Сталину: «Собери списки людей, а там посмотрим». И все мы помним, что за этим последовало: борьба с «космополитизмом», дело врачей и т.д. Израиль выбрал Америку, а Советский Союз — арабский мир. То есть сегодняшний день — это вчерашняя история.

День 9 мая 1945 года — это 26 Ияра. Сегодня я веду активную кампанию и обсуждаю со многими раввинами и общественными деятелями возможность внесения этого дня в еврейский календарь. День Победы для евреев равносилен празднику Пурим, ведь с 1933 года фашисты истребили 6 миллионов евреев. Да, это скорбная дата, но с другой стороны — если бы не действия прежде всего Красной армии, то не уверен, что мы с вами сегодня бы здесь общались!.. Поэтому как нам не помнить и не отмечать этот день?! Еврейский народ — это народ истории, памяти, этот день мы должны отмечать и как память о погибших, которые отдали жизни лишь за свою веру. Не все еврейские праздники, которые мы широко отмечаем сегодня, взяты из Торы. Некоторые появились именно после того, как кто-то желал евреям исчезновения. А что было в 1945-м? Мы, и наши дети, и будущие поколения не имеем права этого забывать! Мы, горские евреи, всегда поздравляем друг друга с Днем Победы, для нас это и еврейский праздник. Поэтому считаю, что надо отмечать этот день именно и по-еврейски, по еврейскому календарю.

Мне приходит очень много писем, в которых меня с кем-то сравнивают. Но я — это я, Герман Захарьяев. А уже история покажет, кто я и кем был. Живу и знаю: если еврейскому народу что-то нужно и это в моих силах — то я это сделаю!

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>