ЭФРАИМ ХАЛЕВИ: «Лидер супердержавы никогда не окажется в Гаагском суде»


Эфраим Халеви (фото: Илья Иткин)

Бывший глава разведки «Моссад» происходит из древнего раввинского рода. В детстве он мечтал о карьере машиниста, в юности в секретную службу его под благовидным предлогом заманил приятель. Что нужно профессиональному разведчику? Терпение и готовность поставить себя на место врага.

— Вы потомок рабби Цви-Йегуды Берлина, легендарного главы Воложинской ешивы…

— Прапрапрапраправнук, если быть совсем точным. Рабби Берлин, которого в еврейском мире знают как Нацива из Воложина (аббревиатура, образованная от имени и фамилии), был человеком неординарным. Он делал все, чтобы ешива выжила, и поэтому вел переговоры то с поляками, то с русскими. Ешиву, как известно, два раза закрывали.

Глава ешивы не хотел строить заборы, он стремился распахивать двери. Там были разные ученики, от ревностных знатоков Талмуда до просвещенцев, которые по ночам читали светскую литературу. Именно в Воложине получал образование Хаим-Нахман Бялик.

— Чем лично вам импонирует Нацив?

— Он отличался широким кругозором, не ограничивался одной лишь учебой, был открыт новым веяниям. Нацив в своих комментариях к Торе касается таких сфер, как экономика, безопасность, ведение разведывательной деятельности. Моше послал 12 глав колен Израилевых, чтобы они тайком проникли в Ханаан и исследовали местность. Зачем надо было посылать именно глав колен, а не простых людей? Рабби Берлин поясняет: чтобы народ поверил в достоверность собранной информации, разведчики должны быть известными и уважаемыми людьми.

Когда в XIX веке началось национальное пробуждение, народы, которые раньше были под имперской пятой, будь то русской или австро-венгерской, потребовали предоставить им независимость. Нацив понимал, что евреев это тоже затронет, и поэтому поощрял репатриацию в Эрец-Исраэль. Надо помнить, что евреи — это не только носители определенной религии, это еще и народ. В Торе есть законы, касающиеся сельского хозяйства, ведения бизнеса, управления страной. Про заповеди сказано: «И живи ими». Мой прославленный предок об этом помнил.

Эфраим Халеви (фото: Илья Иткин)

Эфраим Халеви (фото: Илья Иткин)

 

— Он мечтал уехать в Эрец-Исраэль, но слабое здоровье не позволило это сделать.

— У меня есть коллекция открыток, которые сын Нацива рабби Хаим Берлин посылал из Иерусалима. В те дни почту за границу отправляли через консульства, поэтому на открытках стоят штампы на русском, на немецком. Берлин-младший подробно описывает Иерусалим тех лет, а также, не удивляйтесь, чуть ли не в каждом послании перечисляет положительные качества своей супруги. Вот как должен вести себя муж — ежедневно подмечать положительные качества своей половины и любить ее за это.

— Вот и давайте перейдем к вашим родителям.

— Мой отец родился в Англии. Познакомился с матерью, когда она работала библиотекаршей в раввинской семинарии. Помню, как в детстве я впервые попал на вокзал. Увидел паровоз, бесконечную вереницу красных блестящих вагонов и машиниста в кабине. Этот один-единственный маленький человек управлял огромной машиной! На меня увиденное произвело огромное впечатление, и я решил, что, когда подрасту, стану машинистом. Но, признаюсь, быть главой «Моссад» оказалось не менее интересно.

Кстати, мой дедушка был солдатом царской армии. Он написал письмо Хафец-Хаиму: ребе, тут трефная еда, другой нет, что делать? Тот ответил на идише: «Ништ лекен ди бейнер» («Не облизывай косточки»). То есть ешь, но не получай удовольствия.

— В последнее время многие израильтяне интересуются своими корнями, посещают малую родину предков. Вы были в Воложине?

— Я не так давно был в Литве. Пошел в пятницу в вильнюсскую хоральную синагогу. Там потрясающий кантор Шмуэль Юсем. Праведный человек, и жена его — праведница. Его отец был родом из Аниполи, передал по наследству местные еврейские напевы. Больше их никто сегодня не знает. Так вот, кантор потрясающий, голос удивительный, в Вильнюсе Юсем остался исключительно из-за уважения к местным евреям. А в синагоге на пятничной молитве — 10 пожилых молящихся. В дальней перспективе у диаспоры мало шансов.

— Когда вы попали в Эрец-Исраэль?

— В 1948-м. Я приехал за месяц до основания Государства Израиль. Мне было 14 лет, родители иммигрировали, потому что были сионистами. Я окончил юридический факультет Еврейского университета в Иерусалиме, был председателем студенческого профсоюза. Там же познакомился с будущей женой. Потом редактировал аналитический журнал, который выпускала Армия обороны Израиля, был комментатором на радиостанции. Как-то раз позвонил приятель: «Эфраим, в министерстве иностранных дел есть вакансия, «приезжай на интервью». Я приехал, и оказалось, что со мной беседуют никакие не мидовцы, а работники «Моссад». Так началась моя сорокалетняя карьера в разведслужбе.

— Карьера, о которой вы предпочитаете умалчивать.

— Меня спрашивают: «Чем ты занимался в “Моссад”»? Я отвечаю, что большую часть времени выжидал. Ведь в разведке главное — думать, собирать информацию, анализировать. Человек, который работает в «Моссад», должен быть терпеливым и уметь ждать. Но не опаздывать.

В «Пиркей авот» сказано: «Не суди друга, пока не окажешься на его месте». Я бы добавил: «А с врагами ставь себя на их место». В разведке меня приучили ставить себя на место противника и мыслить его категориями: «Представь, что ты — Халед Машаль. Как бы ты поступил? Что бы сделал?» Только так можно работать.

— Недавняя антитеррористическая операция «Нерушимая скала» завершилась, но ее результаты неоднозначны. Одни считают, что победил ХАМАС, другие — что ХАМАС, наоборот, повержен.

— Итоги подводить рано. Война длилась 50 дней. Все остальные израильские кампании были короче. Шесть дней, меньше 20 дней, как в войну Судного дня, первая Ливанская война длилась месяц, вторая — примерно столько же. А сейчас две стороны думают, что каждая из них победила.
Одно можно точно сказать: арабы ничего из того, что хотели, не добились. Требовали морской порт — не получили. Напоминаю, итоги не подведены, есть соглашение о прекращении огня. Что будет дальше? Как сказано в Талмуде, после разрушения Храма дар пророчества был передан дуракам. Я не хочу выглядеть дураком.

— Многие израильтяне во время войны мечтали: «Вот нам бы Путина на пару дней, он бы Газу отутюжил».

— Люди нередко удивляются: а почему России и США можно то-то и то-то, а Израилю нельзя? Почему Россия бомбила Чечню и никто не пикнул? В мире нет равенства. Россия, США и Китай — супердержавы. Бессмысленно сравнивать Израиль и Россию. Или даже Англию и Россию. Боевики ИГИЛ обезглавили журналиста Сотлоффа, и Барак Обама отдал приказ бомбить Мосул. Сколько человек там погибло? Никто не знает. Были ли там дети, женщины? А какая разница? Уверяю, что лидеров супердержав на скамью подсудимых в Гааге никто никогда не приведет.

— Напоследок — есть ли у вас кредо?

— Жизнь должна быть осмысленной — и для человека, и для общества. В старости человек рано или поздно задастся вопросом: «А что полезного я сделал для других?» Для себя я, слава Б-гу, знаю ответ на этот вопрос.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>