ДИАНА МЕДМАН: «Я хочу, чтобы вокруг меня все были богатыми»


Диана Медман (фото: Илья Иткин)

В России профессиональные ученые не так часто становятся крупными бизнесменами. Нашей собеседнице это удалось. Престижный диплом МИТХТ, создание кооперативов и крупных компаний, членство в советах директоров. Влияние отцовских генов? Диана Яковлевна Медман делится формулой женского успеха.

— У вас довольно редкая фамилия…

— Медман — это фамилия по бывшему мужу. Познакомились мы с ним случайно: жили на даче, приехала съемочная группа, операторы искали место для съемок. На самом деле мужнина родня — Мейдманы, но у тестя на каком-то этапе «й» выпало. Изначально у меня была фамилия Аронович. Родители моего мужа были родом из местечек, а отец моего покойного тестя так вообще был казенным раввином. Вся их семья разговаривала на идише.

Папа из Керчи, я родилась в Баку, но, когда мне исполнилось 10 месяцев, родители переехали в Москву. Поэтому я себя считаю практически коренной москвичкой. В Баку изначально оказались мамины родители, которые бежали от черносотенцев. Мама родилась в Херсоне, знала идиш, разговаривала. Папа происходил из семьи ассимилированных евреев, потомков купцов, которые получили разрешение жить в Керчи. Родители на полном серьезе спорили, кто до революции был богаче. Мама упиралась: «У нас были целые кварталы в Баку, магазины, можно было войти голодным и раздетым, а выйти одетым и сытым…»

— С кем дружили ваши отец и мать, где работали?

— Я вспоминаю знакомых моих родителей, евреи преобладали. У меня сейчас такого круга общения нет. Когда мама с папой познакомились в Москве, папа получил крупное назначение — стать главным редактором газеты «Бакинский рабочий». Так родители оказались в Баку, они переехали туда году в 1934-м. Муж маминой сестры Виктор Треппе предупредил их: «Возвращайтесь обратно, здесь вас ждут неприятности». В результате родители сначала переехали в Алма-Ату, а потом вернулись в Москву. А родственника расстреляли в 1937-м.

— А еще говорят, что нет пророка в своем отечестве. После переезда ваш отец продолжил заниматься журналистикой?

— Он постоянно пробовал себя в разных сферах. Папа работал у Анастаса Микояна, был директором фабрики-кухни. У меня в жизни не было неприятностей. Кроме одной, пожалуй: в 1957-м папу уволили с работы, посадили на семь лет. Он разработал новую рецептуру колбасы, с крахмалом вместо костей. Ему инкриминировали расхищение социалистической собственности в духе «экономических дел» той поры. Когда меня принимали в комсомол, проверяющие спросили: «Как вы относитесь к поступкам отца?» Я ничего не ответила, повернулась и ушла. Но в комсомол меня все-таки приняли.

Папа умер в 1981-м. Когда началась перестройка, появились кооперативы, частный бизнес, я подумала: «Г-споди, был бы жив папа!..»

— Ваш отец был крупным советским чиновником. Он верил в официальную идеологию?

— Помню, 1967 год, сидим, воскресный день. За столом сидят брат, его жена. В это время по радио объявляют: «Мы запустили на Луну вымпел с изображением В.И. Ленина». Папа говорит: «Лучше б они запустили туда его идеи. И навечно». Папа был романтиком, вступил в Коммунистическую партию, но никаких иллюзий у него не было. После выхода на свободу папа вернулся к журналистике, создал практически первую в стране рекламную студию. Самый первый ролик снимался у нас на кухне. В рекламе участвовали и Евгений Евстигнеев, и другие звезды.

Иго не продержалось

Диана Медман (фото: Илья Иткин)

Диана Медман (фото: Илья Иткин)

 

— В таком окружении немудрено было выбрать актерскую стезю. Вы почему-то предпочли науку.

— Я хотела стать ученым. Окончила школу с золотой медалью. Очень хорошая школа была, там учились Вертинская, Улицкая. Кстати, ее последняя книга посвящена школьным воспоминаниям. Школа обычная, но преподавание иностранных языков было на потрясающем уровне. За какие-то символические деньги можно было со второго класса изучать немецкий. А потом я ходила во французскую группу. Мы тогда жили на Цветном бульваре. Я очень любила литературу и… химию. Точнее, любила учительницу химии Анну Михайловну, хотя она меня от карьеры химика отговаривала: «Вот посмотри на меня, я вся старая, седая, это мне наказание за занятие химией!» А тогда как раз популярность набирали точные науки, известное противостояние физиков и лириков, мы прочли книгу Юнга «Ярче тысячи солнц» и ни о чем, кроме как о науке, слышать не хотели.

— Кто повлиял на окончательный выбор?
Мама всю жизнь хотела, чтобы я стала актрисой, потому что я лет шесть занималась в театральной студии. Папа был категорически против. И я поступила в Московский институт тонких химических технологий. В 1966-м окончила институт, распределилась в НИИ синтетических и натуральных душистых веществ. В 1972-м поступила в аспирантуру.

— На дворе тем временем застой.

— Мы верили в перемены. Брат как-то сказал: «Татарское иго продержалось триста лет. Советское и ста не продержится». Поэтому когда началась перестройка, стало ясно — назад дороги нет. Даже во время путча, когда совет директоров нашей компании вдруг решил составить покаянное письмо, пообещать не заниматься хозяйственной деятельностью, я эту инициативу пресекла.

Я в те дни, кстати, была в Канаде. Брата пригласило местное Министерство геологии на работу, я к нему приехала, могла преспокойно получить гражданство, но вернулась. У меня был обратный билет на 17 августа, 19-го окончательно победил Ельцин.

— На каком этапе из ученого вы превратились в бизнесвумен?

— До 1987-го я работала исключительно в сфере науки, да и наш первый кооператив тоже был научным. Мы выращивали биоженьшень, продавали заводам, они делали из него настойки, разные вещества. Мы занялись коммерциализацией науки: «Давайте запускать технологии, которые мы разрабатываем!» Начали внедрять то, что было исследовано, вкладывали деньги в новые разработки. Потом была основана общественная организация «Биопроцесс» при Академии наук СССР. А вот брат никогда не хотел заниматься бизнесом, он классический ученый, я в этом смысле больше похожа на папу.

Таскать мешки, рожать детей

Диана Медман (фото: Илья Иткин)

Диана Медман (фото: Илья Иткин)

 

— Другой финансовый аспект вашей деятельности связан с развитием Женской микрофинансовой сети.

— Подчеркну, абсолютно добровольный, я не зарабатываю на этом. Я была членом совета директоров Всемирной женской банковской сети более 12 лет. Я просто не понимаю, как можно жить богато, если вокруг живут бедно. Хочу, чтобы вокруг меня все были богатыми. И я хотела поддержать женщин. У нас женщины всегда несут двойную нагрузку, и на работе, и дома. Никто не понимал, насколько женщины талантливы, способны, умеют развивать бизнес. В начале мы с друзьями из МГУ создали женский клуб «Преображение». А в 1998 году была создана женская финансовая сеть.

— Каковы результаты? Женщины достигли желанного равноправия?

— Вначале мы были суфражистками — боролись за право голоса. Получили право голоса, стали бороться за право на работу. Как известно, многие профессии были для женщин недоступными. Собственно, идеи советской власти в этом плане были потрясающими. Она как раз уравняла мужчин и женщин в правах. Если американки бились за те или иные должности, советским женщинам их давали по инициативе сверху.

— А сейчас?

— Сейчас все это изменилось. Вы знаете, что женщинам перестали предоставлять лицензии штурманов? Их не принимают в пилотные школы. А ведь в СССР во время войны было столько героинь-летчиц. Мы идем в направлении демократических реформ, и при этом около 130 профессий находятся в черном списке для женщин.

— Почему это произошло?

— Вопросы репродукции очень остро стоят в нашей стране. Из этого последовал странный вывод: некоторые профессии отрицательно влияют на фертильность. Раньше женщины работали на цементных заводах, таскали тяжеленные мешки, но это не мешало им иметь детей. Другой момент — ситуация с рабочими местами вообще сложная, и приоритет отдается мужчинам.

От суфражизма мы перешли к равным возможностям и равным правам. Но уже весь мир перешел к равным возможностям и равным результатам! Хотя, конечно, ситуация меняется. Есть больше женщин и в правительстве, и в руководстве крупных компаний. Центробанк возглавляла Татьяна Парамонова, сейчас — Эльвира Набиуллина.

— Задам провокационный вопрос: женщин многие считают легкомысленными, эмоционально неустойчивыми и истеричными. Ну какой, дескать, из женщины руководитель?

— У женщины больше независимости. Руководителю-мужчине мужчины-подчиненные подчиняются беспрекословно. Они военнообязанные, подчинение командиру у них развито. А женщины более индивидуальны. Несмотря на страсть к коллективному мышлению. Женщина-руководитель существенно гибче, она более человечная, готова вникать в личные, семейные проблемы сотрудников. Мужчина-руководитель никогда не будет этим заниматься. Ему нужен результат работы. А ведь семейная ситуация о-го-го как влияет на результат.
Легкомысленность тоже бывает, если подразумевать под этим понятием неглубокий анализ. Иногда женщина берет на веру какие-то слова и относится к этому несерьезно. Мужчина любую неудачу воспринимает хладнокровно. Женщина в силу различий не любит принимать неудачи.

На малых предприятиях, возглавляемых женщинами, существует семейная атмосфера. Там дружно работает коллектив, нет жесткой субординации и диктатуры. Есть коллегиальное руководство, прислушиваются к мнениям сотрудников.

— А к мнению руководителя-женщины прислушиваются?

— Я работала с тремя мужчинами. Мне не всегда хватало сил настоять на своем, хотя они и прислушивались к моему мнению. Когда лишь это было явно, они могли согласиться. А так — постоянно делали по-своему. Мужчина быстрее принимает решение, чем женщина. Мы, наверное, испытываем большее чувство ответственности. Женщина не так готова рисковать, поэтому медлит, взвешивает риски.
Кто застилает постель?

— Давайте поговорим о женских плюсах.
Женщины способны делать сразу несколько дел, у мужчин это не получается. Мы должны одновременно кормить ребенка, с ним разговаривать, готовить обед и убирать дом. В кризисных ситуациях у мужчины наступает шок, а женщины всегда готовы к кризису.
Один из лозунгов Междунароного женского форума в 1995-м звучал так: «Половину мира — женщинам, половину кухни — мужчинам». На Западе реально так и есть. Там нет такого, чтобы муж не готовил, не убирал, не принимал участия в приготовлении торжественного обеда, в воспитании детей. Независимо от того, какую должность этот мужчина занимает.

— Почему в России это не так?
— Я недавно прочла книгу об израильской армии. Честно говоря, была потрясена. Там нет жесткой субординации, солдаты обсуждают действия командования. Есть демократия. Поэтому и на гражданке мужчины более демократичны. А у нас солдаты становятся жесткими, озверевшими и командуют женщинами так, как ими командовали в армии.

У моего внука, который живет в США, есть девушка-американка. Мы вместе отдыхали на Мальте. Я внуку говорю: «У вас в комнате не убрано, горы одежды. Эмма даже постель не застилает». Он пообещал исправить ситуацию. Приходит и рассказывает: «Эмма говорит — раз мы в постели спим вдвоем, один раз застилать ее будешь ты, один раз — я». Там с детских лет воспитывают женщину в атмосфере равноправия.

А у нас мальчиков воспитывают на привилегированном положении. Мой российский внук по дому ничего не делал. Младший американский внук, ему 12 лет, сам встает, сам себе готовит завтрак. А московский внук лучше не поест, чем сам себе что-то возьмет из холодильника. Потому что не приучили. Один раз он приготовил макароны: «Ой, я так замучился, что решил — никогда в жизни ничего готовить не буду».

— А с девушками в России как? Новые суфражистки ожидаются?

— Увы, у нас приучают к иждивенчеству. Молодые девушки хотят найти богатого мужа и после свадьбы сидеть дома. Мне одна такая сказала: «Ну и что, что я в 19 лет вышла замуж? Зато такая свадьба была, так погуляли классно! Надоест — разведусь». На Западе женщины хотят строить карьеру. Практически все. А потом уже взвешенно выйти замуж и серьезно отнестись к количеству детей и имеющимся возможностям. Надеюсь, что в будущем произойдут изменения и в этой сфере.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>