Наша собеседница мечтала стать балериной, но предпочла мир инноваций. Она побывала во всех мировых столицах, но для отдыха предпочитает старинные московские усадьбы. Анна Пеливерт, директор Израильского культурного центра, о высоких технологиях, выборе имени и феномене израильских отцов.

Об Израиле и о Москве

Здесь, в Москве, я представляю свою страну, а это большая ответственность, и я ее полностью осознаю. Когда я что-либо говорю, то говорю не только как частное лицо, но и как официальный представитель государства. Мнение обо мне и моих поступках может отразиться на мнении обо всей стране. Когда я что-то говорю или делаю, всегда помню об этом. 

Иерусалим — необычный город. Но жить в нем мне трудно. Может быть, из-за того, что у этого города тысячелетняя духовная нагрузка, с которой сложно ужиться? 

В Тель-Авиве существует захватывающая жизненная энергия. Хочется стать частью этого солнечного сгустка. 

Москва — очень большая и динамичная. В ней есть одновременно все и сразу. Важно найти свой круг людей, с которыми удобно, и места, в которых приятно. Считаю, что в Москве прекрасный климат. Я очень люблю все московские сезоны и смену погоды. После приезда в Москву никакого шока у меня не было. За последние 10 лет тут мало что изменилось. 

Разделять понятия «израильский» и «еврейский» не нужно и невозможно. В Израиле многие государственные законы основаны на религиозных традициях. Но во многом еврейские традиции — это мудрость, прошедшая проверку временем. Было бы неправильно отметать такое сокровище. 

В современном Израиле существует динамичный и интересный внутренний рынок, но вместе с этим во многих индустриальных областях возможности страны превышают потребности населения. Израилю есть что предложить и другим странам: израильские инновационные, сельскохозяйственные и медицинские технологии признаны передовыми во всем мире. Большая часть деловой среды работает на экспорт. Это накладывает отпечаток на работу многих организаций и компаний. Здесь как нельзя кстати пригодился весь тысячелетний опыт проживания евреев в галуте. Сегодня это называется «международные коммуникации».  

Развитие израильского бизнеса в области высоких технологий неразрывно связано с достижениями израильской фундаментальной науки. В Израиле все живет инновациями. Даже в те области, которые обычно считаются традиционными, израильские специалисты привносят новые идеи, технологии. 

В Израильской академии никто не прилагает усилий по адаптации литературы и учебных материалов на иврит. Когда я училась, в библиотеке не было практически ни одной книжки на иврите по моей специальности. Зато все выпускники свободно владеют английским. По-моему, грамотный и хитрый метод. 

Если вы обратите внимание, то у Израиля до 2000-х годов не было нобелевских лауретов в научных областях. А за последние годы израильские ученые были удостоены Нобелевских премий по химии, по экономике. Это ученые с мировым именем, и они работают и преподают в израильских вузах. 

Анна Пеливерт (фото: Eli Itkin)
Анна Пеливерт (фото: Eli Itkin)

В современных вузах Москвы лекторы, которых мы приглашаем из Израиля, легко обходятся без переводчиков, так как студенты прекрасно понимают их и на английском языке. Это говорит само за себя. 

В израильском обществе большое значение имеет семья. Вся жизнь вертится вокруг молодого поколения. По сравнению с Россией есть более ярко выраженная жизненная программа, нацеленая на создание семьи и воспитание детей. 

Очень интересное явление — израильские отцы. Они гуляют со своими двухлетними детьми где-нибудь в парке, а за плечами у них огромный рюкзак, в котором есть все: от влажных салфеток до трех пар запасных штанишек. Многие имеют обширный армейский опыт и понимают, что бой может развернуться самым неожиданным образом. А вообще израильские мужчины принимают больше участия в заботе о детях: готовят им шницели, укладывают спать.  

О себе и моей семье 

Я родилась и выросла в Петербурге. Выросла в еврейской семье и училась в еврейской школе. 

В детстве хотела стать балериной. Но занятия были далеко и у родителей не было возможности ездить со мной. Зато я занималась фортепьяно, как и положено девочкам из еврейской семьи. К сожалению, пять лет мучений не оставили и следа. 

Меня можно назвать типичным представителем той еврейской молодежи, которая росла, когда о национальности уже можно было говорить. Я ездила в еврейские лагеря, работала там. Израиль всегда был частью меня и моей жизни. 

Я окончила университет в Петербурге и уехала в Израиль. Хотела просто примерить эту страну на себя, попробовать. Вначале был период азарта и желания во всем разобраться и влиться. Это было прекрасное время, полное энергии и мечтаний. А после жизнь как будто организовалась сама собой: учеба в бизнес-школе в Тель-Авивском университете, предложение выйти займуж, интересная работа. 

Я жила сначала в Ашкелоне, потом в Ашдоде. Работа была в Тель-Авиве, конечно. Потом я вышла замуж и переехала в Иерусалим. 

У меня была очень интересная работа. Я работала консультантом по бизнес-развитию, занималась крупными международными и инновационными проектами. Часто летала в командировки — Брюссель, Лондон. Штаб-квартира у нас была в Париже. Есть определенная романтика в том, чтобы приехать в Париж поработать, не правда ли? К сожалению, в любом деле наступает момент пресыщения и хочется что-то изменить. 

Мой личный опыт показывает, что в Израиле можно добиться успеха упорным трудом и верой в собственные силы. 

Я человек с бесконечным терпением, мягкий, гибкий. Как все гибкое, меня сломать очень тяжело и трудно вывести из себя. У меня хорошо развита интуиция, думаю, это довольно женская черта. Я считаю себя добрым и отзывчивым человеком. Но, если я с чем-то не согласна, буду спроить и отстаивать свою позицию, невзирая на оппонентов. Это не всем нравится. 

Я не знаю, какой он, мой муж. Просто он мой. Мой муж родился и вырос в Грузии, но у него есть и московские корни. Мы прошли долгий путь в наших отношениях. Многому научились вместе, стали взрослее, ответственнее. 

Когда у нас родился старший сын, каждая семья предложила назвать его в честь родственников. Но выяснилось, что в грузинских семьях принято называть в честь живущих родственников, а в ашкеназских — только в честь умерших. Это был настоящий урок дипломатии. Мы назвали сына его собственным именем, потому что это его жизнь и его судьба. Но, чтобы никого не обидеть, дали ему еще два имени. Наши семьи нас очень поддерживают, думаю, мы чувствуем большую отвественность, потому что от нас многого ждут. И я, и Миша, мы — старшие дети в своих семьях, мы первые создали свою семью и порадовали наших родителей внуками. 

О работе в ИКЦ

В разные годы работа Культурного центра строилась по-разному: в соответствии с требованиями времени. И, конечно, каждый новый директор привносит в работу частичку себя. Наравне с другими культурными центрами, работающими на сегодняшний день в Москве, Израильский культурный центр направлен на популяризацию культуры нашей страны. Традиционно организацией масштабных мероприятий на городском уровне занимается атташе по культуре, и мы работаем в полном взаимопонимании ради одной цели и на благо страны.

Я человек тихих реформ. Важно не громко о себе заявить, а грамотно сделать. Только так, в долгосрочной перспективе получаются хорошие результаты. И в работе, и в жизни. Зато потом вот так оглядываешься — и много есть о чем вспомнить. 

Анна Пеливерт (фото: Eli Itkin)
Анна Пеливерт (фото: Eli Itkin)

Так получается, что вся моя карьера была связана так или иначе с продвижением Израиля в мире. И если раньше речь шла в основном о передовых разработках и научных проектах, то теперь я могу представлять всю страну, в полном объеме. Это захватывает дух. Это вызов. 

Я работаю в посольстве уже третий год. Раньше занималась образовательными программами и внешними мероприятиями ИКЦ. Мы делали очень интересные проекты с участием израильских специалистов, людей исскуства. Довольно много работали в вузах. Очень хочется показать Израиль с разных сторон, так, чтобы каждый человек смог открыть что-то интересное для себя. То, что будет близко именно ему. Часто мы сталкиваемся со стереотипным мышлением, мы хотим, чтобы его стало меньше.  

Считаю, что сегодня можно интересно рассказывать о различных сферах израильской жизни и общества: о полезных изобретениях ученых, об анимации, кухне, о воспитании детей. Да много можно чего придумать и рассказать о том, как это делается в Израиле. В сегодняшнем глобальном мире люди сталкиваются с очень похожими вопросами и дилеммами, а вот решают их по-разному. В Москве люди очень открыты и тянутся к новым знаниям вне учебных рамок или работы. На наши мероприятия приходят те, кому интересно узнать больше об Израиле или о том, как в Израиле устроена та или иная сфера жизни.  

В центре мы работаем в разных направлениях: устраиваем мероприятия в вузах, участвуем в муниципальных фестивалях, ярмарках образования, проводим детские городские лагеря. Мы очень мобильны и динамичны. Мы всегда стремимся подобрать нужный контент и представить Израиль с новой и неожиданной стороны. Будь то анимация или робототехника, мы всегда найдем, что интересного происходит в этой области в Израиле. Я думаю, что мы — хороший партнер, нас любят приглашать различные организаторы, и мы всегда стараемся найти индивидуальный подход к каждому.

В центр часто приходят молодые ребята, которые участвуют в наших проектах. В этом сезоне мы делали подготовительный курс к психометрическому тесту (аналог ЕГЭ в Израиле), и неожиданно проект принял новые, летние формы изучения техник скорочтения, английского разговорного клуба. У нас все время появляется что-то новое. В этом сезоне мы планируем открыть лидерский клуб для студентов, сделать акцент на работе со старшими школьниками. Традиционно у нас можно учить иврит. 

Недавно приезжал очень хороший израильский шеф-повар. Мы организовали мероприятие с его участием в ресторане, где можно было попробовать современную израильскую кухню, послушать личную историю человека. Мы стараемся показывать страну с самых разных сторон и найти новые и неждиданные темы: например, в июле пригласили синоптика, который работает в метеорологической службе Израиля и делает прогнозы. Он рассказывал, что такое израильская погода: осадки, бури — куда это все движется, с чем связано, почему медузы приплывают в Средиземное море в июле. 

Мне очень интересно следить за тем, как каждый проходит свой путь в ИКЦ. Сначала ходят на мероприятия, потом начинают с кем-то дружить. Многие становятся участниками наших образовательных программ. Мне это немного напоминает и собственную историю. Я всегда стараюсь рассказать ребятам, какие возможности у них есть в Израиле, а каких, наоборот, нет. Иногда мы сталкиваемся с наивностью, с отсутствием базовых знаний о стране.  

Правила жизни 

На некоторые вопросы у меня нет ответа, не всегда можно однозначно решить, что правильно сделать в сложной ситуации. Жизнь сложнее, и нельзя делить ее на белое и черное. Иногда нужно просто набраться храбрости и начать действовать. 

Почему-то мы считаем, что математику нужно учить, чтобы стать программистом, а учиться быть родителем — это не важно, мы и так все знаем.

В сегодняшнем мире люди во многом стремятся к самореализации, поэтому географические границы размываются. Там, где можно найти себе лучшее применение, туда мы и едем.

Думаю, Российский культурный центр в Израиле мог бы рассказывать про Парк Горького — замечательное, прекрасное место.

Так складываются звезды. Ты что-то делаешь-делаешь, оно не получается, а потом ррраз — и все так, как надо!

Я бы хотела обладать способностью находиться в двух местах одновременно.

Я человек очень любопытный. Хочу, чтобы у меня в жизни всегда была возможность удовлетворять свое любопытство в какой-то новой области. Важно не быть статичным.

Сегодня легко адаптироваться. Есть английский язык, который всех объединяет, есть культурные нормы, в которых можно так или иначе плавать. Понятно, что мы все разные: кто-то такой, кто-то другой. Но везде можно найти точки соприкосновения и как-то жить с этим дальше.

.