Глава службы безопасности Московского еврейского общинного центра (МЕОЦ) – кадровый офицер израильской армии. Он внедряет на подведомственных объектах новые технологии, пользуется специальным субботним металлоискателем и предлагает заменять людей компьютерами. Нужна ли цензура в интернете, чему можно научиться, просматривая боевики, и как студенты Stars повстречались с палестинцами-юдофобами

 

– Не секрет, что кривая антисемитизма во всём мире растет. Что в этом плане происходит в России?

– На данный момент Россия – одна из самых спокойных стран в плане, что называется, активного антисемитизма. Юдофобия находится в голове у определенной части населения, но нападения на евреев происходят все-таки чаще в Западной Европе и Америке. При этом всякое бывает. В здание ФЕОР года два тому назад бросили бутылку с зажигательной смесью. До этого произошли нападения в Хоральной синагоге и на Бронной.

Если говорить о мировых тенденциях, то террористы используют технологии, которые развивает Запад, против самого же Запада. Чтобы человек примкнул к «Исламскому государству»*, ему не нужно ни с кем связываться. Он смотрит видео в интернете, а при помощи другого видео узнает, как собрать взрывчатку. 

В Америке происходят массовые расстрелы, потому что ношение оружия разрешено практически любому. Говорят, что там легче получить оружие, чем права на вождение. В России такой ситуации нет. Меньше шансов, что у психа окажется автомат. При этом мы рассматриваем подобные сценарии в московских реалиях и выстраиваем систему безопасности. Я называю ее «Наступательная оборона». Мы контролируем ситуацию на прилегающих к нашим объектам улицах, используем новые технологии. У нас стоит, например, прибор для распознавания лиц. Вместо того, чтобы распечатывать какие-то фотографии или инструкции, мы их передаем между собой по защищенным каналам в интернете. Буквально перед вашим приходом мне прислали фотографию подозрительных людей, которые прохаживались у здания еврейской общины. Причем не подчиненный прислал, а рядовой член общины. Я сразу переслал это охранникам всех еврейских объектов, которые находятся под моим контролем. Таким образом, мы обмениваемся информацией гораздо эффективнее, чем раньше.

– Предположим, что вы приняли на работу нового сотрудника. Что он должен уметь, какими качествами обладать?

– Первое, что узнает охранник, когда приходит к нам в общину: его задача – охранять людей, а не имущество. Мы профессионально обучаем персонал, как действовать для предотвращения терактов. В работе охранника есть сферы, не ограниченные законодательством. Можно не задерживать человека, а просто с ним поговорить. Иногда, когда охранник вежливо, но уверенно общается с человеком, тот сам предоставляет ему нужную информацию. 

К сожалению, сегодня в России люди не умеют предотвращать теракты. Сотрудников охраны обучают действиям, которые следует предпринять после теракта. Как эвакуировать людей, куда звонить и так далее. Я считаю, что 80 % работы охранников, если не больше, должно быть направлено на предотвращение терактов. Охране необходимо уметь выявлять подозрительных людей, вести наблюдательные действия вне объекта, на прилежащих улицах. 

– Изначально охранники этими навыками не владеют? Но ведь чтобы получить лицензию охранника, необходимо пройти обучение.

– К нам приходят охранники либо со знаниями очень базовыми, либо вообще без таковых. Полученное ими профильное образование имеет общие черты и никак не привязано к тому или иному объекту. Поэтому, когда мы принимаем на работу охранника, учеба начинается с анализа рисков конкретного объекта. Инструктаж записывается в блокнот – если человек не всё уловил, он всегда сможет перечитать правила в свободное время. Даже на посту есть время, которое можно провести с пользой. Поэтому мы часто повторяем одни и те же вещи, чтобы охранник их запомнил.

– Есть ли какие-то абсолютные гарантии безопасности?

– Две вещи, которые между собой конфликтуют, – это безопасность и свобода. Чем больше мы хотим безопасности, тем меньше будет свободы действий. Лучший способ обезопасить еврейскую общину – закрыть ее, но это же абсурдно. Мы хотим жить свободно, ходить по улицам в кипе, не стесняться, что мы евреи. Но на 100 % обезопасить себя не может никто. 

Смысл в том, чтобы поддерживать определенный уровень личной безопасности. Когда вы идете домой, посмотрите, нет ли кого-нибудь странного во дворе, не наблюдают ли за вами. Вы идете в банк – нужно посмотреть, кто находится рядом с этим банком, кто находится в комнате, где вы снимаете деньги. Пытайтесь объяснить себе, что делает человек, который рядом. У меня это уже вошло в привычку. Я, когда куда-то иду, смотрю на окружающих и спрашиваю себя: «Какая мотивация у этого человека делать то, что он сейчас делает?» 

– Вы устраиваете проверки на охраняемых объектах?

– Проверки – это обязательно. Как и отрабатывание действий в чрезвычайных ситуациях. Самый легкий способ – моделирование, когда мы сидим с сотрудником охраны, описываем определенную ситуацию и требуем предоставить план действий. В разных ситуациях приоритеты могут меняться, и охранник должен понимать это, принимая окончательное решение. 

В конечном итоге стандарты безопасности проверяются на практике. Можно ставить охранной службе самые высокие оценки, но, если она не смогла предотвратить теракт, это ничего не стоит. Мы настроены на рост. Неважно, какая у тебя оценка, ты должен улучшаться. 

– Помогают ли вам госструктуры?

– Российская Федерация с самых первых лет государства очень помогает заботиться о нашей безопасности. Это касается всех государственных структур, начиная с ФСБ и заканчивая МЧС. Мы можем к ним обращаться по любым вопросам, и они неоднократно нам помогали.

– Вы упомянули интернет, в котором можно получить любую информацию, включая ту, которая интересна потенциальному террористу. Надо ли вводить жесткую цензуру онлайнового пространства? И есть ли новые технологии, которые помогают охранным службам?

– Даже в самых закрытых обществах прогресс постоянно присутствует и его невозможно остановить. Я верю, что тот, кто готов пожертвовать своей свободой ради безопасности, в конечном итоге не будет иметь ни свободы, ни безопасности. Но если ты что-то не можешь остановить, нужно это возглавить. Прогресс будет двигаться вперед, и вопросы безопасности, в конечном итоге, будут находить свое решение. 

Один из современных трендов – замена людей на искусственный интеллект. Это уменьшает возможность ошибки, и это как раз то, к чему я стремлюсь. Работа в охранной сфере не считается престижной. Есть текучка кадров, у меня была ситуация, когда на еженедельных инструктажах 40 % сотрудников были новичками. Поэтому я всегда советую заменять глаза человека на компьютер везде, где это возможно. 

– Израильский опыт вам помогает?

– Не секрет, что Израиль преуспел в разных сферах, включая безопасность. Всё начинается с планирования и кадров. У Израиля нет выбора, нужно всегда быть в тонусе и искать решение каждодневным проблемам. Поэтому кадры, которые привлекаются к этому, очень качественные. Чтобы израильтянин попал в структуру, которая занимается безопасностью на высоком уровне, он должен пройти несколько уровней отбора. Его работа будет хорошо оплачиваться, то есть человек мотивирован со всех сторон, и таким образом люди, которые приходят в охрану, действительно хотят и умеют этим заниматься.

К нам сюда неоднократно приезжали посол Израиля Гарри Корен и премьер-министр Биньямин Нетаньяху. Со службой безопасности посольства у нас очень хорошие отношения. Мы используем израильские технические разработки. У нас есть, например, ручной металлоискатель, который работает в шаббат.

– Я недавно читал об экс-разведчике, который смотрел фильм о Джеймсе Бонде, не переставая смеяться: «Вот же понавыдумывали!». Нравятся ли вам боевики, и насколько то, что там показано, имеет отношение к вашей работе?

– Больше люблю обычные художественные фильмы, но и в приключенческих лентах можно узнать интересные вещи. Например, в серии фильмов про Борна описывается техника обнаружения слежки, ведения слежки, сбора информации. Любые повседневные технологии изначально были придуманы фантастами и людьми с богатым воображением. О подводных лодках писал Жюль Верн. Леонардо да Винчи рисовал чертежи летательных аппаратов. 

– Вы занимаетесь обеспечением безопасности членов еврейской общины и за пределами России. Какие меры принимаются во время поездок в рамках проекта EuroStars? 

– Как я уже говорил, всё начинается с планирования. Сначала мы организовали ознакомительный тур для своих сотрудников. Его цель – посмотреть на места, где будет находиться делегация, оценить риск и создать план охраны. И, что не менее важно, наладить связь с местными органами безопасности. Включая помощь посольства России и полиции.

В прошлом году в Австрии мы встретили группу палестинцев. Увидев кипы, они начали выкрикивать призывы к смерти евреев и смерти Израиля. Мы вызвали полицию и эвакуировали делегацию в безопасное место, а полиция уже предприняла действия по отношению к молодчикам. Нужно понимать, что ощущение полной безопасности может за секунду перерасти в стопроцентную угрозу.

* «Исламское государство» (ИГ) – организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014

 

 

Андрей Злотников родился в 1983 г. в Мурманске. В 1997 г. уехал по программе «Наале» в Израиль. Учился в религиозной школе. Отслужил в армии. Остался на год офицером кадровой службы. Работал в госструктурах, где получил знания и опыт в области безопасности. Сопровождал израильские делегации за границей. В течение семи лет несет ответственность за безопасность МЕОЦ, в ФЕОР выступает как консультант, обучает охранников.