АНАТОЛИЙ КЛЕЙМЕНОВ: «Я — адвокат в третьем поколении»


Анатолий Клейменов (фото: Илья Иткин)

Его отец прошел минское гетто и сталинские лагеря, став фигурантом «Дела врачей». Мать в качестве цдаки консультирует прихожан МЕРО и МЕОЦ. Дядя многое сделал для становления Еврейского агентства в России. А сам главный герой, который до 9-го класса носил фамилию Этингер, не боится конфликтовать с судьями и рассказывать им анекдоты. 

— Тяга к юриспруденции появилась у вас под влиянием окружения?

— Я — адвокат в третьем поколении. С некоторыми перерывами общий стаж нашей семьи в сфере юриспруденции составляет более ста лет. Дедушка со стороны мамы, Слуцкий Израиль Яковлевич, начал практику еще до революции, в 1906 году. Дореволюционное судебное производство было не таким, как в наше время. Судьи внимательно выслушали доводы защиты, профессия адвоката вызывала уважение.

— А в наше время?

— Сейчас с адвокатами не церемонятся, затыкают рты. На свою беду, дедушка успел вступить в партию меньшевиков. За что через много лет, в 1948 году, был арестован (в ордере на арест указан любопытный повод — «племянник Троцкого») буквально накануне процесса, на котором должен был выступать. Получил пять лет, умер в Темлаге.

— Характерная для тех жутких лет судьба. Как все это вынесла ваша мать?

— У мамы, как вы понимаете, взросление было непростым. Она поступила в Московский юридический институт, не предавая гласности информацию о том, что отец арестован. Окончила через два года после смерти дедушки, в коллегию адвокатов поступила не сразу, но, когда решила поступать, комиссия сделала свой выбор за одну минуту…

— Но вы, соответственно, в детстве знали, кем работает мать. Хотелось пойти по ее стопам?

— В детстве я был дворовым ребенком, все свободное время проводил со сверстниками, гонял мяч, играл в хоккей, любил похулиганить. Мама и бабушка, конечно, хотели, чтобы я продолжил семейную традицию, но никогда на меня не давили. С отцом мы вместе не жили с самого детства, только последние годы с ним сблизился, узнав, что он не встает с постели.

— Про свой «пятый пункт» знали?

— Мое еврейство выражалось не только в фамилии Этингер. А потом уже, предчувствуя службу в советской армии, где приходилось кулаками многие вещи объяснять антисемитам, которых, к счастью, было не много, мама приняла решение о замене фамилии на свою — фамилию ее первого мужа. После школы я совершил большую глупость — поступил в РГУ нефти и газа имени Губкина. Мама расстроилась, но не вмешивалась. Очень быстро пришло понимание того, где я, а где — математика. В результате на лекции ходил с Уголовным кодексом в портфеле и штудировал его.

— Говорят, человек должен учиться на чужих ошибках.

— Один мой клиент, член президиума РЕК, подарил книжку и оригинально ее подписал: «Если бы я не делал собственных ошибок, я бы никогда не стал самим собой». Поэтому после демобилизации решил в альма-матер — «Керосинку» — не возвращаться. Экстерном в 1993 году окончил Московский государственный юридический университет имени Кутафина, а через год уже работал адвокатом.

Шабат без олигарха

Анатолий Клейменов (фото: Илья Иткин)

Анатолий Клейменов (фото: Илья Иткин)

— Вы упомянули отца. Кем он был?

— Мой папа, историк, международник-африканист Яков Яковлевич Этингер, настрадался по полной. Его родители погибли в минском гетто в самом начале войны. Отца спасла няня, а усыновил друг его отца — известный кардиолог Яков Гиляриевич Этингер. А потом началось «Дело врачей». Сначала арестовали моего папу, продемонстрировав запись телефонного разговора с приемным отцом, а уже потом и профессора Этингера, его пытали, он скончался в Лефортово. Папину приемную мать, Р.К. Викторову, приговорили к 10 годам и освободили после смерти Сталина. А папу взяли в 1950-м. В тюрьме постоянно избивали. Приговорили к 10 годам, сослали в Вятлаг на лесоповал. В 1954-м освободили. Неудивительно, что моя мама на фоне всех этих деталей отцовской биографии еврейскую, «опасную», тему не поднимала. И религиозных родственников у нас не было. Даже в наше время, когда мы выходим из синагоги, мама шепчет: «Сними кипу!» Но при этом многие еврейские ценности для мамы стали очень важны. Мой дядя, Александр Мордухович, в еврейской жизни города принимал активное участие. Вообще-то он, профессор, академик РАЕН, в 90-х тесно сотрудничал с еврейским агентством «Сохнут», был соавтором многих его образовательных программ и проектов, организовывал еврейские праздники в Москве. Дина Рубина блестяще увековечила дядю в романе «Синдикат».

— С чего начался ваш приход к еврейской жизни?

— В 1992 году я впервые оказался в синагоге. Это было в Вашингтоне. Вошел в здание без кипы, в каких-то легкомысленных шортиках. А там люди сидят в талесах. Наверное, это было в субботу или в один из праздников. На меня смотрели как на врага народа, ну в лучшем случае как на пришельца. В 2003-м пошел в Хоральную синагогу на Йом-Кипур. И остался.

А потом?

— Постепенно стал соблюдать субботу, это начиналось с того, что я торжественно выключал компьютер в пятницу вечером, садился в машину, по пути домой мог заехать по нерабочим делам и т. д. С шабатом интересная история произошла. Один мой клиент, известный и уважаемый бизнесмен, еврей, для которого слова «нет» не существовало (предполагалось, что независимо ни от чего по первому звонку нужно приехать, при этом можно было прождать встречи много часов), лет шесть назад как-то раз звонит в пятницу за час до наступления субботы — нужно срочно приехать. Я понял, что наступил момент истины. Набрался смелости и сообщаю: «Шесть дней, двадцать четыре часа в сутки я в полном вашем распоряжении и доступен. Но я соблюдаю субботу». На том конце пауза.

— Олигархи не привыкли, когда им отказывают?

— Человек как будто воздухом подавился. Через минуту отвечает: «Ну, ладно». Потом он пару лет шутил, подкалывал меня, а затем привык. После окончания субботы отправляет иногда эсэмэски: «Шабат нормально прошел? Можешь мне сейчас набрать?» Думаю, дело даже не в том, что люди понимают, когда человек что-то делает искренне, не ради показухи, делает для себя, это действительно важно. Умный поймет, что пользы от уважения к другому, его чувствам и принципам гораздо больше, чем от временного и кажущегося удобства, которое на поверку оказывается не столь важным, о чем на другой день можно забыть. Бывали, конечно, исключения, когда приходилось в пятницу остаться в суде. Например, возникла ситуация, когда человека должны были взять под стражу. И я оставался, выступил. Понятно, что в нашей действительности это вопрос жизни и смерти.

Бездомный ветеран

— Каким должен быть идеальный адвокат?

— Думаю, адвокат должен быть реальным, а не идеальным. Чтобы в честной борьбе отстаивать права, нужен определенный комплекс качеств: твердость, решительность, смелость, расчет только на свои силы, ну, теперь добавлю, разумеется, на Всевышнего. Не надо бояться конфликтовать. Я нередко заявляю отвод судьям, чтобы дисциплинировать их, немного изменить атмосферу в процессе. Такие решения никогда не пустом месте не принимаются, для этого всегда есть причины, наши суды охотно дают для этого поводы. И для меня нет запретных границ, были случаи, когда я делал заявления составу Верховного суда РФ. Нужно отметить, что как правило такие шаги приносят пользу, во всяком случае, при правильном и аргументированном объяснении причин сомнений в беспристрастности судей отношение к адвокату и его позиции меняется, тебя начинают слушать, к тебе начинают прислушиваться. Я защищал кандидатскую по американскому гражданскому процессу, знаю, как там ведется судопроизводство и что позволено адвокату.

— Считается, что адвокаты-де отмазывают преступников от наказания. Вы, насколько известно, помогаете жертвам произвола.

— Кроме цдаки в классическом, финансовом смысле, я еще и регулярно помогаю своей работой. Не просто советами и консультациями, а работой в суде, когда конкретному человеку никто не в силах посодействовать. Два года тому назад был непростой кейс, когда одна пожилая женщина вчинила бывшему мужу иск о выселении. Она подарила квартиру, где проживал старик, сыну, а тот без обиняков старику заявил: «Выметайся!» Бывший муж, кстати, ветеран Великой отечественной войны, и де юре его могли в буквальном смысле слова выселить на улицу. Раньше по такой категории споров, когда собственник квартиры менялся, выселять нельзя было. А последние несколько лет закон и практика поменялись — можно.

— Со стороны дело выглядит достаточно тривиальным, хотя и грустным.

— Если не учитывать, что прокурор занял позицию истца. Судья постоянно отказывал нам в рассмотрении и удовлетворении ходатайств, препятствовавших выселению. И я три раза заявлял судье отвод по разным мотивам. Всякий раз, когда делается отвод, суд обязан выслушать всех участников процесса. Каждый раз поводом к отводу являлось очевидное пристрастное отношение к моему клиенту-ветерану, среди прочего отмечу такую мелочь: судья так тихо, буквально шепотом, обращаясь к ветерану, говорил, зная, что старик плохо слышит, и говорил так, несмотря на неоднократные просьбы говорить громче… фактически приходилось все переводить с русского на русский. Говоря об основании для отвода, я отмечал наличие в своей совокупности обстоятельств, вызывающих у нас сомнения в объективности суда, разумеется, конкретных отрицательных фактов, например, коррупционных, я не приводил, поскольку доказательств тому не было. Так вот, после моего выступления дают слово сыну, представителю истицы. Он встает и на голубом глазу произносит: «А че такого? Мы суду денег не давали».

— Язык мой — враг мой.

— Я развожу руками, обращаясь к судье: «Ваша честь, кто мог вообще помыслить, что российский суд способен выносить вердикты за деньги?!» — все улыбнулись, даже прокурор, после этого процесс пошел как-то более ровно. Прокурор неожиданно изменила свою позицию, согласившись с нами, формально вопреки даже новому законодательству, допускающему выселение в такой ситуации.

— Для вас это явилось сюрпризом?

— Очень хорошо помню, как не рассчитывал на такой финт прокуратуры, в заключительном слове я сказал, хотя и понимал, что это на грани дозволенного, что для ответчика — старика высший суд — это судья по этому делу, ну, может быть, председатель Мосгорсуда или Верховного суда, но и над председательствующим по делу судьей тоже есть суд, и это не только и не столько указанные должностные лица, а Судья всего мира. Судья был на решении недолго и постановил отказать в иске. Мосгорсуд решение подтвердил, несмотря на возражения прокуратуры города.

Но среди ваших клиентов были и преступники?

— Будучи молодым адвокатом, я вел дело двоих грабителей. Вину они признали, но тут внезапно нашелся нож. А это уже разбой, другая статья и другой срок, до 15 лет, если не ошибаюсь. Я защищал главного фигуранта, причем ранее судимого. Дело рассматривалось во Фрунзенском, теперь это Савеловский суд. Судья был известен как человек, который оправдательные приговоры не выносит. Тогда я честно признался: на оправдательный приговор не рассчитываю, считая просьбу об этом оскорблением суда, но в обоснование несогласия с переквалификацией действий подзащитного с грабежа на разбой, попросил разрешения рассказать анекдот, иллюстрирующий, что сам по себе факт наличия на месте преступления ножа не означает, что нож использовался для совершения преступления.

— Поделитесь?

— Советское время, Васю Иванова судят за самогоноварение. Судья: «Иванов, вину признаете?» Вася отвечает отрицательно. Судья: «Ну как же, мы ведь аппарат нашли?» Подсудимый соглашается: «Нашли». «Сырье и инструменты обнаружили?» — настаивает судья. Иванов кивает головой: «Обнаружили». «Значит, вину признаете?» — «Нет!» Побагровевший от гнева судья заявляет: «Василий Иванов приговаривается к трем годам заключения за самогоноварение». Подсудимый кричит: «Ваша честь, добавьте еще 8 лет за изнасилование». Удивленный судья не верит своим глазам: «Как, вы еще и изнасиловали кого-то?» «Нет, — отвечает Иванов, — но ведь инструмент у меня есть».

Как отреагировали окружающие?

— Я получил сильнейший толчок ногой под столом. Коллега-адвокатесса, которая вела дело второго грабителя, яростно шепчет: «Тебя уволят из коллегии». Тем временем конвой уже хохочет, улыбнулся и судья. В результате, хотя суд не изменил квалификацию, моему ранее судимому клиенту назначили минимальное наказание по вмененной статье, в пределах нижней границы того, что он мог получить, будучи осужденным даже за грабеж, подзащитный моей коллеги, ранее не судимый и не основной фигурант по делу, получил на год больше.

 

Ищите справедливость

— Вы преподаете в рамках колеля «Тора ми-Цион». Несколько неожиданное сочетание — адвокат, колель…

— Я восполняю пробелы институтского образования учащихся колеля, студентов — юристов московских вузов, провожу для них мастер-классы. А моя мама, адвокатский стаж которой 58 лет, ведет консультационный прием в МЕОЦ. Интересно, что в Америке вот уже несколько десятков лет есть движение религиозных юристов, пытающихся, хотя это непросто, совместить в одном лице как профессиональные, так и традиционные еврейские взгляды и ценности. По себе знаю, как это сложно, многие об этом вообще не задумываются. Хотя для меня очевидно, что попытки современных законодателей многих цивилизованных стран сделать юридическую профессию более честной и Б-гоугодной в своей основе имеют позиции и взгляды на устройство судопроизводства, подробно описанные в Талмуде. Поэтому разговоры о том, как быть религиозному юристу в светском суде, для меня имеют не только практический, но и научный интерес. С судьей Верховного суда Израиля Эльякимом Рубинштейном я это обсуждал, он религиозный человек, пытается инкорпорировать еврейское право непосредственно в свою работу и успешно это делает.

— Судя по всему, эта тема вас очень интересует.

— Если дело дойдет до написания докторской диссертации, я обязательно посвящу ее еврейскому праву. Пару лет тому назад я опубликовал статью на ведущем российском портале. Обрисовал историю бейт-дина (религиозного суда), доказал, что бейт-дин может выполнять функции третейского суда, а раввины могут быть медиаторами по российскому законодательству. Вообще бейт-дин уникален тем, что должность адвоката там предусмотрена не была. Потому что судьи руководствовались заповедью Торы «Справедливость, справедливость ищите». Испытывая страх перед Всевышним, они делали все, чтобы докопаться до истины. Независимость и беспристрастность бейт-дина проистекают из Торы, это уникальные качества, ни в каких законах Хаммурапи и тому подобной литературе не упоминаются. Кстати, такое понятие, как «юридическая фикция», косвенно использовалось и во времена Талмуда.

— Поясните, пожалуйста.

— Общество с ограниченной ответственностью — это фикция, за этой аббревиатурой в любом случае стоят живые люди. А что такое концепция эруовов? Например, «эрув тавшиллин», когда для того, чтобы в праздник ты мог готовить еду на субботу, заранее откладывается в сторону хлеб и вареное яйцо? Типичная в хорошем смысле слова юридическая фикция.

— Тяжело быть адвокатом с учетом российской специфики?

— За 21 год адвокатской практики я не отнес никому никакой взятки. Ни-ко-му. И мама тоже, разумеется.

— Уголовные дела занимают значительную часть вашего времени? В нынешней ситуации есть ли новые проекты?

Уголовные дела экономической направленности составляют неизбежную часть работы современного юриста так или иначе связанного с бизнес-средой. Вне зависимости от пристрастия или профессионального интереса. Хотя моя специализация – коммерческие и иные экономические споры. Есть и проекты в сфере медицинского права.

- Сфера, надо заметить, непростая. У вас есть положительный опыт в этом направлении?

– Да, есть такой опыт, я с 1996 года занимаюсь этой проблематикой, наш близкий друг и клиент Марк Курцер. Все сложные дела и ситуации — наши, хотя Марк Аркадьевич нас слава Б-гу не перегружает, весьма профессионально ведя свои дела. Но на рынок с этой темой мы вышли недавно.

— Перейдем к последнему, типично еврейскому вопросу. Об отъезде не подумываете?

— У иммиграции в Израиль есть два аспекта. Если ты едешь, потому что хочешь жить в еврейском государстве по еврейским законам — это одно. Если по политическим или экономическим причинам — это другое. Я считаю, что должен оставаться в России, чтобы помогать людям. Включая еврейских стариков, для которых делаем разные программы. В плане самоидентификации могу сказать, что очень симпатизирую религиозным сионистам. На демонстрации не побегу, но в душе я — религиозный сионист. А тех, кто живет в Израиле, пользуется его благами и параллельно охаивает, считаю… Ну, знаете, говорят, если еврей неблагодарный, можно сомневаться в его происхождении.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Комментариев: 6

  1. Евгений Якобчук

    10.06.2015 at 11:46

    Знаком с Анатолием Яковлевичем несколько лет. Очень рад, что судьба меня свела с ним, очень хорошим человеком и настоящим профессионалом.

  2. Леонид Зеликов

    14.06.2015 at 09:37

    Великолепная статья.
    Настоящего человека и профессионала.

  3. моисей политман

    07.09.2015 at 22:43

    на этом сайте писал неделю тому про Клеймёнова ,но всё пропало. прошу не глушить мою запись.
    я бывший малолетний узник ГЕТТО. в архиве Винницкой области затёрли всю страницу с фамилиями лиц находившихся в ГЕТТО.куда я только не обращался везде полный обвал.и вот я попал на настоящего адвоката Клеймёнова Анатолия Яковлевича ,и вызнаете он это дело раскрутил и выиграл,хотя ни один адвокат не брался за него. вот это я понимаю настоящий адвокат. Низкий тебе поклон Анатолий Яковлевич.

  4. Политман Моисей

    08.09.2015 at 11:59

    третий раз пишу на этом сайте отзыв на адвоката Клеймёнова А.Я и Вы умышлено не пропускаете мой комментарий.
    мне 76 лет.я бывший несовершеннолетний узник ГЕТТО. мне перестали платить пенсию от Германии.куда я только не обращался, везде отказ. Никто из юристов не хотел брать моё дело.И вот я встретился с Клеймёновым А.Я . Он взялся за это дело и выиграл.
    Низкий поклон Вам Анатолий Яковлевич. Вы очень хороший юрист.Дай Бог вам здоровья.

  5. Политман Моисей

    08.09.2015 at 23:06

    Мне 76 лет.я бывший несовершенолетний узник ГЕТТО. в архиве Винницкой области затёрли страницы с фамилиями людей находившихся во время войны в ГЕТТО. и нам всем перестали платить пенсию от Германии. Куда только я не обращался, никто помочь не мог.Юристы от моего дела отказывались.Германия обявила меня обманщиком,новедь документы были и много.Ивот я встретил юриста который сказал ,что он берётся за моё дело.Это Клеймёнов Анатолий Яковлевич , и но добился того ,то не могли другие. Это юрист из юристов. Честь и слава такому юристу. низкий поклон тебе Анатолий Яковлевич.

  6. Гость

    09.12.2015 at 12:31

    Контора может гордиться таким адвокатом как Клеймёнов Анатолий Яковлевич. Такие адвокаты повышают авторитет компании,делают её известной на всю Страну Успехов Вам труде и здоровья.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>