АЛОН ЛИСИЦКИЙ: Самая правильная Ханукия!


Золотая Ханукия Алона Лисицкого

Когда хобби человека «встречается» с его увлечением Торой, результаты могут быть самые удивительные. Москвич Алон Лисицкий 15 лет прожил в одной из «ювелирных столиц мира» — бельгийском Антверпене, где увлекся ювелирным искусством. Вернувшись в Москву, он узнал от своего раввина, что любая ханукия, которую мы используем, не совсем соответствует правилам и канонам. Алон решил исправить этот недочет и изготовить правильную ханукию самостоятельно. Как сделать ханукию, которая соответствует всем требованиям храмовой меноры по чертежам Рамбама, Алон Лисицкий рассказал журналу «Москва-Ерушалаим».

…В недельной главе Трума Всевышний сказал учителю нашему Моше: «И сделай светильник из чистого золота; чеканным пусть будет сделан светильник; его основание и его стебель, его чашечки, завязи и цветы должны быть из него» (Шмот, 25:31).

«Начало пути…»

В 1996 году семья 14-летнего Алона переехала в Бельгию, где он прожил около 15 лет. Там он познакомился с будущей женой Ольгой, которая училась в Брюсселе. «Однажды во время прогулки по живописным улочкам Антверпена, жену привлекла интересная винтажная брошь. Она сказала, что хотела бы нечто подобное, но в современном исполнении. Вернувшись домой, я сделал несколько набросков броши. Жена была очень приятно удивлена, дело оставалось только за реализацией. Именно это положило начало моему творческому увлечению», — вспоминает Алон.

Алон вырос в творческой семье: его отец — профессиональный дирижер, а мама — пианистка. В юности Алон занимался игрой на фортепиано и живописью. Это было еще одним аргументом в пользу творческого созидательного процесса — ювелирного мастерства.

Поиск мастера

Но для начала Алону нужно было найти себе мастер-классы по ювелирному искусству. Искал он их долго — сначала в Бельгии, потом во Франции. Наконец в Голландии он встретил уникального мастера высшего класса. Им оказался Юрий — проживающий в Нидерландах инженер из Санкт-Петербурга, открывший в Утрехте ювелирное ателье Diaset. Юрий — хозяин фирмы, которая проводит мастер-классы для мастеров известных ювелирных домов, таких как Van Cleef & Arpel и Graff.

На рынке есть немало предложений по обучению ювелирному мастерству, но компания Юрия пользуется в ювелирном мире очень серьезным авторитетом.

Обучение

Алон Лисицкий (фото: Женя Потах)

Алон Лисицкий (фото: Женя Потах)

Алон встретился с Юрием и договорился, что будет у него обучаться. То, что ему удалось попасть к этому мастеру, Алон считает очень большим везением. Обычно к Юрию приезжают опытные специалисты со всего мира, которые хотят еще больше повысить свое мастерство.

«Я сказал, что нахожусь в самом начале пути и готов начинать “с самых низов”». Юрий ответил: «Договоримся, приходи заниматься». С первой встречи мы нашли полное взаимопонимание. Я приезжал к нему в Утрехт по выходным. Юрий научил меня очень многому!» — рассказывает Алон.

Для домашних занятий Алон полностью оборудовал и сформировал ювелирный стол, купил медицинский микроскоп и бормашину. Ювелиры, как и стоматологи, используют ее для обработки отверстий. Также он приобрел пневматическую установку и компрессор, который гравирует и вырезает формы для закрепки камней. Для мастерской Алон отвел комнату в своем антверпенском доме.

«Учеба была долгой и упорной. В какой-то момент учитель даже сказал: «Алон, может, лучше не надо? Ты экономист и, cкорее всего, не будешь заниматься этим ежедневно. Тебе не жалко времени, которое ты на это тратишь?» Я ответил: «Не жалко. Я получаю огромное удовольствие от процесса», — вспоминает Алон.

Первое, чему он научился, — точить штихель (маленький ножик для резки по серебру или золоту). Это не назовешь интересной работой — нужно просто терпеливо водить инструментом по точильному камню, а потом аккуратно, под микроскопом, гравировать штихелем узоры в серебре. Во время этого простого с виду занятия новички с непривычки часто протыкают себе пальцы и ладони. Постепенно, шаг за шагом, Алон прошел все этапы «ювелирного» обучения.

Как это делается

Производство ювелирного изделия начинается с творческого процесса. Идея автора воплощается в создание эскиза. Далее согласованная задумка заказчика реализуется мастером-ювелиром. В золотую заготовку под микроскопом закрепляются драгоценные камни. Это очень кропотливая и тонкая работа. На последнем этапе изделие полируют и покрывают родиумом (драгоценный металл из платиновой группы). Теперь его можно продавать или дарить.

Первые вещи

Свое первое кольцо Алон сделал маме. По его собственной оценке, получилось весьма неплохо для начинающего ювелира. Мама была просто счастлива получить от сына такой красивый подарок, сделанный его руками. Следующим изделием была та самая брошь для жены. Затем пошли «заказы» от подруг мамы и жены. Так, от изделия к изделию, начинающий ювелир учился и старался расти в мастерстве. На изготовление одного кольца у него уходило от одного до двух месяцев.

«К счастью, у меня всегда была полная свобода в концепте и дизайне. Я никогда не имел никаких ограничений по времени на выполнение изделия, поэтому всегда получал удовольствие от процесса, работая не на время, а на качество, полностью отдаваясь процессу. На самом деле это очень успокаивает, это как медитация. Смотришь в микроскоп, слушаешь хорошую музыку, погружаешься в процесс. Отключается мозг, работаешь руками…» — описывает свои ощущения Алон.

В 2011 году Алон с семьей решился на переезд в Россию. Свои инструменты для ювелирного дела Алон привез с собой и поставил у себя дома в Москве. Он продолжал практиковаться, делая изделия знакомым и друзьям.

В поисках правильной ханукии

В Бельгии Алон старался не отдаляться от еврейской жизни. В Антверпене, а позже в Брюсселе, он ходил в любавический бейт-хабад на Шаббат, Йом-Кипур и все остальные праздники.

В Москве Алон познакомился и подружился с раввином Ави Геджем и начал ходить к нему на еженедельные занятия по Торе. На одном из них Алон вместе с остальными «учениками» читал выдержки из Рамбама. Когда они приступили к изучению главы об Иерусалимском храме, рав Ави рассказал, как был обустроен храм и какие в нем присутствовали священные предметы.

В какой-то момент речь зашла о меноре. Ави сказал, что единственная в мире правильная менора, соответствующая всем критериям храмовой меноры, в которой правильно соблюдены все пропорции, стоит у любавического ребе в Нью-Йорке в «770» (770 Eastern Parkway). Все остальные не соответствовали критериям и канонам. К примеру, ветви на них изогнутые, а не прямые, как положено. Менора с изогнутыми ветвями с изображением драконов на основании изображена на вратах Тита в Риме. Изогнутыми ветвями римляне пытались намекнуть на поражение еврейского народа и сгибание их силы воли под римским гнетом.

На том занятии Ави высказал сожаление, что правильную ханукию никто не делает и ее нигде нельзя купить. Алон, на тот момент уже ювелир с семилетним стажем, подумал, что может взяться за этот проект. Но сначала он посоветовался с группой, которая занималась у раввина. Алон рассказал об идее создать правильную ханукию из бронзы и золота, чтобы подарить ее раввину Ави на день рождения. Идею одобрили и совместными усилиями «подкрепили» финансово.

Мечта из 70 деталей

На схеме Рамбама (в пояснении к Мишне) стебли меноры прямые и расположены по диагонали. Это следует из употребления Торой слова «каним» («стебли» или «стволы»). В Торе нет такого стиха, в котором бы слово «канэ» указывало на изогнутую вещь. Cовсем наоборот, это слово употребляется в отношении вещей, имеющих прямую форму. Тот же факт отмечает в своем комментарии и Раши (комментарий к Шмот, 25:32).

С ним соглашаются мудрецы всех поколений, объясняющие слово «канэ» («стебель») его буквальным смыслом. И ребе особо подчеркивает и везде декларирует свое мнение, что исключительно так выглядел храмовый светильник. К этому мнению присоединяется также и гаон рав Хаим Коневский, который снова и снова отмечает, что стебли меноры были прямыми и расположены по диагонали, а изображение изогнутой меноры — это ошибка. Эта тема раскрывается любавическим ребе необычайно подробно (см. «Ликутей сихот» на недельную главу Трума, 3). Он объясняет, что кроме восстановления правильного понимания написанного в Торе важно исправить ошибку, которая произошла из-за врагов Израиля.

К изготовлению ханукии Алон подошел основательно и серьезно. Сначала он нарисовал несколько эскизов и проконсультировался у раввинов на предмет правильности и соблюдения пропорций.

Потом он создал трехмерную модель на 3D-принтере на основе «одобренного» эскиза. Работа осложнялась большим количеством элементов: их было около 70. Нужная Алону 3D-модель получилась у него только с четвертого раза. В этот момент он окончательно поверил в осуществимость идеи и стал продумывать конструкцию и способы сборки.

Затем каждую деталь отлили по ювелирной технологии. В отличие от штамповки обычных «готовых» подсвечников, это очень тонкая работа. Бронза заливается в маленькие формы под давлением. Потом части изделия обрабатываются на шлифовальном станке и полируются вручную. Каждая деталь покрывается настоящим 24-каратным золотом: фактически ханукия состоит из 70 ювелирных изделий. После этого их оставалось только собрать в единое целое.

В процессе работы Алон понял, почему правильную ханукию никто не делает. Причиной оказалась сложность в изготовлении. В мире есть множество компаний, в том числе очень большие, которые занимаются производством менор. Они делают эти предметы методом пресс-форм: две части будущего изделия выдавливаются и свариваются вместе. В качестве материала используются тонкие металлические пластинки, позволяющие создавать объем без лишних расходов металла. Для таких производителей изготовление ханукии «по всем правилам» будет экономически неоправданно.

На изготовление первой ханукии у Алона ушло около трех месяцев. Ханукию, как и планировали, подарили раввину на день рождения. Алон, да и все остальные участники группы волновались, понравится ли раву Ави подарок. Конечно, раввин очень обрадовался такому сюрпризу. То, о чем он мечтал, о чем так увлеченно рассказывал на занятиях, он наконец-то смог увидеть своими глазами.

В дом каждого еврея

Принимая подарок, растроганный рав Ави сказал: «Нужно, чтобы такая вещь была не только у меня. Правильная ханукия должна стоять в каждом еврейском доме». Создавать дополнительные светильники Алон не планировал, но слова Ави стали для Алона призывом к действию.

«Я хотел сделать только одну ханукию для Ави. Поскольку это был очень масштабный предмет, для меня это был вызов. Одно дело — кольцо или кулон, а тут — огромная, объемная вещь. Я должен задействовать как ювелирную технологию, так и механику, связанную с винтовыми частями, стяжками, правильной симметрией и т.д. Это ювелирная работа в большом масштабе. И у меня не было планов делать это дальше. Но после слов Ави я задумался», — вспоминает Алон.

Изготавливать последующие экземпляры было проще. Ювелир решил «разнообразить ассортимент» и нарисовал еще четыре ханукии в разных стилях: ампир, ар-деко, барокко и ар-нуво. Они отличаются друг от друга узорами.

Для производства изделий Алон использует цех, где отливают и обрабатывают элементы изделия. На производстве есть мастер, занимающийся полировкой деталей. Его помощь позволяет Алону экономить время. Сам он по воскресеньям участвует в сборке изделий. Как и самая первая ханукия, все последующие создаются вручную.

Для самого Алона это не совсем коммерческий, а больше социальный проект. Его цель — акцентировать внимание еврейского сообщества на правильном ханукальном светильнике.

«Очень надеюсь, что в каждом еврейском доме будет стоять правильная ханукия, с прямыми, а не изогнутыми ветвями. Та, которую нарисовал цадик Рамбам. Раби Шимон бен Маймон — признаный авторитет во всем еврейском сообществе, и это рисунок его руки. Современные раввины, с кем мне довелось общаться, также подтверждают достоверность и правильность меноры Рамбама», — говорит Алон.

Досье

Алон Лисицкий. Экономист по специальности. Получил высшее образование в Бельгии. Свободно владеет нидерландским, английским, французским и ивритом. С 2009 года в свободное от основной работы время занимается изготовлением различных ювелирных объектов www.rambammenorah.com

Свет Храма

Назначение меноры в Мишкане и в Храме состояло не в том, чтобы служить предметом освещения помещения. Ведь Шхина, находящаяся в Храме, представляла собой истинный Свет мира и не нуждалась в материальном свете, исходящем от свечей меноры. Менора служила инструментом освещения светом Всевышнего всех уголков мира, и каждая ее деталь призвана была символизировать это назначение (Менахот, 86б).

Особенности храмового светильника:

  1. Светильник стоит на трех ножках, которые расположены под полукруглой основой, как написано у Рамбама.
  2. Прямые стебли меноры выходят из самих завязей.
  3. Завязи имеют конструкцию, напоминающую яблоко, и подобны форме яйца, как приведено у Рамбама.
  4. Чашечки установлены в перевернутом виде, как описывает Рамбам, что важно для учения о влиянии бесконечного божественного света. Они наполняют духовным светом окружающий мир.
  5. Украшение и дизайн меноры соответствуют пропорциям храмового светильника, с учетом того, что у ханукии, в отличие от меноры, девять стволов.
  6. Средний стебель — «шамаш» — не выступает из единого ряда, как во многих ханукиях, но возвышается над остальными стеблями.
  7. Все части меноры выгравированы ювелиром с использованием нескольких различных стилей.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>