Кусок пергамента, на котором вручную написаны тексты из Торы, является своеобразным духовным аккумулятором мезузы и тфилин. Наш собеседник планировал преподавать российским евреям иудаизм, но почти мистическим образом сменил профессию. Теперь глава Департамента Софрута ищет ошибки при помощи компьютера, рассказывает и показывает 13-летним подросткам, что находится в их черных коробочках, а также вспоминает о чудесах, связанных с исправлением текстовых ошибок

Департамент Софрута при Главном раввинате России занимается проверкой кошерности свитков Торы, тфилин и мезуз, а также продажей новых предметов подобного толка, которые прошли здесь проверку. «Наша задача – чтобы всё было на сто процентов кошерно, чтобы человек был точно уверен, что его тфилин и мезузы в порядке», – говорит профессиональный софер Арье-Лейб Артовский. Он по просьбе раввина Берла Лазара возглавляет этот департамент, который существует четыре года. 

Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)
Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)

За плечами Артовского десятилетний опыт работы софера – переписчика святых текстов. В Россию он приехал, чтобы преподавать в старших классах и давать уроки в синагоге. Но когда перед поездкой в Москву наш собеседник, по хабадскому обычаю, вложил письмо в сборник «Игрот Кодеш» Любавического Ребе, в ответ раскрылось письмо, адресованное человеку, занимавшемуся проверкой мезуз.
Сначала Артовский проверял тфилин и мезузы по просьбе знакомых. Информация об этом передавалась из уст в уста, пока не достигла р. Лазара. Остальное, как говорится, – история. Часы работы департамента: 10:00–18:00, что позволяет проверить примерно три пары тфилин и десять мезуз в день. В департаменте также используют современные технологии: например, проверить весь свиток Торы компьютер может всего за три часа.

Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)
Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)

Предусмотрена и ускоренная проверка тфилин – за 24 часа, что ничуть не сказывается на качестве, да и стоимость ненамного дороже. Если стандартная проверка обходится клиенту в $ 55, то ускоренная – всего на десять долларов больше. Цены здесь, в принципе, стандартные, израильские. Минимальная цена на покупку мезузы – $ 36, пара тфилин – $ 325. Для сравнения, самые дорогие тфилин стоят $ 1 800, и покупают их довольно часто.
Параллельно при департаменте открылись профессиональные курсы соферов. Базовые требования для кандидатов – полное соблюдение заповедей и знание иврита. Обычно длительность курса – несколько месяцев, хотя особо интенсивное обучение длится две недели. Цена зависит от количества участников группы. На сегодняшний день департамент может похвастать уже двадцатью выпускниками – квалифицированными переписчиками священных текстов.

Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)
Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)

Было несколько случаев, когда на проверку тфилин и мезуз приходили люди с какими-то проблемами со здоровьем – у себя или у детей. Однажды Арье Артовский специально выехал на место, чтобы проверить мезузу в комнате полуторагодовалого малыша, который в это время был госпитализирован. И сразу заметил: Имя Б-га стерто. Проблема была исправлена на месте, а ребенок, который до этого страдал от апатии и потери аппетита, в тот же день потребовал пиццу.
Кроме того, в департаменте стараются продавать всё, что нужно для еврея. Примером может служить особая резинка для ключей, она дает возможность переносить их в шаббат. Есть здесь особо красивые кипы и псалмы, которые можно повесить на детскую кроватку. И много всего другого.

Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)
Арье-Лейб Артовский (фото: Eli Itkin)

И, наконец, уникальная акция департамента, которая проводится бесплатно для клиентов, приобретающих тфилин: участие в подготовке этих тфилин. Особенно актуально это в качестве прелюдии к бар-мицве. Мальчик и взрослые увидят, что такое свиток, как он пишется, как проверяется. Помимо праздного интереса, это дает человеку возможность видеть, что, собственно говоря, он покупает. И главное, по словам Артовского, мальчик, который видел процесс подготовки тфилин своими глазами, и на бар-мицву, и после надевает тфилин совсем с другими ощущениями: «Он понимает, что там внутри, что это – не просто какие-то черные коробки. Он сам выбирал этот свиток и сам видел, как он пишется».