ВЯЧЕСЛАВ СЕМЕНЧУК и ДАВИД ДЫШКО: «О проекте еврейской криптовалюты заговорил весь мир»


Вячеслав Семенчук и Давид Дышко (фото: Владимир Калинин)

В последнее время внимание в мире к криптовалютам стало настолько большим, что ими интересуются не только бизнес и продвинутые пользователи, ориентированные на онлайновые инновационные проекты. Создание криптовалют стало вопросом национальных интересов ряда государств, включая Россию. Еврейское сообщество, с одной стороны, всегда стоит в стороне от новых трендов, предпочитая проверенные временем традиции во всем. С другой стороны, мы привыкли использовать все лучшее, что разработано в мире, особенно, если это идет на благо сообщества. Компания BITCOEN, видя несомненные плюсы в использовании криптовалют именно в еврейской среде, создала свой уникальный криптопроект, ориентированный на еврейские общины.

Вокруг вашего проекта BitCoen было много публикаций и разговоров. Попытка создания религиозной валюты вызвала большой резонанс и в обществе, и в финансовой сфере. Расскажите, пожалуйста, об основной концепции проекта.

Слава: BitCoen – это криптотокен и построенная вокруг него блокчейн-экосистема. Ценностью любой криптовалюты является ее наполняемость. Любая криптовалюта изначально не наполнена ничем и зиждется только на вере людей в нее. Чем больше людей верят в монету, тем выше ее ценность и тем больше благ на эту монету можно обменять.

У нас проект – более сложный, чем просто выпуск очередной криптовалюты. Мы создаем целую блокчейн-экосистему, состоящую, с одной стороны, из самого токена BitCoen, а с другой стороны, из системы сервисов.

В проекте BitCoen несколько основных составляющих. Во-первых, криптотокен BitCoen, или сокращенно – BEN, который можно использовать как платежное средство у партнеров программы BitCoen.

Во-вторых, у нас разработана программа лояльности BitCoen Loyalty. За совершенные покупки пользователь получает не какие-то мифические баллы, а биткоэны, имеющие самостоятельную ценность. Совершая покупки в более чем 700 известных онлайн-магазинах, вы через нашу платформу сможете получить криптотокены BitCoen. В отличие от привычных программ лояльности, биткоэны не сгорают и не аннулируются, их накопление не ограничено.

В-третьих, биткоэн – это система приема платежей для онлайновых и офлайновых бизнесов BitCoen Pay, позволяющая принимать платежи в BEN’ах и популярных криптовалютах. А вот комиссия будет сразу в биткоэнах.

Давид: Четвертой составляющей экосистемы будет единый маркет-плейс товаров и услуг BitCoen Platform, которые предоставляют еврейские бизнесы. Фактически это единая точка входа как для пользователя, так и для представителя бизнеса, где пользователи смогут купить товары или заказать услуги, а бизнесы – продавать свои товары представителям еврейских общин по всему миру, при этом рекламируя их с помощью нашей рекламной платформы BitCoen Adv, тем самым еще больше расширяя аудиторию своего бизнеса.

Команда BitCoen (фото: Владимир Калинин)

Команда BitCoen (фото: Владимир Калинин)

Как будет осуществляться эмиссия BitCoen? Сможет ли команда оказывать влияние на размер эмиссии и рыночную ценность монет?

Слава: Мы делаем проект, в котором базовым условием является то, что никто из команды или совета директоров не может влиять на эмиссию биткоэнов или на их ценность.

Изначально будет выпущено 95 000 000 монет, и каждый год их размер будет увеличиваться на 1 % как вознаграждение токено-держателям, которые будут валидировать транзакции в Cети, но максимальное количество в итоге созданных токенов 100 000 000, и ни один человек в мире не сможет создать больше. У нас открытый блокчейн с открытым исходным кодом. В первом блоке любой человек, который в этом разбирается, может посмотреть все заложенные в алгоритмах возможности, в том числе, какое количество BitCoen может существовать.

У компании будут ключи от технических кошельков, на которых временно располагаются созданные биткоэны до момента их использования в экосистеме.

Часть BEN’ов будет выпущена на рынок сразу, а часть останется на технических кошельках компании. Мы исходим из практики, что не сразу весь массив биткоэнов будет выкуплен и использоваться. Выпуск биткоэнов из резервов компании и их использование может быть обусловлено запуском новых проектов для развития экосистемы BitCoen и необходимостью в увеличении количества токен-держателей, и, следовательно, приведет к популяризации системы в целом как маркетингового инструмента.

– На Token sale планируется выпустить до 20 млн биткоэнов. Что будет дальше?

Слава: Изначально те средства, которые были привлечены в рамках Token sale, пойдут на развитие экосистемы BitCoеn. Если мы понимаем, что нужно создать еще один сервис, мы принимаем решение выпускать очередную партию на открытый рынок. Но общий объем созданных крипто-токенов, выпущенных в экосистему и не выпущенных, останется равен 100 миллионам. И капитализация всей экосистемы равна простой формуле: 100 миллионов, умноженные на цену токена на публичном рынке, плюс стоимость отдельных проектов компании.

Давид: Главная мотивация команды – это стоимость BEN’ов. Нам нет смысла выпускать их на рынок, если экосистема будет самодостаточна. Хотим отметить, что BEN’ы – не акции и не инвестиционный инструмент. Команда компании никак не может управлять курсом биткоэна. Мы для себя всегда рассматриваем именно общую капитализацию экосистемы BitCoen, а не отдельно самого токена. Независимые аналитики говорят о росте капитализации всей нашей экосистемы до 1,5 миллиардов долларов.

Вячеслав Семенчук и Давид Дышко (фото: Владимир Калинин)

Вячеслав Семенчук и Давид Дышко (фото: Владимир Калинин)

– Когда стартует Token sale?

Слава: Мы запускаем Token sale 21 ноября, и доступен он будет до 26 декабря. Token sale проводится на нашей собственной платформе, обеспечивающей возможность приема платежей и обмена на BitCoen. И только после завершения Token sale, токен получит листинг на публичных внешних биржах. Это сделано для того, чтобы избежать рисков пампинга. Другими словами, спекулянты могут навредить, выкупив, например, 10 тысяч монет и выставив их на продажу за 1 цент. Тем самым обвалить курс именно в дни проведения Token sale, что будет критично с точки зрения его эффективности.

Мы действуем классически, как честный и прозрачный Token sale: мы показываем, сколько мы собираем и на что мы собираем. Мы пытаемся максимально исключить риски пампинга и влияния на курс на этапе Token sale.

– На какие рынки вы ориентируетесь?

Слава: Мы сразу же ориентируемся на международные рынки. За исключением Штатов. Мы не работаем с США, и это связано со спецификой законодательства страны. Несмотря на то, что мы полностью соответствуем всем требованиям, которые предъявляют США к не-акциям, мы пока не идем на этот рынок. Но тем не менее в настоящее время мы обсуждаем с юристами возможность работы с квалифицированными инвесторами из США, на которых ограничения SEC напрямую не распространяются.

Сейчас только 20 % людей, поддержавших нас на предварительном Token sale, говорят по-русски. Основной интерес проявили жители Израиля, Испании, Франции, Германии, Италии, Англии. Запуск и внедрение проекта тоже будут сразу международными.

Вячеслав Семенчук  (фото: Владимир Калинин)

Вячеслав Семенчук (фото: Владимир Калинин)

– Вы в большей степени ориентированы на еврейские общины. Интересуют ли вас инвесторы не из общины?

Давид: Сразу хочу поправить, что называть людей, поддержавших наш проект, инвесторами – некорректно. Мы хотим подчеркнуть, что мы не инвестиционный инструмент и в нас инвестировать нельзя.

Слава: Заинтересованные в нашем проекте люди, не принадлежащие к еврейскому миру, есть уже сейчас. Но мы ориентированы в первую очередь на еврейские общины. Мы никогда никому не будем мешать покупать и использовать BitCoen, тем более, мы не сможем это сделать, потому что это основной принцип блокчейна. Конечно, целевой рынок, на который мы ориентируемся, – еврейский, и мы будем стремиться сдерживать пропорцию 80 на 20 между еврейскими и нееврейскими токенодержателями, но использовать будем исключительно маркетинговые инструменты.

– Кроме самой экосистемы, в чем будет привлекательность биткоэна для еврейской общины?

Давид: Все те сервисы, которые мы делаем, будут направлены на более удобную финансовую коммуникацию внутри общины, а также при взаимодействии с внешними бизнесами или для международных переводов.

– Когда будет ваша первая сделка с использованием биткоэнов?

Слава: Наши первые партнеры, компания-производитель соли «Кинг Давид», планирует совершить первую сделку с израильскими поставщиками посредствам BitCoen ориентировочно в январе 2018 года.

– Насколько интересно поставщикам из Израиля входить в такую сделку?

Слава: Мы уверены, что благодаря трем составляющим нашего проекта – инновационность, крутой маркетинг и сокращение издержек – компании будут заинтересованы в биткоэнах и будут активно использовать BEN’ы в своей работе.

– Когда речь идет о реальных деньгах, как бы ни была заманчива инновационность, компании часто проявляют консервативность и выбирают низкорисковые сделки.

Слава: В нашем случае речь идет не только об инновационном решении. Здесь и определенный рынок, и инфраструктура, и сервисы, и сокращение издержек, являющихся частью международных платежей, например.

Кроме того, у нашей команды есть солидное портфолио реализованных проектов, в том числе с финансовыми институтами, например, платежные системы LifePay и PayQR. Мы точно знаем, что сейчас инновационность важна для престижа компании, даже если с помощью новых технологий производится небольшой процент операций.

Давид: Нужно также сказать, что компания BitCoen официально зарегистрирована в Великобритании, счета открываются в банках Швейцарии. Это сделано намеренно, чтобы показать абсолютную надежность и честность проекта. Все знают, насколько серьезным проверкам подвергаются фирмы в Великобритании и Швейцарии, и для наших пользователей это будет важным гарантом нашей добросовестности.

Давид Дышко (фото: Владимир Калинин)

Давид Дышко (фото: Владимир Калинин)

– Есть ли какие-то трудности на данном этапе развития проекта?

Давид: Самые большие трудности, с которыми мы столкнулись буквально сразу после анонса выпуска биткоэнов, это различные атаки на проект.

Слава: Нас атакуют прежде всего те, кто использует нелегальные инструменты для обналичивания средств. Мы категорически, принципиально против этого, мы никогда не будем поощрять подобные схемы или вступать в них. Мы за белый бизнес, максимально прозрачный, насколько это возможно в блокчейне.

Были атаки от хакеров, которые начались с первого предварительного Token sale и продолжаются регулярно, практически каждый день. Их цель – сами деньги: подделать кошельки, украсть токены, получить доступы. Но у нас прекрасная команда технических специалистов, и нашу безопасность мы будем наращивать с каждым днем, что позволяет нам на сегодня не допустить ни одного проникновения в нашу систему.

Кроме того, на нас были атаки в СМИ: серия статей о том, что мы создаем экономическую систему, параллельную экономической системе России.

У нас профессиональная команда, способная обеспечить серьезную антихакерскую защиту, проработать СМИ и поддерживать и сам BitCoen, и экосистему в постоянном рабочем состоянии.

– Сталкивались ли вы с негативной реакцией, связанной с религиозной спецификой проекта?

Давид: Был большой поток негативных звонков и публикаций, носящий явный антисемитский характер. Первоначально мы позиционировали проект BitCoen как создание кошерной криптовалюты, это ключевое слово, несомненно, привлекло определенную публику. Сейчас мы отошли от этого, но по другим причинам – наша целевая аудитория сама скептически отнеслась к подобному позиционированию, и возникало большое количество вопросов, которые мы решили таким образом снять. Сейчас мы делаем Первую Еврейскую блокчейн-экосистему BitCoen.

– В современных реалиях все происходит настолько быстро, что пока ты обдумываешь какую-то идею, кто-то другой уже ее реализует. Есть ли подобные проекты, ориентированные на еврейские общины, в Штатах, например, или в Израиле?

Слава: Мы первые, и мы настолько ярко и массированно провели рекламную кампанию на старте, что, пожалуй, мы единственный подобный проект из России, о котором заговорил весь мир. После этого начались схожие разработки и попытки создания других криптовалют, но они уже вторые, и у них нет нашей базы и наработок. И, самое главное, о них никто ничего не знает. Мы так же, как и классический BitCoen, всегда будем первыми.

– При создании проекта вы общались с раввинами Берлом Лазаром и Александром Моисеевичем Бородой. В чем была суть обращения к главным раввинам? Вы хотели получить одобрение вашей деятельности? Предлагали бизнес-сотрудничество?

Давид: До начала всей нашей активности мы действительно общались с раввином Лазаром. Мы обратились к нему с вопросом о его личном отношении к созданию подобной экосистемы с использованием специально созданного криптоинструмента, узнали, каково его отношение как главы общины, и вообще об интересе общины к подобным проектам. Рав Лазар подтвердил, что общине это было бы очень интересно. Также он устно одобрил наш проект. Мы планируем провести повторную встречу, на которой хотели бы обсудить с ним подробности нашего взаимодействия.

Слава: Мы заручились первоначальным одобрением. Нам было важно, чтобы нас не считали неправильным, чужеродным проектом, чтобы к нам не было негативного отношения. Мы услышали, что нас понимают, что есть интерес на высоком уровне к тому, что мы собираемся делать, потому что наша разработка решает определенные проблемы общины и помогает быть более эффективными, в том числе с вопросами получения цдаки.

Давид: После этого была серия встреч с Александром Моисеевичем Бородой, где мы также получили устное одобрение от него.

Правильно ли я понимаю, что еврейская община говорит вам о том, что свои денежные расчеты она готова проводить в BEN’ах?

Слава: Речь идет о части расчетов. Много взаимодействий будет проходить в замкнутом цикле, когда люди получают BEN’ы в общине и тратят их там же. Снимаются вопросы дополнительных комиссий в процессе перевода средств между общинами разных стран.

– Какие технические средства необходимо будет приобрести торговым точкам, чтобы иметь возможность совершать сделки в рамках вашей экосистемы?

Слава: Покупателю нужен будет телефон или планшет с нашим мобильным приложением. Магазин должен тоже иметь или телефон, или интегрированную кассу. На начальном этапе будет работа через наш BitCoen Wallet. Со временем мы разработаем и внедрим наше B2B-приложение, которое будет проводить оплату через сгенерированный qr-код, который нужно будет отсканировать и нажать «Оплатить».

– Какие операции можно будет производить с криптотокенами BitCoen в электронном кошельке?

Слава: Там можно будет хранить BEN’ы и передавать их. В нашем кошельке мы отказались от возможности проводить обмен на другие криптовалюты и обычные деньги. Это связано с тем, что мы пытаемся максимально отойти от возможности манипуляции курсом с нашей стороны, что может быть обеспечено только при привлечении для обмена третьих сторон. Кто назначает курс обмена при двухстороннем взаимодействии? Понятно, что одна из сторон это делает искусственно. Уводя этот процесс на внешние биржи и обменники, мы снимаем с токен-держателей этот риск и возможную курсовую зависимость от нашей системы.

– В мире существует более тысячи криптовалют, и с каждым днем их становится все больше. Вместе с тем 99,5 % рынка приходится на 10 основных. Почему вы уверены, что ваш запуск будет успешен?

Слава: Это мой 33-й проект, и первый раз ни у кого не возникает вопросов – почему он получится. Все точно знают, что он уже получается. В этом проекте сложились все идеальные составляющие. Весь тот опыт, наработанный мною и командой на протяжении 16 лет на других проектах, таких, как Barter, LifePay, PayQR, – все это интегрировано в BitCoen. У нас появилась технология, позволяющая сделать эмиссию с ограниченным количеством и ценностью монет у определенного закрытого сообщества. Кроме того, мы входим в сообщество, члены которого друг другу доверяют и максимально взаимодействуют между собой. Это те идеальные составляющие, которые у нас реализованы. На всех остальных проектах мы все протестировали, отработали инструменты, и сейчас готовы к внедрению. Еще в 2004 году я написал статью, в которой описал все то, что происходит сейчас с рынком криптовалют и, можно сказать, предугадал это на 10 лет вперед.

Давид: Во многих сервисах в России мы являемся первыми, кто определенные идеи и разработки приносит из других стран или создает что-то уникальное самостоятельно. У нас сильнейшая технологическая команда, сильнейшие интересанты, мы отличные маркетологи, которые понимают, как привлечь траффик и наладить правильное взаимодействие.

– Как вы планируете привлекать публику?

Слава: Наряду с онлайновыми сервисами мы используем классические офлайновые механизмы. Например, спонсирование первого после запуска общественного шаббата, публичные презентации, тур по всем общинам страны с презентацией проекта, спонсирование различных мероприятий.

– Вы собираетесь делать спонсорские пожертвования именно BEN’ами?

Слава: Да, большинство мероприятий мы спонсируем BEN’ами. Там, где мы пока еще не можем, например, при работе с внешними подрядчиками, мы используем традиционную валюту.

Но надо сказать, что 95 % всей активности проекта сейчас осуществляется за счет BitCoen. Помимо оплаты работы команды, это также расчеты с внешними подрядчиками, и все с радостью получают вознаграждение в BEN’ах, что, в свою очередь, уже на сайте увеличивает нашу базу лояльных пользователей, которые обменяли свой труд на BitCoen’ы.

– В России криптовалюта не признается официальным платежным средством. Влечет ли это какие-то риски для токен-держателей – участников вашей экосистемы внутри России или при международных транзакциях с точки зрения российского законодательства?

Давид: Для нас в этом отношении нет рисков, потому что у нас не криптовалюта, а токен. Мы по сути используем систему баллов и программу лояльности, как, например, мили «Аэрофлота». Мы назначили условную начальную стоимость, где 1 BEN равен 1 доллару, но не можем влиять на его последующую стоимость, в отличие от того же «Аэрофлота», где ценность 1 балла устанавливается внутренним курсом.

Слава: Более того, поскольку наша экосистема является закрытой и не нарушает законы РФ, некие представители власти нас назвали первой легальной криптовалютой в России. Также интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев выразил нам свою поддержку вплоть до возможности использования оборудования Russian Mining Center для наших нужд.

– Какие будут следующие шаги вашего проекта?

Слава: Сейчас мы делаем Token sale, привлекаем людей, которые верят в проект, что позволит создать базово ту экосистему, о которой мы говорим: эмиссия самих криптотокенов BitCoen, создание технических кошельков, на которых они первое время будут размещены, создание уже упомянутых нами платформ – программы лояльности и системы приема платежей, а также MarketPlace и рекламной платформы. 21 ноября состоится публичный запуск Token sale в офлайне, с этого дня и по 25 декабря можно будет получить BEN’ы на нашем сайте bitcoen.io.

– В какой момент времени система будет доступна для использования членами общины?

Слава: Большинство сервисов запустится в 2018 году, сами BitCoenы будут доступны, начиная с января 2018 года. Далее будет проводиться работа по совершенствованию интерфейсов, платформ, увеличению количества возможностей для токен-держателей и количества и качества сервисов, также будет продолжаться маркетинговая работа и киберзащита системы.

– Как долго, как вы считаете, сможет функционировать ваша экосистема? Есть ли какие-то риски, что она обвалится или обнулится?

Слава: Мы планируем, что экосистема будет существовать так долго, пока вообще существуют интернет и компьютерные системы как таковые. Блокчейн не может исчезнуть, даже если закрыть компанию или уволить ключевых людей. После запуска это будет автономная система, и ни остановить, ни закрыть ее будет невозможно. Криптотокены будут у токен-держателей в кошельках. Что касается команды и руководства проекта, это для нас также глобальная история, и ближайшие 5-7 лет мы планируем сохранять текущую конфигурацию команды.

Мы пользуемся самыми надежными системами защиты данных. С одной стороны, у нас нет информации о пользователях, которую можно украсть или как-то использовать. С другой стороны, пользователь сам создает себе приватный ключ от кошелька, и у этого ключа будет одна проблема – его может потерять или забыть только сам пользователь.

– Что самое главное в вашем проекте?

Слава: Самое главное, наверное, – то, что это сам по себе хороший, добрый и нужный проект. А для команды проекта – это возможность сделать что-то невероятное и крутое, и тем самым изменить мир.

Вячеслав Семенчук, CEO. Основатель проекта BitCoen. Создатель более 30 успешных стартапов. Специалист по диджитал-трасформации бизнесов и созданию людей-брендов в России. Создатель бизнес-акселератора Akselerator.ru. Основатель двух топовых студий по веб-разработке и разработке мобильных приложений. Основатель Life-pay.ru, PayQR.ru. Бывший бизнес-коуч Бизнес-школы Сколково 2014–2015 годов. Предприниматель 2014 года по версии EY.

Давид Дышко, VP. Занимался привлечением инвестиций в частные проекты, владелец кейтеринг-компании по организации и проведению барных мероприятий. Последние несколько лет занимается девелоперскими проектами. Занимался связями с общественностью в еврейском молодежном клубе, а также организацией и проведением мероприятий в еврейском клубе.

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>