Чрезвычайный и полномочный посол Гренады в Российской Федерации, предприниматель и финансист рассказал об интересных деталях своей биографии и почему приехал в Россию

— Расскажи о своей семье? Ты ведь родом из Одессы?

Я и правда родился в Одессе в 1977 году, а когда мне исполнилось 11 лет мы с семьей уехали из страны как беженцы, у которых забрали гражданство СССР. Родители решили — мы все собрались и поехали. В течение года мы успели побывать в Австрии и Италии, а в итоге оказались в Бруклине в Нью-Йорке. После этого жизнь поменялась кардинально. О самой Одессе мало что помню, я был там в прошлом году, но ничего не показалось родным. 

— Сложно было приспособиться к западному образу жизни?

Поскольку у нас ничего не было, то мне пришлось работать с юного возраста, и это заложило во мне тягу к бизнесу. Языка я не знал, но легко освоил, так как в школе выбора не было. После переезда мы жили в еврейском районе, и там ни раз происходили разные истории, связанные с еврейством, порой не совсем приятные. В Бруклине родители активно искали возможности попасть в общину, и им посоветовали пойти на шаббат. Однако все внимание представителей общины в итоге пало на меня, хотя родители не просили материальной помощи, а искали работу или совета. Окружающие начали уделять мне больше времени, заявляли, что я обязательно должен сделать обрезание, пойти в ешиву и прочее. Меня буквально уговаривали, и в результате мы с родителями стали от этого всего отдаляться. 

Опыт научил меня, что всегда нужно по возможности помогать и одновременно никогда никого уговаривать. В целом же, в Америке дела пошли хорошо. Я окончил школу в 15 лет, и первые существенные деньги начал зарабатывать в девяностых, когда мне было шестнадцать, работал в сети, торговавшей электроникой, в качестве продавца. Позже быстро продвинулся по карьерной лестнице, в 17 лет стал самым молодым генеральным менеджером.

Олег Фирер и Денис Гуревич (фото: Eli Itkin)
Олег Фирер и Денис Гуревич (фото: Eli Itkin)

— Бизнесом все-таки нужно заниматься в раннем возрасте? 

Именно так. В 17 лет я ушел из колледжа, потому что уже достаточно зарабатывал и считал учебу потерей времени. Несмотря на то что я много работаю с финансами, у меня никогда не было специализированного образования, а все знания я черпаю из книг, особенно профессиональной литературы, и самостоятельного обучения. Это позволяло мне пробовать силы в самых разных сферах. К примеру, в 2004 году вывел первую компанию на биржу ценных бумаг, и руководил ею до 2007 года. В 2007-м я переехал в Майами и начал заниматься инвестициями, возглавил инвестиционный фонд и всему научился сам. 

Еще до 20 лет умудрился открыть собственный бизнес по продажам сотовых телефонов в формате b2b. В 21 год стал вице-президентом высокотехнологичной компании с активами на бирже NASDAQ, и с этого момента моя карьера резко пошла в гору. В роли вице-президента высокотехнологичной компании возглавлял многие направления, включая разработку корпоративных мобильных решений для крупных предприятий; разработку скоринга для мобильной связи и разработку в партнерстве с компанией Siemens неинвазивного решения для выявления раннего сердечного шума. Спустя некоторое время, в процессе вывода актива из публичной структуры, стал крупнейшим акционером и возглавил компанию, которая одной из первых начала продавать мобильные телефоны через интернет и вышла в лидеры по продажам мобильных телефонов. 

— С какими основными сложностями ты сталкивался? Были громкие провалы? 

Еще какие. В 2002 году, в начале второй крупнейшей на тот момент в истории США корпоративной аферы компании MCI WorldCom. Компания тогда запустила процедуру банкротства, и у меня образовались довольно большие долги, которые превышали 35 миллионов долларов. Передо мной встал выбор: объявить банкротство и тем самым обмануть много людей или же попросту избавиться от своей доли и выйти в ноль после того, как рассчитаюсь со всеми долгами. Помню, мой юрист тогда посоветовал со всеми рассчитаться и сказал, что при своем возрасте я еще успею многое построить и многого достичь. Он оказался прав. Позже я со всеми рассчитался, хотя был вынужден продать дом. Тогда же в январе 2002 года у меня родился ребенок. Основной вывод, который сделал для себя: безвыходных положений не бывает, главное, чтобы на плечах была голова и всегда оставаться честным перед собой. Понял, что не стоит бояться изменений, а успех приходит только в результате проб и ошибок. Опыт — это очень важно, а материальный успех придет в нужный момент. В моей карьере было достаточно провалов и побед, и провалы всегда делали меня сильнее.

Олег Фирер и Денис Гуревич (фото: Eli Itkin)
Олег Фирер и Денис Гуревич (фото: Eli Itkin)

— Обратил внимание, что ты мастер заключения сделок, в чем секрет Олега Фирера? 

Сделки – это люди, и важно это всегда помнить. От того, как ты выстроишь контакт, зависит твой будущий успех. Сами же сделки могут длиться годами. Важно также быть максимально прозрачным и открытым. Можно иметь самый хороший бизнес и лучшую технологию, но если инвестор не верит, что ты можешь довести дело до ума, то ничего в итоге не получится. На мой взгляд, лояльность важнее профессионализма, а доверие важнее идеи. В любом деле человечески фактор — это очень важно!

— Куда посоветуешь вложиться? Говорят, что скоро вновь будет кризис…

Всегда инвестируйте в технологии и во все, что с ними связанно. За технологиями будущее и особенно за теми, которые связаны с сервисным сегментом и повторяющимися платежами. Простое правило, которому сам следую, и советую другим. 

— Судя по твоей биографии, ты весьма разносторонний человек, и все же: Олег Фирер – это дипломат или бизнесмен? 

Дипломатом я стал сравнительно недавно и всю свою сознательную жизнь был бизнесменом. Всегда хочу быть первым и выжать максимум из сложившейся ситуации. Одновременно убежден, что бизнес-навыки очень полезны и в политике. Именно опыт в бизнесе научил меня, как правильно вести переговоры, понимать собеседника и прочее. Успешный дипломат – это прежде всего человек с большим жизненным опытом. Одновременно продолжаю заниматься бизнесом: работаю в качестве главного исполнительного директора и члена совета директоров Net Element, являюсь председателем наблюдательного совета Ассоциации Восточно-карибских блокчейнов, а также председателем совета директоров «Стар Капитал». 

— Как в твоей жизни появилась Гренада? 

Гренада для меня началась с Кубы. Меня пригласили туда заниматься проектом телемедицины для развивающихся стран. Благодаря работе в Карибском бассейне меня потом позвали в Гренаду, где я познакомился с премьером и другими министрами, что привело к сотрудничеству с Почтой Гренады. Там я помог с модернизацией, в том числе предоставил первое в стране решение для приема платежей за ЖКХ и другие услуги через терминалы. Я выполнил для страны множество задач, и по рекомендации министров парламент Гренады дал мне местное гражданство, а премьер-министр предложил возглавлять дипломатические миссии. Мой взор пал на Россию. 

Почти у всех стран карибского региона не получалось открыть дипломатическую миссию в вашей стране, а у меня получилось, и в 2017 году я стал первым послом страны из Организации Восточно-карибских государств на всем евразийском пространстве. У нас большие планы по развитию бренда Гренады и выстраиванию торговых отношений. Недавно мы открыли торговое представительство, и ожидаю, что сможем успешно двигаться в этом направлении. Более того мы развиваем сферу гуманитарного сотрудничества и также стремимся помочь другим карибским странам обосноваться здесь. 

— Почему именно Россия?

Я люблю сложности и хочу быть первопроходцем во многих вопросах. Россия была интересным направлением для открытия дипломатической миссии, именно поэтому я ее выбрал. Меня привлекает то, что Россия сильно отличается от всего остального мира. Люди здесь и говорят, и думают иначе. Как говорил Тютчев, умом Россию не понять, и я считаю это привлекательным. 

— Хочу задать два традиционных для SOLOMON.help вопроса. Что для тебя значит «быть евреем»?

Я вырос не в еврействе и начал активнее ходить в синагогу только после 2007 года. Одновременно продолжал дискутировать с раввинами. Я всегда любил задавать вопросы, но не всем это нравится. Однако убежден, что у каждого есть право на собственное видение и выбор. 

Я не сделал обрезание в детстве, но в итоге сделал его в возрасте 33 лет. Многие меня тогда отговаривали, но я поступил по-своему и ничуть не жалею. Проснулся однажды и решил, что сделаю, что-то внутри меня подсказало. 

Быть евреем для меня – это соблюдать определенные принципы, которые описаны в Торе. Убежден, что есть что-то выше человека, высшая сила, в которую я верю и которую уважаю, именно поэтому каждое утро я начинаю с молитвы.

— Что для тебя значит еврейская благотворительность?

Все должно идти от сердца. Когда моя семья только переехала в США, то не многие хотели нам помогать, и это запомнилось на всю жизнь. С тех пор всегда стараюсь помогать, но делаю это весьма осмотрительно. Мне крайне важно знать, куда направляется моя помощь и кому она в итоге идет. Также убежден, что важнее дать людям работу, чем сделать обычное пожертвование. Поэтому стараюсь многим помогать всеми возможными способами, у меня есть свой благотворительный фонд, через который курирую проекты по всему миру.