Израиль в изоляции? Не смешите!


В.В. Путин и Биньямин Нетаньяху

В последнее время лидеры израильской оппозиции любят поговорить о том, в каком катастрофическом положении находится сегодня Израиль на внешнеполитической арене, и метать по этому поводу стрелы в адрес действующего правительства и лично в премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Апофеозом этой критики стала относительно недавняя совместная пресс-конференция лидеров партий «Еш атид» («Есть будущее») и НДИ Яира Лапида и Авигдора Либермана, громко охарактеризовавших эту свою акцию как «заседание в связи с чрезвычайным положением». «Никогда, начиная с 1948 года, международное положение Израиля не было таким плохим, как сегодня», — заявил на этом заседании Яир Лапид. А Авигдор Либерман в качестве примера краха и ошибочности нынешнего внешнеполитического курса Израиля привел планы МИДа закрыть посольство в Белоруссии, которая, по его мнению, является «одним из самых важных с точки зрения стратегических интересов государств Европы».

Правда, при этом лидер партии НДИ забыл уточнить, чьи именно стратегические интересы он имеет в виду, а злые языки утверждают, что у Либермана имеются обширные бизнесы в Белоруссии, и потому послами Израиля в этой стране до сих пор были исключительно люди из его ближайшего окружения. Но Б-г с ними, злыми языками, тем более что «белорусский кризис» успешно завершился и израильское посольство в Минске продолжит свою работу.

Куда более интересно, что ведущие политические аналитики, причем не столько в Израиле, сколько в США и Европе, придерживаются прямо противоположного мнения. «Геополитическое положение Израиля сегодня не просто хорошее — еще никогда за всю историю этого государства оно не было таким хорошим, как сегодня», — утверждает в своей недавней статье гендиректор Института Гильденгорна при университете Мэриленда профессор Поль Шаам.

Что ж, давайте попробуем отрешиться от политических симпатий и антипатий и, подойдя к географической карте мира, шаг за шагом оценить, каково же положение Израиля на международной арене на самом деле.

Там, где восходит Солнце

Что ж, пожалуй, и в самом деле лучше всего начать с Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии и Индии.

Если вслед за Яиром Лапидом попытаться оглянуться назад, в 1948 год и даже ранее, то тут же вспоминается, что «великий гуманист» Махатма Ганди был одним из самых яростных противников исторического права евреев на Землю Израиля и возрождения на ней еврейского государства. В своей ненависти к сионизму Ганди доходил до того, что оправдывал действия нацистов по отношению к евреям и предлагал заглянуть последним в «черное зеркало». Этот его взгляд был воспринят индийским национальным движением в целом, в результате чего отношения между Израилем и Индией нормализовались только в 1992 году, но вплоть до начала 2000-х годов оставались весьма прохладными. Однако подлинное потепление отношений между двумя странами возникло лишь в 2010-х, когда Израиль стал для Индии третьим по значению поставщиком вооружений. И наконец, крутой поворот в этих отношениях произошел в 2014 году, когда премьер-министром страны стал Нарендра Мунди. С этого времени визиты видных израильских политиков в Индию, а индийских в Израиль стали регулярными, между лидерами обеих стран (и двух самых древних народов Земли, как не забывает подчеркивать израильский премьер) проводятся постоянные телефонные беседы. Еще больше эти отношения потеплели после визита в Израиль президента Индии Пранаба Кумара Мукерджи, а затем и министра иностранных дел Сушмы Сварадж. Сейчас в Иерусалиме ждут с визитом самого Мунди.

В настоящее время между Индией и Израилем подписаны договоры не только о сотрудничестве в области развития вооружений, высоких технологий и туризма, но и в области сельского хозяйства, фармакологии, образования и т. д.

Все это начинает приносить свои плоды Израилю и в политике. Так, в 2014 году правительство Индии блокировало попытки депутатов от мусульманских партий провести в дни операции «Несокрушимый утес» обсуждение в парламенте «массового убийства палестинцев в Газе». Затем Индия воздержалась от голосования в ОНН в поддержку антиизраильских резолюций.

Следующим не менее важным партнером Израиля в рассматриваемом регионе является Япония. Отношения с этой страной развиваются по нарастающей, особенно после того, как в 2014 году Биньямин Нетаньяху в 2014 году посетил с визитом Японию, а японский премьер Синзо Абэ в январе 2015-го побывал в Израиле. Объем израильского экспорта в Японию на конец 2015 года достиг $770 млн, а импорта из Японии в Израиль — $1,3 млрд.

В значительной степени столь резкое улучшение израильско-японских отношений, вне сомнения, в числе прочего, связано с последними переменами на нефтяном рынке, позволившим японцам избавиться от страха арабского нефтяного бойкота.

Почти то же самое можно сказать о взаимоотношениях Израиля с Китаем, Гонконгом, Таиландом, Южной Кореей и другими странами Юго-Восточной Азии — они стремительно развиваются, открывая перед Израилем огромные новые рынки.

Правда, в этом развитии заключена и определенная опасность: в последнее время японские и китайские бизнесмены проявляют все большую заинтересованность в приобретении контрольного пакета акций ведущих израильских страховых, пищевых и фармацевтических компаний. Да, конечно, можно сказать, что израильские бизнесмены поступают точно так же. Но следует учитывать несопоставимость масштабов и численности населения: покупка израильтянами 10 китайских компаний — это совсем не то же самое, что покупка китайцами 10 крупнейших фирм Израиля.

На руинах «великого и могучего»

И здесь, как нетрудно убедиться, Израиль, что называется, в шоколаде. Более того — ему удалось наладить замечательные отношения с тремя наиболее влиятельными мусульманскими государствами постсоветского пространства — Казахстаном, Азербайджаном и Узбекистаном — прежде всего, разумеется, за счет сотрудничества в области вооружений. Но вслед за этим опять-таки пришло сотрудничество в области туризма, сельского хозяйства, высоких технологий и т. д. Сегодня эти страны занимают достаточно взвешенную позицию как по израильско-палестинскому конфликту, так и по отношению к Ирану.

И вновь почва для сотрудничества здесь возникает не только в связи с конкретными экономическими, но и общими политическими интересами: правящие режимы, деловые круги и интеллигенция этих стран прекрасно осознают, какую опасность таит для них исламский фундаментализм.

Если отношения с Таджикистаном, Туркменистаном и Арменией сегодня поддерживаются на медленном огне, то отношения с Украиной, Литвой, Латвией, Эстонией и Молдовой у Израиля сегодня также достаточно тесные. Лидеры всех названных стран в последние два года хотя бы раз побывали в Израиле (недавний визит Петра Порошенко не обошелся без небольшого скандала в кнессете, но никак не сказался на взаимоотношениях Израиля и России), а уж о политиках более мелкого масштаба и говорить не приходится.

То же самое можно сказать и о развитии отношений Израиля со странами Восточной Европы, хотя традиционно наиболее близкие и доверительные отношения у еврейского государства по сложившейся традиции сохраняются с Чехией.

Ах да, мы забыли «о самом стратегически важном для Израиля государстве Европы» — Белоруссии. Но и тут вроде бы все в порядке: товарооборот между странами год от года растет, посольства продолжают работать.

«Мне о России надо говорить…»

Говорить об израильско-российских отношениях можно долго, но, с другой стороны, факты говорят сами за себя. Совсем недавно в подлинно теплой и дружеской атмосфере прошел визит в Россию израильского президента Реувена Ривлина, в ходе которого Владимир Путин подчеркнул, что в самое ближайшее время ждет в гости премьер-министра Биньямина Нетаньяху.

В последние два года личные встречи между двумя лидерами стали регулярными, а телефонных бесед между ними уже давно никто не считает — они стали почти рутиной. В немалой степени происходящему на глазах все большему сближению России и Израиля способствовала чрезвычайно гибкая позиция, занятая израильским руководством по вопросу украинского кризиса и антироссийских санкций, а также, вне сомнения, возникший на фоне сирийского кризиса конфликт с Турцией.

Все политические аналитики сходятся во мнении, что позицию России вряд ли можно считать произраильской, а позицию Израиля — пророссийской, но обе стороны научились уважать интересы друг друга и находить взаимоприемлемый баланс этих интересов. На этом фоне однозначным успехом Израиля стало затягивание Россией поставок своего сверхсовременного оружия фундаменталистскому Ирану — с учетом опасений Израиля, что оно может попасть в руки террористов «Хезболлы» или использоваться против него каким-либо другим образом.

Нет никакого сомнения, что с учетом происходящего в мире и в самой России заинтересованность этой страны в укреплении отношения с Израилем и расширении экономических связей с ним будет расти. Темпы роста торгового оборота России с Израилем год от года растут, причем в 2006–2011 гг. они составляли 110–154% в год. В последние годы они несколько замедлились (что естественно с учетом абсолютного роста), но продолжают оставаться одним из самых высоких по сравнению с темпами роста израильского товарооборота с другими странами.

В жаркой желтой Африке

«Израиль возвращается в Африку, а Африка возвращается в Израиль. Это хорошо и для Африки, и для Израиля», — сказал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в феврале этого года, вскоре после визита в Иерусалим президента Кении Ухура Кениата. Летом этого года премьер намерен посетить Кению с ответным визитом, а вслед за этим Уганду, Руанду и еще целый ряд африканских стран.

Связи между Израилем и Черным континентом также развиваются по нарастающей, речь уже идет о помощи этим странам не только в поставках вооружений, но и в развитии медицины, сельского хозяйства и других отраслей. В ответ эти страны обеспечивают поддержку Израилю на голосованиях в различных комитетах ООН.

И все же даже на этом благостном фоне недавний визит в ЮАР гендиректора израильского МИДа Дори Голда стал настоящей сенсацией.

На протяжении всех последних лет ЮАР была одной из главных инициаторов антиизраильских акций и обвинений Израиля в расизме, апартеиде и т. д. Лидеры ЮАР не простили Израилю того, что он в свое время активно сотрудничал с режимом апартеида, а в Израиле не забыли, с какой помпой в Претории принимали главаря ХАМАС Халеда Машаля. Но Дори Голд предложил своим южноафриканским коллегам не оглядываться на прошлое, а смотреть в будущее. И это сработало: Израиль и ЮАР сближаются на глазах, и это проявляется хотя бы том, что южноафриканские политики стали воздерживаться от антиизраильской риторики и чуть поуменьшили свой антисемитский пыл. И это, безусловно, победа.

На главном направлении

…Главными для Израиля, безусловно, были и остаются взаимоотношения с арабским миром, а также с Ираном и Турцией. И это понятно — ведь от этих ближних и дальних соседей исходит непосредственная угроза его существованию.

Но именно на этом направлении сегодня происходят чрезвычайно благоприятные для Израиля сдвиги, которые еще 10 лет назад просто невозможно было представить. Безусловно, значительную роль в этом сыграли идущие в эти годы глобальные геополитические процессы: «арабская весна», появление на просторах арабского мира «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая группировка), сговор Запада с Ираном окончательно дестабилизировали и без того неспокойную обстановку на Ближнем Востоке. Они заставили Саудовскую Аравию и страны Персидского Залива, исповедующие суннитский ислам, осознать, что их подлинный враг — не Израиль, как им казалось все эти годы, а шиитский Иран и ИГ, мечтающий о восстановлении халифата.

Любопытно отметить, что в те самые минуты, когда Яир Лапид и Авигдор Либерман проводили свое «чрезвычайное собрание», премьер Нетаньяху беседовал с новоприбывшим послом Египта в Израиле. Беседа продолжалась несколько часов, и по ее окончании обе стороны вышли, явно довольные друг другом.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что Египет и Израиль активно сотрудничают по всем вопросам, связанным с сектором Газа и борьбой с правящей в ней террористической организацией ХАМАС. Если во времена правления Мубарака Египет вел двойную игру, поддерживая «холодный мир» с Израилем и одновременно заигрывая с ХАМАС, то президент ас-Сиси объявил эту организацию одним из главных своих врагов и ведет с ней ожесточенную войну на просторах Синайского полуострова. Одновременно он часто созванивается с Нетаньяху и недавно заявил, что у него очень хорошие отношения с израильским премьером. Словом, «холодный мир» теплеет на глазах, и лед ненависти антисемитизма, долгое время сковывающий отношения Египта с Израилем, явно подтаивает.

Еще одним доказательством этого стала недавняя лекция известного египетского историка в Хайфском университете, в ходе которой он заявил, что евреи, безусловно, имеют большее религиозное и историческое право на Иерусалим и Святую землю в целом, чем арабы. (Это его заявление вызвало безобразную выходку обучающихся в университете арабских граждан Израиля, но не отменило ценности самой лекции.)

Безусловно, пока «таяние льда» замечено лишь на самой «вершине айсберга» — в военной и части научной элиты Египта, в то время как большая часть египетской интеллигенции и политиков, не говоря уже о народной массе продолжает придерживаться откровенных антиизраильских настроений. Совсем недавно египетский парламент исключил из своих рядов депутата, посмевшего пригласить в гости посла Израиля. Но показательно то, что такой депутат появился. И, как бы то ни было, никогда прежде Египет и Израиль так тесно не сотрудничали ни в области безопасности, ни на международной арене, как сегодня.

Почти то же можно сказать и об отношениях с Иорданией.

Мог ли кто-нибудь еще пять лет назад представить, что Израиль перешлет Иордании 16 современных боевых самолетов? Или что Иордания разрешит беспрепятственный полет над своей территорией израильских беспилотников для сбора разведывательной информации над территорией Сирии?! И это лишь одни из многих примеров сотрудничества двух государств в области безопасности, а уж о сотрудничестве их спецслужб просто запрещено писать израильской военной цензурой.

И все это, обратим внимание, строится не на личных отношениях между лидерами (как это было в случае Ицхака Рабина и короля Хуссейна), а на куда более прочном фундаменте военных, политических и экономических интересов. Иордания отчетливо понимает, что главная угроза ей сегодня исходит от ИГ, со стороны Сирии и Ирака, и Израиль является ее естественным союзником в отражении этой угрозы. Вдобавок ко всему она не скрывает, что рассчитывает на израильскую пресную воду и израильский газ, который должен потечь в Иорданию уже в 2017 году, обеспечив топливом ее электростанции.

В то же время в Израиле заинтересованы в сохранении правящего этой страной хашимитского режима, В Иерусалиме прекрасно помнят, что 85% населения этой страны составляют палестинские арабы, готовые в любой момент свергнуть этот режим. Поэтому-то Изралиь проявляет такую заботу о сохранении статус-кво на Храмовой горе — чтобы обвинения в его нарушении не пали на голову королевского дома.

Что касается Саудовской Аравии и стран Персидского залива, то у всех еще в памяти необычайно теплое рукопожатие на Мюнхенской конференции между министром обороны Израиля Моше Яалоном и бывшим главой внешней разведки Саудовской Аравии принцем Турки аль-Фейсалом, входящим в первую пятерку самых влиятельных людей своей страны. А ведь на той же конференции была еще и продолжавшаяся несколько часов встреча представителей Израиля и арабских стран, проходившая за закрытыми дверьми. Добавьте к этому недавний визит министра энергетики Израиля Юваля Штайница в ОАЭ, поездку гендиректора МИДа Дори Голда в Абу-Даби для основания там израильского отделения Агенства по поискам альтернативных источников энергии — и вам станет окончательно ясно, что речь идет о кардинальных переменах в израильско-арабских отношениях.

«Сегодня у нас нет проблем в установлении контактов почти с любой арабской страной, так как выяснилось, что у нас немало общих проблем, по которым мы можем сотрудничать», — заявил Дори Голд.

Главной такой проблемой, безусловно, является угроза со стороны Ирана и шиитского ислама в целом. Не случайно недавно те же Саудовская Аравия и ОАЭ объявили о прекращении военной помощи Ливану, составлявшую $4 млрд в год, из опасений, что она попадет в руки террористов-шиитов из “Хезболлы”». Затем подавляющим большинством голосов Лига арабских стран признала «Хезболлу» террористической организацией. Оба эти решения, принятые арабами, исходя из их собственных интересов, несомненно, отвечают и интересам Израиля.

Тот же принц аль-Фейсал недавно опубликовал статью, в которой указал, что никакие доводы американцев не убедили суннитский мир в том, что ему не следует опасаться договора Запада с Ираном, иранская угроза становится для этого мира главным, а для стабилизации региона арабским странам следует наладить добрые отношения с Израилем. «Мы не только не заинтересованы в исчезновении Израиля, но и, напротив, считаем его дальнейшее существование основой стабильности в регионе. Изралиь стал интегральной частью регионального статус-кво. Нужно лишь, чтобы Израиль и палестинцы как можно скорее пошли на взаимные уступки и договорились о создании палестинского государства как важного стабилизирующего фактора», — написал аль-Фейсал. Разумеется, с последней фразой большинство израильтян не согласны, но слова о том, что Саудовская Аравия больше не только не настаивает на уничтожении Израиля, а заинтересована в его существовании, дорого стоят.

А вот выдержка из нашумевшей статьи саудовского журналиста Мухаммеда Ааль аш-Шейха в газете «Аль-Джазира»:

«На первом месте для нас сейчас персидский враг, а сионистский враг — на втором. Мы должны сказать эту правду и не давать больше вводить себя в заблуждение словами, что Израиль — наш главный враг, а Иран поддерживает нас в палестинском вопросе. Да, палестинский вопрос остается для нас исторически главным. Как и освобождение Иерусалима от израильской оккупации. И все же сегодня нет более страшной угрозы, чем угроза со стороны Ирана и радикальных исламистов».

Чрезвычайно важно в данном случае отметить, что автор этих строк является членом одной из самых влиятельных в мусульманском мире семьи богословов аш-Шейх и таким образом выражает в этой статье мнение религиозных авторитетов суннитского мира.

С учетом всего вышесказанного становится ясным, почему после недавнего теракта в Турции, в котором погибли трое израильтян, президент Реджип Эрдоган лично дважды звонил своему израильскому коллеге Реувену Ривлину. Правила игры поменялись, и теперь Турция, пошедшая шесть лет назад на разрыв с Израилем, куда более заинтересована в нормализации отношений, чем Израиль.

Разумеется, пройдут еще годы и годы, прежде чем изменится сознание обывателей арабских стран и они престанут считать Израиль врагом. Но процесс, что называется, пошел, и отрицать это просто нелепо.

Любопытно, что в еврейской традиции сложились два взгляда на то, как будут развиваться события накануне прихода Машиаха. Согласно первому из них, основывающемуся на книгах пророков, этому великому событию будет предшествовать война, которую объявит весь мир народу Израиля, и зачинщиками этой войны выступят «сыны Ишмаэля», то есть арабы и — шире — мусульмане.

По второй версии, исходящей из того, что «деяния отцов — знак для сыновей», наоборот, в этот период сыны Ишмаэля примирятся с евреями и будут действовать с ними заодно — подобно тому, как Ицхак и Ишмаэль стояли рядом у постели умирающего Авраама и заключили между собой мир.

Но кто сказал, что эти версии должны обязательно противоречить друг другу?!

Будет хлеб — будет и песня

Безусловно, последние грандиозные успехи Израиля на международной арене в немалой степени строятся на его растущей экономической мощи — несмотря на весьма скромную величину его территории.

Согласно последнему отчету ОЕСD, темпы роста израильской экономики являются одними из самых высоких в мире, уровень инфляции — низким, а финансовый рейтинг, наоборот, очень высоким. Доля ВНП на душу населения с 2002 по 2015 год в Израиле выросла в 2,5 раза — с $15 600 до 37 550. В результате Израиль опередил Францию, в которой этот показатель составляет $36 070 и вплотную приблизился к Германии ($39 640). И это при том, что в Израиле сегодня самые высокие темпы прироста населения среди развитых стран, в ряде которых они вообще отрицательные. То есть если считать с учетом этого параметра, то израильская экономика сегодня даже опережает Запад.

Добавьте к этому тот факт, что Израиль еще даже не начал получать доходы от открытых относительно недавно месторождений газа; что весьма вероятно, под этими газовыми месторождениями скрываются мощные залежи нефти — и вам станет ясно, что Израиль вполне способен себя экономически обеспечить.

И эта простая истина и лежит в основе его диалога со старушкой Европой.

Куда, говорите, прорубать окно?

Говоря о «катастрофическом положении Израиля на международной арене», Яир Лапид имел в первую очередь, не Белоруссию, а страны ЕС и США.

Отношения с Западной Европой, несомненно, были и остаются с любой точки зрения крайне важными для Израиля. Чтобы понять это, достаточно вспомнить, что 42% всего идущего в Израиль импорта идет именно из Европы и 15% — из США. В свою очередь, на страны ЕС и США приходится соответственно 33% и 26% израильского экспорта. Как бы хорошо ни развивались отношения со странами Юго-Восточной Азии и Индией, их доля в израильском торговом обороте пока заметно меньше.

Именно из этого исходят те, кого так пугают звучащие на Западе призывы к бойкоту израильской продукции со стороны активистов движения BDS, ратующих за бойкот, изоляцию и санкции против еврейского государства.

Но, как отмечают и экономисты, и политологи, шуму, который производят сторонники бойкота, действительно много, но вот их реальные достижения минимальны.

И объясняется это опять-таки экономической мощью Израиля, тем, что он способен сам производить почти все, что ему необходимо, а вот то, что производит Израиль, не производит нередко никто.

К примеру, весьма заметную часть израильского экспорта в Европу составляют поставки лекарственных препаратов и различного, зачастую уникального медицинского оборудования. Захочет ли какой-либо вменяемый европеец отказаться от приема израильских лекарств или использования израильских приборов ценой своего здоровья или даже жизни? Думается, вряд ли. Дальше, основную часть израильского экспорта в страны ЕС и США составляют поставки новых технологий и оборудования на основе госзаказов. Найдется ли какое-либо государство, готовое отказаться от этих, крайне необходимых его армии, полиции и другим структурам заказов. Очень сомневаемся.

Вот почему, когда в ЕС раздались голоса с требованием маркировать товары, изготовленные на «оккупированных территориях», Израиль позволил себе говорить с позиции силы.

«Вы собираетесь маркировать нашу продукцию? Что ж, мы будем в ответ маркировать вашу — ваше пиво, ваш шоколад, ваши шмотки, то есть все, чего у нас и своего залейся. И посмотрим, кто в итоге проиграет!» — таков был смысл ответа Израиля. И последствия не заставили сбе6я долго ждать.

Комиссар ЕС по иностранным делам Федерика Могаррини направила в Израиль специальную делегацию, которая долго извинялась и объясняла все тому же Дори Голду, что решение о маркировке никого не обязывает, а чтобы загладить «возникшее недоразумение», ЕС готов предоставить Израилю новые льготы и послабления.

Затем последовало заявление Германии, что она категорически против маркировки еврейской продукции — в том числе и по моральным соображениям, связанным с историей. Далее заявление британского премьера Дэвида Камерона о том, что попытки маркировки израильской продукции и призывы к бойкоту Израиля будут караться законом, — и стало ясно, что этот раунд Израиль выиграл.

Вслед за этим израильское руководство без особого труда отбило попытку Франции созвать международную конференцию по израильско-палестинской проблеме и навязать участие в ней Израилю. Потом, в ходе совместного заседания правительств Израиля и Германии, канцлер Ангела Меркель заявила, что «сейчас не время для продвижения идеи двух государств для двух народов», то есть полностью поддержала позицию Израиля по данному вопросу.

Конечно, можно сказать, что сама ситуация в Европе, сотрясающие ее теракты играют на пользу Израилю, так как ЕС становится не до него. Но в любом случае отношения с Германией, Францией, Италией и Великобританией сегодня у Израиля великолепны, об этом говорят сами лидеры этих стран, а ведь именно они оставляют основу Западной Европы.

В будущей перспективе, по мнению политологов, эти отношения будут только улучшаться, так как на фоне уже упомянутых перемен в Европе, там ожидается значительное усиление правых сил, придерживающихся не неонацистского и антисемитского толка, а, напротив, нацеленных на сближение с Израилем.

Кстати, кризис с Турцией привел к значительному сближению Израиля с Грецией, Кипром и Болгарией, уже не раз оказывавших ему недвусмысленную поддержку на международной арене.

Если это и в самом деле «катастрофическая ситуация», то для кого именно?

Уж точно не для Белоруссии…

На берегах Потомака

Таким образом, у сильно озабоченных международным положением Израиля остается только одна карта — американская.

Они напоминают, что у Биньямина Нетаньяху возникли крайне напряженные личные отношения с президентом Бараком Обамой, и при этом говорят безусловную правду. Если с Ираном и Кубой у Обамы отношения замечательные, то с Израилем не сложились. Но стоит вспомнить, что в ноябре в США выборы, а в январе у этой страны будет уже другой президент. И будем надеяться, куда более дружественный Израилю.

Но полная правда как раз заключается в том, что израильско-американские отношения не зависят от того, кто сидит в Белом доме. Военное и экономическое сотрудничество между двумя странами развивается в полном объеме, и Израиль нужен США не меньше, чем США Израилю.

Это стало ясно буквально недавно, когда в ответ на отказ Нетаньяху встретиться с Бараком Обамой и соглашаться на усечение так называемой американской военной помощи в Иерусалим немедленно примчался разруливать ситуацию вице-президент Джо Байден, и в самое ближайшее время он должен появиться здесь снова.

Потому что отказ Израиля от американских военных заказов означает колоссальный удар по американской экономике. Потому что если Израиль засекретит от американцев свои новые военные разработки, это нанесет удар по военной мощи США — и таких «потому что» можно привести множество.

Но главное заключается в том, что как бы ни относился к Израилю Барак Хуссейн Обама, отношение подавляющей части американского общества к Израилю остается неизменным. Согласно последнему опросу Института Гэллапа, 62% американцев в израильско-палестинском конфликте целиком поддерживают позицию Израиля и 15% — позицию палестинцев. Что касается симпатий и антипатий американцев, то 71% заявили о том, что испытывают к израильтянам больше симпатии, чем к палестинцам, и 19% — наоборот, больше симпатизируют палестинцам.

Что ж, президенты приходят и уходят, а народы и их национальные и геополитические интересы остаются. И именно последние все в итоге и определяют.

Так что слухи об ужасном международном положении Израиля, какого якобы не было с 1948 года, оказались несколько преувеличены. И тут уж каждый вправе выбирать для себя, чему или кому больше верить — беснующимся от того, что оказались не у руля власти, политикам или фактам. Которые, как известно, упрямая вещь.

По материалу сайта www.mida.org.il

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>